Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
  • О блоге - 8 212 просмотров
  • Пиковая Дама - 1 053 913 просмотров
  • Реальный случай в метро - 143 748 просмотров
  • Кровавая Мэри - 137 732 просмотров
  • Ожившая невеста - 82 534 просмотров
  • Младенец в морге - 79 045 просмотров
  • Кукла с кладбища - 77 415 просмотров
  • Попутчики в электричке - 62 474 просмотров
  • Случайные связи - 57 217 просмотров
  • Дом возле кладбища. - 54 353 просмотров
  • За дверью - 53 492 просмотров
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...

PostHeaderIcon История «Зазеркалье». Глава 1.

Эта история сохранилась в моей памяти с начала 90-х годов, когда я работал в Тверской области в журнале «Хроника». В те далекие годы начала становления рыночных отношений в нашей стране, трудно было всем, в том числе средствам массовой информации. Хотя публикации рекламного характера и новости криминальных рубрик были наполнены горячими новостями, и ходили по рукам. 

Так случилось, что у меня, как руководителя криминальных новостей были связи с отдельными сотрудниками правоохранительных органов. Среди них был капитан Николай Старков работник уголовного розыска. Однажды, он мне позвонил, и поделился тем, что отправляется в самый далекий уголок области, в деревню Панки. 

На мой вопрос, чем эта деревня так знаменита и не нашли ли там золото или нефть? Он лишь рассмеялся, и сказал, что деревня как деревня, и окромя сельских жителей и охотников, там отродясь ни кого не водилось… Но вот, уже более года числится в розыске бесследно пропавшая Вероника Скворцова, а неделю назад случилось еще пропасть местному дурочку Вите Голимкину… 

Внимательно выслушав его, я некоторое время молчал…  Зная капитана, я понимал, что мое напоминание ему о том, сколько у нас пропадает людей в стране, лишь обидит его профессиональную натуру сыщика. Поэтому я затянул паузу, ожидая, что прозвучали еще не все козыри, и есть еще что-то такое, что привлекло внимание серьезных людей к этому вопросу.  Он не заставил себя ждать и выложил: «Этим заинтересовалось КГБ и в Главке обещали дать новенький форсированный Уазик для поездки, иначе туда по бездорожью не доберешься…». 

Глава 1. 

Мы выехали в путь рано утром 3 ноября, и по первому морозу, ломая корочку подмерзших луж, устремились мимо высоченных елей и почти опавших пожелтелых берез в сторону злополучной деревни Панки, где пропало уже два человека за один год… 

— Может быть они в лесу заблудились или в озере утонули? – спросил я, когда мы уже намотали на спидометре первые полста километров. 

Капитан не сразу ответил, думая о чем-то своем, но наконец, вернувшись на землю своя, лишь широко улыбнулся мне и по-простецки пояснил: 

— Понимаешь, Егор, ни Вероника Скворцова, одинокая женщина 45 лет, ни Витя дурачек не увлекались походами в лес или на рыбалку… Но ты в точку попал есть там заколдованное озеро, как-нибудь приглашу тебя на рыбалку. 

На этот раз я потерял интерес к такой дальней рыбалке и сохранял молчание до самого конца пути… 

Вскоре ровная дорога сменилась грейдерной одноколейкой, по которой лучшим средством передвижения был бы танк, а затем и недружественные колдобины перешли в бесконечную грязь, где лишь УАЗ и мог пробраться. И вот уже около реки мы встретились с редким в те времена Джипом Чероки. В нем сидело три человека, и один из них узнал капитана и кивнул ему головой. 

— Помощь требуется, может на буксир? – спросил оперативник Николай Старков. 

На что лишь удосужился равнодушным взмахом руки, и советом ехать дальше. 

— Это и есть майор КГБ Голиков, страшно важная персона, а вот рядом с ним сидел ни кто иной, как известный меценат Области Ашкинази. 

Мне приходилось много слышать о нем скандальных историй, поэтому я лишь пожал плечами, недоумевая, что могло заинтересовать этого возрастного за шестьдесят бизнесмена в такой глубинке, где не было ни заводов, ни чего интересного, что бы можно было отжать или присвоить… 

Деревня приняла нас недружелюбно, и мы остановились около большой церкви… Какой-то гармонист высоким голосом выводил местные частушки, видно им и придуманные:
Я терпеть могу! Фигуры ради
Я свернуть готова даже горы,
Чтобы мне не кушать на ночь глядя,
Я всегда задёргиваю шторы… 

Редкие прохожие глядели на милицейский УАЗ исподлобья, и не хотели подходить. Один лишь участковый старшина милиции быстро подбежал к нам. 

— Старшина Зенчуков, товарищ капитан, — доложил он. — Не встречали там по пути Джип Чероки? 

— Был такой, в грязи он буксовал… Так что тут стряслось? Рассказывай, только кратко, а то тут любят навыдумывать…, со мной еще Пресса, — сообщил капитан и кивнул ему на меня. 

— Так чего тут много говорить…, — начал было старшина, и слегка сбился, почесывая затылок. – Значит, почти год назад была тут Вероника Скворцова, 45 лет, она приехала с Твери, что-то там у нее не сложилось, то ли из дома ее выгнали, то ли что еще, так приехала она к своей матери пенсионерке и жила она с ней на улице Политотдел 15. 

— Ага, и что с ней стряслось? – неохотно спросил Старков, понимая, что дальше будет веселей. 

— Ну, вот жила она скромно, помогала матери, за скотиной приглядывала, подрабатывала чем придется… А тут Витек Голимкин соорудил ей трюмо из старых барских зеркал, что были в нашем клубе. 

— Понятно…, — протянул капитан и закурил папиросу «Беломор». – Значит, Витя Голимкин не ровно к ней дышал, так старшина? 

— Так точно, товарищ капитан, — радостно сообщил участковый и взял протянутую ему папиросу, а затем смачно закурил и окунулся в облако дыма. 

— Ну и ходили слухи, что она заглядывалась в эти зеркала, и подолгу в них глядела…, — вздохнул старшина, словно рассказывал историю, написанную Толстым или Тургеневым. – И как то раз в прошлом году, будет в аккурат на Покров, стояли облачные дни, вся деревня утопала в тумане, как в молоке… 

Старшина вдруг сбился и на его лице отразилась какая-то печаль, что выдало то, что он видно тоже был не равнодушен к Веронике. 

— Не тяни, старшина, коль начал доклад, — затушил папиросу капитан и приблизился к участковому пронизывая его взглядом так, как умели немногие. 

— Так вот я и говорю, пропала она начисто из дома прямо на Покров 14 октября прошлого года…, мать ее хватилась в церковь звать поутру, а дочери уж и след простыл, пропала она прямо из комнаты. 

— Старшина, а что Витя дурачек, умелец ваш, крылья смастерил или вертолет, он то как испарился из вашей деревни? 

— Вот тут особливая история вышла…, Витюлек, как его маманя называла, увидел, что мать Вероники выставила за дверь это трюмо антихристское, и приволок он к себе эти старые все потертые зеркала, что сохранились из барской усадьбы…, — старшина запнулся и с интересом посмотрел на меня так, как будто я знал секрет всей этой истории. 

— Что за зеркала, какие они были из себя? – невольно спросил я, что-то вороша в своей памяти, словно стараясь найти недостающий пазл. 

— А это вы в точку попали, товарищ репортер, ха-ха-ха…- вдруг засмеялся старшина Зенчуков. Он смеялся, раскрыв рот всеми зубами и согнувшись пополам. – Это вы в точку, что они были, а тепереча их нету… 

Капитан и я с удивлением смотрели на участкового, а он смеялся и смеялся, и не мог остановиться… 

Сзади послышался шум подъезжающей автомашины, и они все увидели, как из подъехавшего Джипа Чероки выскочил к ним майор КГБ Голиков, одетый в отглаженный синий костюм и черный галстук. 

— Что у вас за хохотушки тут, капитан Старков, доложите? Бросил он сквозь зубы интуитивно почувствовав, что-то нехорошее. 

— Да вот, старшина Зенчуков, начал было нам про зеркала рассказывать, да смехом изошел…, — нахмурился капитан и перехватил взгляд какого-то человека, который смотрел на них из темной глубины тонированного Джипа. 

Наконец старшина успокоил свою бурную веселость и, выпрямившись, оправил милицейскую шинель, доложил всем.
— Разбил я к х… все эти зеркала, и это изобретение Витюши дурочка! 

Наступила пауза, в течении которой казалось все деревенские звуки, кудахтанья кур, кукареканье петухов, мычание коров стали как никогда громко слышны. 

— А это как понять, старшина, вы, что тут самоуправством занимаетесь? Вы почему уничтожаете столь важные улики и вещдоки? – жестко спросил майор КГБ, от чего всем стало неловко, а старшина по настоящему понял, что зря так веселился прежде. 

— Товарищ майор Голиков, я выполнил приказ начальника Главка УВД по Тверской области генерала Петрушина, который мне по телефону приказал, разбить это Витькино изобретение к х…, что бы люди не пропадали больше! 

— Доложите, старшина, что из себя представляло это изобретение, кто надоумил Витюшу вашего все это сделать, и что осталось от этого народного творчества? – терпеливо спросил майор и тяжело вздохнул, уловив как из Джипа послышался самый обычный русский мат. 

— Что осталось, скажу, что немногое, я ведь оглоблей разбил все и сжег, да я вам все сейчас покажу, тут недалеко за церковью под двумя дубами, — призвал старшина всех идти за ним, и быстро пошел сам вперед. 

На ходу он закурил папиросу, и продолжал свой рассказ, видя, что все за ним пошли цепочкой, а Джип, подпрыгивая на кочках, замыкал шествие… 

— Значит сталось тут у нас прошлым летом быть в отпуску одному инженеру-физику из Академии Наук, он приехал из Новосибирска к своим родным… Так они все с Витюшей шушукались, и тот ему рассказал про какие-то «зеркала Козырева», и что через эти зеркала якобы можно уйти в параллельный мир… 

Тут и до меня все дошло, и я вдруг вспомнил недостающую информацию, когда-то почерпнутую или из научных журналов, или из материалов какой-то публикации в нашем журнале, которая не прошла редакторскую правку. Мне бы не хотелось пересказывать все эти научные выкладки и аномальные свойства изобретения Козырева на основе зеркал, а поэтому вернусь в деревню Панки и продолжу свой рассказ… 

— Значит этот Витюша был не дурак, все срисовал, как ему этот физик наговорил, мать его…, и соорудил? – руками изобразил нечто непонятное старшина. 

— Что именно он соорудил, вы словами опишите, — терял терпение майор КГБ. 

— Вам простым языком, объясню, — на миг остановился участковый и хитро посмотрел на майора Голикова. – Я ведь имею три благодарности и ожидаю присвоения звания лейтенанта. 

— Ну, это вряд ли…, — сквозь зубы выдавил майор. 

— Витюша сделал такую фигулину вроде как шестигранную трубу, — не обратил внимания на реплику Голикова старшина. – А внутри этой фигулины из фанеры он пришпандорил зеркала, часть из которых были эти самые старинные, что остались из барской усадьбы… 

— Стало быть он прямо и исчез из этой фигулины? – решил разрядить обстановку капитан Старков. – Может быть какие-нибудь свидетели это видели? 

— Свидетелей не нашлось, так как его мамка сказала, что он с ранья ушел, но вот собака Проська, что с ним всегда ходила была на привязи под дубом в то утро…, — сообщил старшина и утер пот на лбу. – Опс, ну вот и пришли… 

Участковый остановился около какого-то кострища, и ногой поддел что-то, что вряд ли уже можно было назвать изобретением Витюши. 

— Молодец, старшина, сдается, что там сгорели и ваши погоны лейтенантские, — иронично сообщил майор КГБ, и махнул рукой. 

Участковый нахмурился, и что-то заметив в кострище, поднял. 

— Вот вам и вещдок, товарищ майор, в самом что ни на есть лучшем виде. 

В руке старшины блеснул кусочек несгоревшего зеркала. 

Майор ни чего не ответил, но протянутый осколок взял, и, понурив голову сел обратно в машину Джип  Чероки. 

— Вот так, земля обетованная полна героями и идиотами, — донеслось с заднего сиденья. – Миллиардов много, а молодость не купишь… 

— Да воскреснет Бог, и расточатся враги Его, и да бежат от лица Его ненавидящии Его, — на прощанье отъезжающего Джипа произнес часть молитвы старшина, и перекрестился. 

Машина начала набирать скорость прочь из неприветливой деревни Панки. 

— Так, вы правду верите Эрдуген Зарипович, что изобретение Козырева как-то связано с омоложение? – спросил офицер КГБ своего попутчика. 

— Были такие разговоры, но как говорят с Лубянки «выдачи нет…» там все под грифом секретно, — раздался немного старческий хриплый голос с заднего сиденья. – Однако, в разработках ученого Козырева была такая тема, как оздоровление и омолаживание северных народов при помощи зеркал… 

Майор не ответил, но протянул в руку своего попутчика осколок зеркала, и не удивился, когда он пропал в руке Ашкинази… 

— А что этот старшина напоследок нам сказал, я так и не расслышал? – спросил майора олигарх, и слегка задумался. — Да воскреснет Бог, и расточатся враги Его… 

— А бес его знает, — отозвался майор, и тихо добавил. — Всяк ада боится, а дорожка торится, в рай просятся, а заживо в ад лезут… 

Автор: Елизавета Лазутина 

Глава 2. Читать.


Комментарии:

Оставить комментарий