Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Архив рубрики «Песочница»

PostHeaderIcon Ваганьковские истории. №4.Мститель

Павел И. Софинский

После отъезда Пафнуши, Василий сильно загрустил. Почти не вылезал на воздух, не бродил по кладбищу и не предлагал никому сыграть в карты. Думал какую-то свою думу и наконец пришел к выводу, что во всем виноваты те хмыри, которые пытались напасть на Пафнушу – именно из-за них тому пришлось уехать и из-за них вся новая прекрасная и разудалая кладбищенская житуха Василия пошла наперекосяк. А Василий своим обидчикам никогда спуску не давал. «Найти и наказать!» — сказал он сам себе и на душе у него воцарилось полное блаженство.
Ближайшей же ночью Василий вышел на охоту. Обидчиков своих он хорошо запомнил и не сомневался, что если встретит – то обязательно узнает, а искать следовало поблизости от игорных домов. Так он прогуливался часов до двух ночи и интересующей его публики не встретил. Вдруг из-за угла донесся слабый звук разбиваемого стекла. От нечего делать, Василий завернул за угол и наткнулся на четырех мужиков, которые разбили витрину мехового магазина купца Охлопкова и начали вытаскивать из него шубы. Рядом стояли две пролетки, на которые и грузили ворованное.
Самого Охлопкова Василий не знал, но хорошо знал его мать и отца, тихих старичков, которые мирно лежали недалеко от Ваганьковской церкви и изредка вылезали послушать кладбищенских новостей.
А надо сказать, что освещение многих улиц в городе было просто отвратительным. Передвигаться ночью, зачастую, приходилось почти в полной темноте или при свете луны. Единственный фонарь поблизости висел у входа в магазин Охлопкова, поэтому на фигуру Василия мужики обратили внимание только после того, как лошади, почувствовав кладбищенские флюиды, исходящие от Василия, испуганно захрипели и стали бить копытам. Мужики застыли на месте, видимо сразу не сообразив, что им делать с внезапным пришельцем, а Василий, подойдя к первой пролетке, шепнул лошадке что-то на ушко и слегка шлепнул ладонью по крупу. Лошадь рванула с места в карьер, а за ней понеслась и вторая пролетка. Один из мужиков бросился догонять их в надежде остановить – но куда там!
Трое других, выйдя из замешательства, взяли в руки принесенный для взлома инструмент: лом, топор и нож, стали обступать Василия полукругом. Вдруг тот, который держал топор, взмахнул им и с силой запустил в Василия. Василий толи не успел, толи был не готов к такой подлости, но лезвие топора влетело ему точно в лоб, раскроив голову на две, практически, равные части, до самой шеи. Обе половинки развалились, упав ему на плечи, и из развала фонтаном хлестанула кровища. Недолго помахав руками для эффекта, Василий поднял обе половинки и сжал голову с обеих сторон. Голова тут же воссоединилась в одно целое, кровь исчезла, как будто ее и не было вовсе (и правда, откуда ей взяться?).
«Больно мне, больно!» — закричал Василий, театрально заламывая руки, а потом разразился таким адским хохотом, что двое мужиков упали в обморок, а третий упал на колени и начал громко кричать молитву.
Понятно, на шум собрались соседи, вызвали полицию, грабителей арестовали, а Василий тем временем перелетел через забор родного Ваганьковского кладбища и настроение у него было отличное!
Кстати, те две лошади с пролетками, погуляв часик, сами вернулись к магазину – так им нашептал в ушко Василий, а ослушаться его они не посмели.
На следующий день Василий с нетерпением ждал наступления ночи и вновь отправился на охоту. И опять, как в прошлый раз, вначале все было тихо и спокойно. Господа с семейством или друзьями, после вечерних развлечений, рассаживались по пролеткам и разъезжались по домам. На улице чинно прогуливались городовые. Конечно, были кварталы с плохой репутацией, где пьянствовали и дрались и днем, и ночью, но Пафнуша в таких местах в карты не играл и искать обидчиков там не следовало.
Вскоре улицы опустели, февральский холод загнал городовых в теплые норы – Москва засыпала праведным сном. Вот именно в это время на улицу и выходят всяческие тати, дабы напасть на припозднившихся одиноких сограждан и облегчить их карманы и кошельки.
По улице на встречу Василию с криком «Помогите! Грабят!» бежал мужчина без пальто. За ним, с зимним пальто в руках, бежали двое мужиков. Убегавший добежал до Василия, вцепился в него и заверещал: «Спасите, спасите, Христа ради!», потом отпустил Василия и побежал дальше. Василий подождал, пока преследователи подбежали к нему, растопырил свои руки в стороны, и они у него стали быстро удлиняться и выросли до трех аршин каждая! Преследователи обескураженно остановились. «Позвольте обнять вас, дорогие друзья?» — спросил Василий. Мужики стояли молча.
-«Ах, простите. Я очень плохо слышу. Мне нужно прочистить ушки». И Василий засунул в правое ухо указательный палец правой руки – палец прошел через всю голову и вышел наружу через левое ухо, брызнув фонтанчиком крови. Василий покрутил пальцем в башке и вытащил его наружу.
-«Вот теперь совершенно другое дело – слышимость великолепная! Так, о чем мы говорили? Разрешите подержать это зимнее пальто, а то вам оно явно мешает?» — и он зажал воротник пальто беглеца своей длинной левой рукой и потянул к себе. Преследователь безропотно разжал руки и выпустил пальто. Затем они, сначала один, потом другой, повернулись к Василию спиной и бросились бежать, на бегу крестясь и выкрикивая молитвы. Именно в тот момент Василий впервые задумался, почему это все разбойники, когда идут на дело, не крестятся, а когда убегают – то непрерывно крестятся и читают молитвы? И почему одни кидаются топором, а другие спокойно отдают чужое? Но поскольку эти вопросы очень сложные, то он решил обдумать их как ни будь днем, лежа в своей домовинке. Василий не побежал за грабителями, а, вернув руки в первоначальное состояние, решил поискать хозяина пальто. Развернулся и пошел вдоль улицы.
Вскоре перед ним появились бегущие навстречу городовой и жертва ограбления. Жертва быстро надела пальто, потому как сильно тряслась от холода, и рассыпалась в благодарности, называя Василия «Мой благородный спаситель». У городового, видимо, имелся к Василию ряд вопросов, но он почему-то не стал их задавать, а взял под козырек и попрощался.
Василий решил, что на сегодня хватит, и отправился к себе.
Настроение у него было не очень хорошее. Он был собой недоволен.
Понятное дело, что Василий не хвастался своими подвигами и ничего никому не рассказывал. Однако, многовековая мудрость говорит, что шило в мешке не утаишь и земля слухом полнится. Вот Ваганьковская земля и наполнилась слухами о героических поступках Василия. Многие подходили к нему и высказывали свое восхищение, другие даже предлагали свою дружбу, а старички Охлопковы, в знак признательности за спасенный магазин, принесли ему шубу, шапку и рукавицы – подарок от благодарного сына.
В Москве, правда, стали ходить совсем иные слухи. Будто бы объявился в городе отставной капитан Копейкин, весь израненный, с кровоточащими ранами, и будто бы по ночам нападает он на ночных прохожих, отнимает у них деньги и выпивает кровь для восполнения кровопотери из своих ран.
Василий не привык быть в центре внимания и очень стеснялся. Шубу и шапку он поносил несколько дней, чтобы не расстраивать стариков, а потом тихонько подарил какому-ту болезному бродяге, сквозь драный пиджак которого просвечивали синюшные ребра. Бродяга гордо проносил обновки целых пол дня, затем заявил: «В феврале цыган шубу продает», продал меховые рукавицы, за ними шапку, затем шубу. Вырученные деньги пропивал целую неделю со своей братией. Когда деньги закончились, все питейцы передрались из-за последней чекушки и даже кого-то забили до смерти. Василий, узнав про это, только хмыкнул.
Приходил к Василию и поручик Уваров. Долго тряс ему руку и просил взять его в компанию, мол, вместе они такое замутят, что ого-го. Вася обещал подумать. Собственно, поручик мужик неплохой, в ранней молодости был любимцем полка, но пристрастился к вину и превратился в банального пьяницу. Друзей растерял, стал много играть в карты. В свой последний день, сильно напившись, проиграл в карты все, что имел. Захотел отыграться и поставил на кон свой фамильный золотой перстень с черным камнем, который, по слухам, обладал какой-то сверхъестественной силой. Проиграл его хозяйке дома графине Барятинской. Стал требовать, чтобы ему вернули перстень или дали денег в долг, что бы он смог отыграть его назад, но денег никто не дал. В принципе, графиня уже было собралась вернуть ему перстень, но из-за хамского поведения поручика, решила этого не делать. Под конец скандала поручик вызвал четырех офицеров на дуэль и требовал драться на пистолетах немедленно, обзывая их трусами. На первой же дуэли ему вкатили пулю в грудь, и он успокоился. Правда, после его похорон, он и на кладбище любил пошуметь и поскандалить, а если учесть, что однополчане положили ему в гроб набор дуэльных пистолетов с запасом пороха и пуль, то он частенько вызывал соседей постреляться. Никто, правда, не соглашался.
Вот таким манером и текла жизнь на Ваганьковском

PostHeaderIcon Ваганьковские истории. Ваганьково.

Павел И.Софинский
Ваганьковское кладбище всегда нравилось покойникам: светло, тепло, сухо, земля, в основном, песчаная. Покойник в такой земле лежит как огурчик, не то, что в сырой, холодной ломовой глине. И публика здесь пристойная – много людей уважаемых: генералов, купцов, писателей, актеров, да всех и не перечислишь. Но и нашего брата, нищеты, здесь хватает, потому как порядки при царе-батюшке тут были демократичные: есть деньги – плати двести рублёв и положат в первом ряду у церкви, ряды со второго по шестой – дешевле (в шестом ряду упокоят за пятьдесят копеек), а нет денег вовсе – пожалуйста, вот вам участок бесплатный в седьмом ряду, но от церкви дальше всех. Сам то я звон колоколов люблю, но не все же такие, может, кому-то совершенно не хочется, чтобы его колокольным звоном по нескольку раз в день будили, поэтому и ложились от церкви подальше. Так что все демократично и без могилки никто не оставался.
Так вот, из местных знаменитостей лет сто пятьдесят назад, был тут похоронен Василий Самотрясов по прозвищу Везунок. Славен он был тем, что ему страшно везло в карты и он практически никогда не проигрывал. То есть он иногда проигрывал, но, когда этого хотел сам. Например, обыграет он партнеров на несколько сотен, те страшно злятся, того и гляди Ваську прирежут, а он нарочно проиграет тридцатку, потом двадцатку, партнеры довольны, пар выпустят, а Васька их хлоп, и опять на несколько сотен нагреет!
Вот так и жил Васька припеваючи, в карты играл и в высшем обществе, и в низшем, мамзелей на экипажах катал, вкусно питался, красиво одевался! Кончилось, понятно, все это печально – расстроенные партнеры из низшего общества, проигравшись, по злобе, задушили бедняжку, да еще и гирькой фунтовой на веревке, чтоб уж наверняка, по голове стукнули. Так и отошел раб Божий Василий в лучший мир и был похоронен на Ваганьковском в третьем ряду, а благодарные мамзели ему памятник за свой счет поставили: сидит Васька на троне и в руках карты держит. Жаль только, что памятник сей долго не простоял, – его какие-то проходимцы сперли, скорее всего злобствуя на Ваську, а может на другом кладбище себе на могилку припасли.
После похорон, выходил Василий на воздух не часто. Ходил и предлагал всем встречным сыграть в картишки, но ваганьковские все его знали, дураков, желающих проигрывать ему, не было и играть с ним категорически отказывались. Посторонних же по ночам на кладбище редко встретишь.
Вот, как обычно, бродил Василий грустный по ночному кладбищу, не найдя себе компаньона, пока не наткнулся на Пафнушу, который сидел около утробинского склепа и мечтательно смотрел на звезды.
Васька с малолетками никогда не играл, а тут так обрадовался встрече, что чуть не облобызал Пафнушу. Понял, что нашел себе партнера. Долго Васька уговаривал Пафнушу сыграть с ним в карты, но Пафнуша отказывался и честно говорил, что играть он не умеет и учиться этому не хочет. Но, добрая душа, под конец согласился, не желая вконец огорчить Василия.
Начали с «Дурака». Игра Пафнуше понравилось – все лучше, чем бездельничать. Потом учились играть в «Очко», «Вист», «Фараон», «Мушку», «Пикет», «Рамс». В общем, учились почти каждую ночь и вскоре Пафнуша стал достойным противником Василию, чему тот был рад несказанно. Правда, Пафнуша сильно исхудал, потому как приходилось днем отсыпаться и на добывание пропитания, заключавшееся в попрошайничестве у ворот кладбища, оставалось значительно меньше времени, чем раньше, и прибыток резко упал. Мамка Пафнуши такой дружбой была не очень довольна, но пока большого вреда в ней не находила и активно не противилась.
И вот пришло время, Василий выдал Пафнуше несколько ассигнаций и велел на завтра днем сходить в баню, к парикмахеру и к портному, заказать модную одежду. Что Пафнуша и сделал.
Когда одежда была готова и наступил вечер, Василий назвал адрес, выдал Пафнуше толстую пачку ассигнаций и отправил в ближайший игорный дом, пообещав, что с 12 часов ночи он будет стоять за его спиной до рассвета.
Добравшись, Пафнуша позвонил в дверь игорного дома. К нему вышел важный лакей, насмешливо оглядел его, но впечатлившись модной одеждой отрока, только и спросил: «Вам кого, молодой человек?».
─ Да вот, пришел немного деньжат проиграть. — Ответил Пафнуша и показал лакею пачку денег. Увидев самый надежный на свете пропуск, лакей почтительно поклонился и отошел в сторону, освободив Пафнуше проход.
В игорном доме было несколько комнат со столами, за которыми сидели хорошо одетые дамы и господа. Пафнушу проводили к столу, за которым собирались начать играть в «Вист». Василий не ставил Пафнуше цель выиграть много денег, потому как таковые у Василия имелись – еще при жизни он сделал несколько заначек в разных районах Москвы и мог при необходимости ими попользоваться, да и вообще, при его статусе усопшего, деньги были ему не нужны. Его целью было ввести Пафнушу в круг игроков.
Пафнуша очень нервничал и старался вести себя солидно. Он никогда не был в приличном обществе, весь круг его общения ограничивался ваганьковскими поселенцами и подающими милостыню богомолками. Чувствовал некоторую насмешку, по отношению к себе, от других игроков, связанную с малым его возрастом, но твердо решил держаться до конца.
В первую игру он проиграл 20 рублей, во вторую 15.
─ Не робей, прорвемся! ─ услышал он, наконец, за спиной знакомый слегка свистящий голос Василия. — Все правильно делаешь. Хода нет – ходи с бубей! — Закончил он речь своей любимой поговоркой. И началось.
С приходом Василия, Пафнутий почувствовал себя увереннее и играл грамотней. В сложной ситуации, когда нужно было принимать неоднозначное решение, Василий, который был наверху блаженства и чувствовал себя молодым Васькой-Везунком, мгновенно принимал грамотное решение и выручал Пафнушу. В общем, выиграли они восемьсот рублей, но близился рассвет и надо было убираться восвояси. В принципе, Пафнуша мог бы остаться один и продолжить игру, но ему очень хотелось обсудить с напарником свой первый выход в свет. К тому же, нервное напряжение прошедшей ночи было столь велико, что он попросту выдохся.
─Завтра укажу тебе адрес, пойдешь и снимешь себе комнату – негоже в такой хорошей одежде по склепам болтаться, — сказал Василий. – Там же и столоваться будешь. Наймешь из студентов учителей по арифметике и письму – будешь учиться. Без этого нельзя – с господами играть, а грамоты не знать – срамота!
Как порешили – так и сделали. Днем Пафнуша спал и учился, вечером и ночью выигрывал. Одежды накупил, нанял напостоянно извозчика, чтобы тот везде его возил, мамке памятник поставил, «Скорбящий ангел» называется – живи, радуйся! Хотел и Василию памятник поставить, но тот не согласился – трудно вылезать из-под него каждый вечер, да и кому его смотреть – кроме Пафнуши никто к Василию не приходил. Былая слава – скоротечна!
И все было-бы прекрасно, но по Москве прошел слух, что что есть такой отрок, который никогда не проигрывает в карты и с ним за стол лучше не садиться. Стали Пафнушу в игорных домах встречать неприветливо, если за стол садился – остальные игроки из-за этого стола вставали и уходили! Более того, уже дважды на Пафнушу покушались злоумышленники – толи ограбить хотели, толи просто из мести забить до смерти. Хорошо Василий был рядом – так оба раза шуганул поганцев, что те верст пять бежали без остановки, а может, кто и не добежал – со страху на бегу помер!
Стали друзья держать совет – что Пафнуше дальше делать, как поступить. Два раза — обошлось, а на третий или шестой – может не обойтись. И Василий сказал: «Надо тебе, Пафнуша, уезжать из Москвы. Будешь ездить по разным городам, где тебя не знают. Долго нигде не задерживайся. А то и заграницу езжай – с твоим талантом нигде не пропадешь! А мы с мамкой твоей тут останемся – здесь домовина наша и мы тут. Не боись, не пропадем».
Так и порешили. Попрощался Пафнуша с мамкой и всеми ваганьковскими и уехал в город Петербург. С тех пор ничего о нем слышно не было.
Правда, говорят, лет двадцать спустя видели на Ваганьковского высокого мужчину с благородной сединой на висках, очень богато одетого. И будто бы он долго стоял у могилы с памятником «Скорбящий ангел» и могилы Василия Самотрясова, а потом положил на обе могилы по огромному букету цветов.

PostHeaderIcon Ваганьковские истории. Пафнуша.

Павел И. Софинский

Давно это было, еще при царе-батюшке. Жил на свете мальчик-сиротка, именем Пафнутий, но все звали его Пафнуша, потому, как характер он имел не злобливый, даже можно сказать, очень добрый. Да и как злобиться, если ты сирота и тебя защитить некому. Себе дороже выйдет.
Дома у Пафнуши не было и жил он, как и некоторые другие бездомные, на Ваганьковском кладбище, в семейном склепе купца Евпатия Утробина. Утробин разбогател недавно и склеп этот возвел для себя и своих домочадцев впрок. Но, видимо, здоровье имел отменное и заселяться в склеп, к радости местных бродяг, не спешил. Летом-то в склепе хорошо, а зимой безрадостно. До того безрадостно, что ночью можно уснуть, замерзнуть и утром не проснуться.
И еще потому безрадостно, что по ночам по кладбищу бродили какие-то тени, светились непонятные огоньки и слышались какие-то невнятные звуки, вроде как бормотанье. А иногда бывало, что, проснувшись ночью, Пафнуша видел над собой чью-то фигуру или фигуры, вроде как человеческие, но, на самом деле, нет. Все это было, конечно, страшно, но фигуры его не обижали, а, молча постояв, медленно уходили или растворялись в воздухе. Так и рос Пафнуша.
Но однажды зимой, когда он, скрючившись от холода, лежал в утробинском склепе, к нему завалилась компания пьяных бродяг с непотребными бабами, выпивкой и закуской. Это случалось не впервой и обычно Пафнуша не споря вставал и уходил, но в тот день стоял лютый мороз и выходить было просто опасно. Пафнуша стоял в углу склепа, не зная, как ему поступить, а пьяная компания пребывала в отличном настроении, пила из горла водку, гоготала и давала Пафнуше всякие гадкие советы. Вдруг у входа в склеп появилась темная фигура, навроде той, которая иногда виделась Пафнуше около него по ночам. Фигура зашла в склеп, начала увеличиваться в размерах и светиться голубоватом светом. Причем, все ярче и ярче. Ему, почему-то, не было страшно, а незваная компания замерла на месте, и, от страха, начала медленно трезветь. Фигура, тем временем, продолжала светиться все ярче и увеличиваться и вдруг зашипела, протянула к бродягам руку, как будто хотела схватить всех их своими костлявыми пальцами. Бабы дико завизжали и бросились вон, за ними орущие от страха мужики.
─ Не бойся, Пафнуша. Они больше не придут ─ сказала фигура, бледнея и уменьшаясь в размерах.
─ Я не боюсь. Правда не боюсь. А кто ты? ─ спросил мальчик.
─ Я? Мамка твоя ─ сказала фигура.
Получилось так, что мать сироты умерла при родах и была похоронена на Ваганьковском, и это она приходила по ночам, скучая по нему и стараясь оградить от неприятностей. Папка Пафнуши пил горькую и через пару лет после рождения сына, как-то зимой, напившись до бесчувствия, насмерть замерз в сугробе. Воспитанием Пафнуши занималась бабушка, но скоро и она преставилась по старости, а Пафнуша попал на улицу и прижился на Ваганьковском кладбище.
─ Ты, Пафнуша, если захочешь меня увидеть, приходи к моей могилке, а если что случится срочное, можешь о помощи попросить любого из наших – мы тут все дружны, неважно, генерал или башмачник, кладбище всех уровняло. Но только – ночью. Днём можешь позвать Лизу Барятинскую – у нее есть перстень с черным камнем, он позволяет в любое время переходить из нашего мира в ваш.
Долго сидела, обнявшись, эта парочка и вела задушевный разговор, пока не начал приближаться рассвет и им пришлось расстаться. На душе у Пафнуши был светло и радостно, как не было еще ни разу в его жизни. И вдруг он заметил, что в склепе стало тепло и чисто, как будто снаружи не выла пурга и никогда в нем не было компании пьяных бродяг.
Заснуть он смог только под утро.

PostHeaderIcon Ваганьковские истории. Склеп.

Павел И.Софинский
Много лет назад жили-были три мужика: Пахомыч, Евсей и Митрофан. Жили они трудно, потому как земли у них не было и кормились тем, что прихватывали у других то, что плохо лежало.
Вот сидят они как-то в трактире, попивают водочку, обсуждают свое житьё-бытьё, а Пахомыч и говорит, что, мол, давеча на Ваганьковском похоронили графиню Барятинскую, известную богачку и любительницу драгоценностей, и что на пальцах у покойницы (Царствие ей небесное!) камней-самоцветов на огромные тыщи! И этих тыщ вполне хватило бы им троим на многие годы. А нужно то, только и всего, что ночью прийти на кладбище, пробраться в семейный склеп и снять с вельможных ручек покойницы несколько колечек и браслетов!
Понятное дело, что двое остальных поначалу страшно возмутились и, истово крестясь и поминая Создателя, категорически отвергли такое изуверское предложение! Но потом, правда не сразу, под парами вкусной Смирновской водки, решили, что деваться некуда — надо кормиться самим и кормить свои многодетные семейства — и залезать в склеп придется. Оговорили, какой инструмент с собой взять и назначили датой экспроприации завтрашнюю ночь. Чего тянуть-то, а то еще, чего доброго, другие графиню обчистят.
Вечером следующего дня, перед закрытием кладбища, они затаились среди могил, стараясь не попасться сторожу на глаза. Так и прождали, пока совсем не стемнело и можно было идти к склепу.
Луна пряталась за тучами и едва-едва освещала правую сторону склепа. Сердца у новоявленных могильщиков трепыхались, как тряпочные. Еще бы – ведь не каждый день приходится выкапывать и обирать покойников, да еще тайно, в темноте. Если поймают, то без каторги не обойдется. Честно говоря, мужики тряслись, как осиновые листья, но старались держаться молодцами и присели от страха лишь когда Пахомыч, вставив ломик под плиту склепа, поднажал, и она, приподнимаясь, жалобно скрипнула.
─ Помочь? ─ услышали они незнакомый слегка надтреснутый голос. –Или сами управитесь?
Рядом стоял мужчина в черном плаще, котелке и белой манишке. Лицо в темноте трудно было разглядеть, но было оно, вроде бы, белое и слегка сморщенное. Да, собственно, кому было разглядывать? Мужики стояли не живы не мертвы, в состоянии близком к глубокому обмороку. Хотели было броситься бежать, но ноги и руки совершенно не двигались.
─ Чего же вы испугались, господа? Не бойтесь, я вам вреда не причиню. Мне нужно лишь один перстень с черным камнем с безымянного пальца графини, а все остальное – ваше. ─ продолжил незнакомец.
Довольно много времени прошло пока мужики немного успокоились и приступили к выполнению того, зачем, собственно, и пришли. Плита была очень тяжелая и пришлось двигать ее втроем – меньшим числом не получилось бы. В склепе стояло несколько гробов, но гроб графини сразу бросался в глаза – он был новый.
Сама графиня, одетая в черное платье и тонкие черные перчатки, пока еще выглядела неплохо, правда, по склепу уже начал распространяться тошнотворный запах тления. На пальцах, поверх перчаток, были надеты кольца и перстни, в том числе с черным камнем на безымянном пальце.
Незнакомец сразу же бросился к правой руке графини и схватил ее, чтобы снять перстень. Но ладонь графини, лежащая на груди, вдруг сжалась в крепкий кулачек! Незнакомец двумя руками постарался разжать эту руку и стащить с пальца перстень, но рука графини сжалась еще крепче и вдруг неожиданно вывернулась в кукиш!
Незнакомец завыл от злобы, еще крепче вцепился в руку графини и стал трясти ее, пытаясь оторвать от тела и выпрямить. Все тело графини сотрясалось. Вдруг рот ее открылся и из горла стал вырываться какой-то утробный хохот!
─У, ведьма-а-а! ─ закричал незнакомец, продолжая трясти графиню.
─Тута, я, тута, касатик. ─ раздался старческий голос и в склеп медленно проковыляла грязная старуха. В руках у нее была клюка. – Опять ты, Вольдемар, безобразишь. Всю округу разбудил. Сейчас все сюды припрутся.
Надо было видеть троих наших героев, они, прижавшись друг к другу, забились в угол склепа, спрятавшись за гроб какого-то предка графини. Мужики были бы рады убежать, но какая-то сила твердо держала и не выпускала их.
─ Она не отдает мне мой перстень, который подарили моим предкам двести лет назад! ─ продолжал возмущаться незнакомец.
─ Ты проиграл мне его ─ раздался голос графини, и она, приподнявшись, села в гробу.
В это время в двери появились два странных существа. Вероятно, когда-то это были люди, но сейчас это были скелеты с отдельными кусками плоти и истлевшей одежды. За ними просматривались еще три-четыре другие фигуры.
Пока пришедшие знакомились с новопреставленной, наша троица продолжала трястись в углу. Но кто-то из пришедших заметил их и воскликнул: ─ Господа! Да у нас незваные гости. Давайте немного поиграем с ними!
─ Не трогайте их, —сказал незнакомец. – Я им обещал, что вреда им не будет. А я и при жизни-то свое слово не нарушал, а тем более теперь.
─ И мне они понравились, ─ сказала графиня. — Не стали, как некоторые, сразу хватать меня за руки и кольца снимать. Видно, совестливые. Пусть уходят. Склеп мой и я тут хозяйка.
С мужиков сразу, как пятипудовые оковы спали – легко им стало и свободно. Не мешкая, они бочком-бочком к выходу, меж скелетами в лохмотьях, протискиваются.
─ Стойте ─ крикнула графиня. У мужиков все внутри екнуло и решили они, что теперь им крышка – графиня передумала их отпускать! Сожрут их теперь твари кладбищенские.
─ Возьмите», ─ сказала графиня, сняла с левой руки три перстня – с камнем зеленым, красным и прозрачным и бросила им.
─ Мне здесь они не нужны – здесь никто ничего не продает и не покупает. Здесь – не как у людей. ─ Упали перстни на пол склепа и засветились светом необыкновенным, каждый своим! Аж в склепе светло стало!
─ Недостойны мы, Ваше сиятельство, не достойны. ─ Сказал за всех Пахомыч. – Простите нас, иродов окаянных, за то, что пришли мы к Вашей светлости с дурными мыслями. И непрерывно низко кланяясь, спиной стал двигаться к выходу из склепа. Сотоварищи последовали его примеру, так же низко кланяясь и повторяя: «Недостойны, матушка, недостойны». Выйдя наружу, троица понеслась прочь, на ходу непрерывно крестясь и творя молитву «Отче наш». Сизыми голубями перелетели они через забор и помчались дальше к себе на Масловку.
Дома они, ничего никому не рассказывая, выпили по два стакана водки и упали, сраженные глубоким сном. Проснувшись дня через два, были немало поражены, потому как на пальце у каждого было надето по перстню: у Пахомыча – прозрачный бриллиант, у Евсея – красный рубин, а у Митрофана – зеленый изумруд! Но это не все! У Пахомыча за пазухой лежал большой кошель с ассигнациями!
Долго думали мужики, как им поступить и что делать. И решили – с воровством завязать, на ассигнации купить себе по лошади с пролетками и заняться частным извозом. Перстни решили не продавать ни за что. Как порешили – так и сделали. Только с тех пор пошла у них удача – что ни седок, так или купец или промышленник, да не скаредные, платили с лихвой, не скупясь! Зажили мужики по-человечески. Однако, как мимо Ваганьковского проезжают или на праздник какой, то обязательно остановятся, сойдут и к склепу графини Барятинской: поклоны бить и благодарить благодетельницу. И могилу незнакомца нашли – поручика Вольдемара Уварова – его еще молодым на дуэли убили. И тоже поклоны бить. А как же, добро надо помнить всю жизнь и платить тем же!
Что потом с троицей стало, про то не ведаю. Революция перемешала и смела все судьбинушки. Выжили они или нет в те голодные времена, уехали куда-нибудь заграницу или погибли в бою записавшись в Красную Армию или в добровольцы к генералу Деникину? Неизвестно. Но к графине и к поручику на Ваганьковское с тех пор никто не приходит. Да и извозщиков с пролетками давно нет.

PostHeaderIcon История о сиреноголовом.(Siren head).

Это случилось в 2020 году когда я хорошо узнал о «Siren head» и начал в него верить. Когда я летом, как обычно приехал к бабушке в деревню в другой город, а я был художникам с хорошим воображением, я каждый вечер иллюстрировал красивые виды с пруда (пруд находился в 10-и метров от нашего дома, и он находился на холме с которого я иллюстрировал жёлтое поле). Так вот однажды, когда я рисовал, из леса который находился в трёх милях от пруда, донёсся звук сирены у которой каждый звук то падал то отпускался, и это было похоже на фальшивый оркестр который линиво опускался вниз по нотам и потом это прекратилось. Позже это повторилось, я плохо знал эту деревушку и решил что это просто, поставили сирену и проверяют её. Но когда это повторилось в третий раз, из леса вышло, ЧТО-ТО! Это был скелето-образное-ржавое существо. Вместо головы у него была палка на которой было 2-ве сирены из которых торчали длинные языки, но это было далеко, как я уже сказал в 3-ёх милях от моего места. Но чудище по видемому было в 12метров в высоту, потому что оно шло быстро и с этим криком! Я в ужасе побежал домой! Когда пришёл звуков не было. Этой ночью я не мог уснуть и не зря, я услышал какие-то непонятные, смешанные с шипением разговоры и цифры. Я посмотрел в окно и увидел ту самую палку с сиренами! У сирен извивались языки, а существо издовало только шипение. Потом оно ушло, звуки прекратились, и в конце концов я заснул. Не знаю что я видел, сиреноголовово или сон, так или иначе я не знал как действовать. Больше я его не видел…

PostHeaderIcon В яранге горит огонь…

Историю лет пять назад услышал от знакомого, охотившегося с другом на реке Омолон.
Выбрались они туда на недельку. По крайней мере, так наметили вначале. А там, как пойдёт.

По договорённости с местной конторой их доставили вертолётом в верховья реки. Выгрузили посреди леса, в пригодном для высадки месте. Со всем снаряжением и катамараном, на котором товарищи планировали спускаться вниз по Омолону до базового посёлка. По речному руслу это выходило несколько сотен километров.
Путешествие начали в августе. Для сурового Чукотского края, наверное, самое комфортное время года. Но, к досаде, погодка подкачала. Непрерывно лил дождь, и сильнейший ветер поднимал такую волну, что сплав вместо удовольствия доставлял одни неудобства. Поэтому за день проходили раза в два меньше намеченного. К тому же, Василий, товарищ моего знакомого, по рассеянности утопил в глубокой реке ружьё друга. Из-за этого у них начались разногласия. Которые в таёжной глуши ни к чему хорошему не приводят. Прежде закадычные друзья разругались до того, что разделились. Василий, взяв двустволку и рюкзак, отправился по берегу пешком. А мой знакомый продолжил путь на катамаране. Но, конечно, пообещав, после возвращения на базу, забрать Васю вертолётом из заранее согласованной точки – охотничьего домика в паре сотен километров ниже по течению.

Знакомый сплавился по реке без особых приключений. Но когда прилетели на вертушке забирать из охотничьего домика Васю, того на оговоренном месте не оказалось. Начали уже было волноваться.
Но когда, через три дня, прилетели во второй раз, с облегчением увидели дымок от костра.

Вася был жив. Правда, не сказать, что здоров. В правой ладони загноилась сквозная рана. И на груди красовалась глубокая ссадина. Вася постоянно её расчёсывал, жалуясь на нестерпимый зуд.

Забыв в десятидневных скитаниях по лесным буеракам все обиды, поведал другу о том, что с ним произошло.

После того, как они разминулись, Василий шёл, не сворачивая, вдоль речного берега. По пути подстреливал то утку, то куропатку. Вечерами в охотку ловил рыбу. В основном, хариуса. Вобщем, с голоду не помирал. Да и погода постепенно налаживалась. Только комарьё слегка портило идиллию. Поэтому приходилось постоянно находиться в накомарнике, спрей-репеллент помогал слабо.

Через неделю путь преградило болото, примыкавшее вплотную к реке. Чтобы обойти его Василию пришлось удалиться от берега на несколько километров. В этой незнакомой гористой местности он сбился с пути. Только не сразу догадался, что заблудился. Оттого ушёл от реки километров на десять, пока понял — что-то не так.

Белые ночи уже шли на убыль. К вечеру стемнело. Надо было устраивать ночлег, но непрекращающийся дождь гнал путника вперёд, заставляя искать подходящее сухое место. А оно никак не попадалось.

И вдруг впереди, у подножия горного склона, Вася заметил странное куполообразное сооружение. Он был впервые в этих краях, никогда раньше не видел яранги. Поэтому в сумерках поначалу принял её за большой валун. Но подойдя ближе, понял, что это дело рук человеческих. Жилище, по всем приметам. Только давно заброшенное. На это указывала разросшаяся трава у входа. Да и сам вход охотник нашёл не сразу. Впотьмах пришлось пройти пару раз туда-обратно вдоль всего сооружения, пока не отдёрнул одну из облезлых оленьих шкур и увидел тёмный провал за ней. Прячась от усиливающегося дождя, шагнул в темноту и остановился в замешательстве, как слепой котёнок. Внутри яранги был мрак, хоть глаз выколи.
Порывшись в рюкзаке, Вася выудил фонарик и нажал кнопку.
В ту же секунду волосы на его голове встали дыбом, а из горла вырвался сдавленный крик ужаса. Прямо перед ним, на расстоянии вытянутой руки, фонарик осветил сморщенное человеческое лицо!
Правда, лицом это можно было назвать с натяжкой. Сухая коричневая кожа плотно обтянула скулы черепа. Глубоко утонувшие в глазницах веки сомкнуты. Полуоткрытый рот обнажил редкие кривые зубы. Из-под странной меховой шапки космами спадают на плечи длинные седые волосы…

В следующее мгновение путник понял, что хозяйка (или хозяин – сразу не разобрать) лесного обиталища давно мертва. И уже мумифицировалась. В позе йога, скрестив ноги, мумия восседала напротив входа в ярангу. Лицом к вошедшему гостю.

Постепенно отходя от первого шока, Вася, подсвечивая фонариком, осмотрел засохший труп со всех сторон. По всей видимости, мумия при жизни была всё ж таки женщиной, а не мужчиной. На одежде из кожи и плотной ткани висели многочисленные фигурки из кости и дерева. Стилизованные под животных и ещё что-то непонятное. Костлявые пальцы обеих рук плотно сжимали потемневший от времени бубен, покоящийся на скрещенных ногах. На поясе сбоку подвешен самодельный нож, вырезанный то ли из острого отростка оленьего рога, то ли из кости.

Нет, ночевать вместе с этим чудищем под одной крышей Вася не собирался. Преодолевая невольный страх и отвращение, ногой попытался вытолкнуть высохшее человеческое тело наружу.
К его удивлению, сидящая фигурка даже не шелохнулась. Он уже с размаху пнул мумию в спину. Но та словно приросла к земле. А сама спина показалась твёрдой, как камень.
Тогда Василий ухватился обеими руками спереди за длинный подол и рванул труп ко входу. Раздался треск разрываемой ткани и шкуры, гулко грохнул отлетевший в сторону бубен, но мертвячка, словно тяжёлая статуя, осталась сидеть на месте.

От такого упорства мёртвой хозяйки яранги Василию стало даже не по себе. Досадливо чертыхнувшись, он оставил бесплодные попытки избавиться от тела и пошёл, светя фонариком, осматривать помещение. Подыскивая подходящее место для лёжки. Хочешь не хочешь, а придётся до утра провести ночь в компании с этой не очень прельстительной дамой.

У противоположной ко входу стены находились две занавешенные шкурами ниши. Они, скорее всего, ранее и предназначались для сна. Но, приподняв кожаный полог, Вася почувствовал такой затхлый запах, что сразу расхотел исследовать ниши дальше. Тем более спать там.

В конечном итоге, разложился у оборудованного недалеко от входа кострища. Развёл огонь. Благо тут же лежал аккуратно сложенный запас хвороста. Видно, заготовленный ещё прежними живыми хозяевами.
Чуть отогнув шкуру, прикрывавшую вход в ярангу, чтобы выходил дым, охотник понемногу отогрелся. Развесил сушиться у огня промокшую одежду, наскоро перекусил и улёгся спать.
Соседство с неподвижно сидящей «бабушкой» уже не особо беспокоило. Быстро привыкает человек ко всему. Особенно уставший. Лёжа у потрескивающего огня и размышляя о том, что это за мумия посреди гор в заброшенной яранге, почему её не тронули дикие звери и насекомые, Вася заснул.

Проспал он долго. Когда открыл глаза, в полуоткрытый вход яранги уже пробивались солнечные лучи. Сладко потянувшись, собрался уже встать, как от внезапного осознания мороз прошёл по коже – а где же бабка?!..

Сидящая мумия, которую Василий никакими силами не мог ночью сдвинуть с места, исчезла!
Подскочив, как ужаленный, лихорадочно шаря лучом фонарика по темным стенам яранги, мужик пытался найти ответ на свой вопрос. Но ответа не было. Сморщенное тело пропало, не оставив никаких подсказок.
Выскочив наружу, Вася почти в панике огляделся. Никого! Даже выкатившийся вчера бубен нигде не виден. Словно и не было никакой мёртвой старухи!..
А может, и впрямь мне всё это почудилось от усталости?..

Путаясь мыслями, Вася торопливо собрал вещи и, не желая ни минуты лишней оставаться в странном месте, поспешил своей дорогой…

То ли эта суета и спешка подвели охотника, то ли вмешались неведомые силы, но вечером он, к своему изумлению и ужасу, вернулся на прежнее место! К знакомой зловещей яранге. Очертив за день многокилометровый крюк по горам и лесным зарослям.

Залезать внутрь старого жилища ой как не хотелось! А вдруг мерзкая чукотская старуха притаилась у входа да только и ждёт, когда Вася просунет свою голову?..
Но больше спрятаться от начавшегося дождя было негде. Собрав волю в кулак, Вася отогнул кожаный полог и… к своему большому облегчению не увидел вчерашней жуткой мумии. Яранга, как и поутру, оказалась пуста.

Понемногу успокоившись, убеждая себя, что всё хорошо, уставший путешественник развёл огонь, поужинал и свернулся калачиком на своей лёжке у кострища.

Да только ночь выдалась неспокойная. Несколько раз мужик просыпался от странных звуков снаружи. Казалось, он слышит чьё-то бормотанье, иногда вой, сопровождавшиеся буханьем, как по барабану.
К тому же ужасно зудела тыльная сторона ладони. Наверно, в пути оцарапал обо что-то. К утру расчесал руку до крови. А ранка появилась уже с внутренней стороны и сильно болела.

Как только начало светать, не находивший места от боли, Вася поднялся и вышел из своего укрытия. Тут его ждал очередной кошмарный сюрприз. За ближайшим деревом стояла косматая мумия, вперившись глазницами прямо в охотника. В костлявом кулаке зажата рукоять ножа из оленьего рога. Острие окровавлено.
Волна животного страха прокатилась по всему телу. Машинально, на инстинктах, вскинув ружьё, мужик выстрелил в жуткое существо.

К своему изумлению, он увидел, что выстрел не произвёл никакого эффекта. Будто стрелял холостым. Даже ветки рядом со зловещей фигурой не качнулись от пролетевшего заряда крупной дроби.

Онемев от ужаса и полного непонимания ситуации, Вася смотрел, как постепенно очертания страшной фигуры размываются, сливаясь с утренним туманом. Вскоре её очертания вовсе пропали, словно растворившись в воздухе.

Василий уже не понимал, где сон, где явь. В полном замешательстве почти бегом удалялся прочь от страшного места. Не разбирая дороги и почти не ориентируясь в пространстве.
Нестерпимо болела рана в ладони. А тут ещё стало саднить грудь, сначала кожу, потом всё глубже, глубже. Острая боль доставала почти до сердца.

На своё счастье, чудом, Вася выбрался наконец к реке, а вдоль неё через день уже добрался до назначенного места встречи, к охотничьему домику на берегу. Где его и подобрал вертолёт…

Но счастливого конца у этой истории не получилось. Странная гноящаяся рана в груди буквально молниеносно дошла до сердца. И через сутки, уже в больнице Анадыря, Вася умер. Доктора сказали, что очень редко, но такой быстрый сепсис случается после заражения.

Мой же знакомый считал, что причина совсем в другом.
Он, в отличие от своего друга бывал в тех местах не раз. Слышал легенды про чукотских шаманов, которые могли впадать в состояние, похожее на смерть. А потом, через месяцы, а то и годы, снова «оживать». Чукчи верили также, что некоторые шаманы способны управлять временем. Замедлять или убыстрять его ход.
Друг знакомого из местных, услышав про трагическую судьбу Василия, без колебаний высказал предположение, что мумия в заброшенной яранге и была таким шаманом. А Вася поплатился жизнью за оскорбление его тела и жилища. Скорее всего, обиженный шаман проткнул незадачливого охотника ритуальным костяным ножом. Но с таким сдвигом во времени, что сам Василий ничего не заметил…

27.06.2020
ПЕТЯ КАМУШКИН

PostHeaderIcon

Меня зовут Саша,вообщем я гулял ночью возле леса и услышал как кто-то в кустах сидит,потом это существо выпрыгнуло и перепрыгнуло реку.я видел как оно выглядит,оно было очень похоже на рейкапотом оно убежало в другую часть леса.

PostHeaderIcon ФИЛЯ

Случай из детства.
Наша семья жила в Новосибирске. Раньше, в советское время, не принято было прятаться от соседей за тяжёлой сейф-бронёй с кучей замков. В подъезде пятиэтажного дома все друг друга знали. Некоторые семьи даже двери-филёнки не запирали. Особенно те, у кого было двое и больше пацанят. Они же постоянно шастают то на улицу, то обратно. Замучаешься каждый раз замки накручивать за сорванцами.
На лестничной площадке третьего этажа, по соседству с нами, жила Александра Филипповна (тётя Шура) и её престарелая мать. Бабушка была ещё крепкая, ходила в магазин за продуктами, пока тётя Шура на работе. И сидела на лавочке у подъезда с другими такими же беззаботными пенсионерками.

Мне в ту пору было лет семь, младшему братишке — пять. О жутких явлениях, начавших происходить у соседок, нам тогда не рассказывали. Чтобы не пугать, видимо.

А происходило там вот что.
Тётя Шура работала по сменам. И однажды, вернувшись с ночи, застала свою старенькую мать в шоковом состоянии. Бабушку всю трясло от страха и переживаний. Когда от неё удалось добиться связной речи, выяснилось следующее.
Посреди ночи пожилую женщину разбудил странный звук. Короткий свист то и дело раздавался из угла комнаты, где стоял большой шифоньер. В одном из отделений этого платяного шкафа всё ещё висели некоторые вещи мужа бабушки (отца тёти Шуры), который скончался незадолго до описываемых событий.
Заслышав среди ночной тишины свист, старушка чуть не померла со страха. Муженёк-то Филипп батькович, покойничек, тоже был любитель посвистеть. Уж сколько раз высказывали с дочерью ему, что негоже дома свистеть – денег не будет. Или ещё чего похуже случится. Так нет, с самого утра уже начнёт что-то насвистывать себе под нос, нехристь! Вот и досвистелся – помер раньше срока…
Но, видно, не окончательно распрощался с миром. Вернулся домой и насвистывает из шкафа!

Тётя Шура, как могла, успокоила переполошённую мать, отпоила валерьянкой. К полудню вроде бабуля успокоилась, после многочисленных заверений дочери, что ей всё это почудилось.

Но спустя несколько дней, вернувшись с ночной смены, наша соседка вновь застала маму всю трясущуюся и на грани истерики. К тому же, не дома, а на лавочке у подъезда, где та просидела несколько утренних часов до прихода дочери. Потому что в квартире «Филя свистит. На тот свет меня зовёт!»
Даже, со слов перепуганной бабушки, выходило, что она его, Филю, видела собственными глазами. Как тот пытался вылезти к ней из шифоньера. И всё насвистывал при этом…

— Я ему кричу «Филя, замолчи!..» А он пуще прежнего свистит в ответ! Хочет свести меня в могилу за собой!..

Вобщем этот дурдом продолжался около месяца. Тётя Шура работала где-то в медицине и уже всерьёз подумывала о том, что маму пора серьёзно лечить.
Но однажды ночью и сама, к своему ужасу, проснулась от странного короткого посвистывания в углу комнаты. Онемев от страха, так и пролежала до рассвета, укрывшись одеялом с головой. Боясь пошевелиться — не то что встать и увидеть ожившего папу-покойника.

Наутро было принято кардинальное и срочное решение – избавиться от старого шифоньера со всеми отцовскими вещами. Как главного пристанища привидения Фили, Филиппа.

Дело не из лёгких для одинокой женщины и престарелой бабушки. Позвали на помощь соседей-мужчин. Моего отца, в том числе. Чтобы совместными усилиями вытащить огромный шкаф из квартиры вон на улицу.

Когда отодвинули деревянную громадину от стены, присутствующим предстала необычная картина. Вдоль плинтуса навалена куча мелких клочков газет, тряпичных лоскутков и прочего мусора. Которого, по определению, не должно быть здесь в таком количестве.
Тётя Шура прибежала с веником и совком. Смела мусорную кучу в ведро. И тут все увидели, что плинтус в одном месте отошёл от стены, а под ним темнеет маленькое отверстие в полу.

Тут моему отцу всё стало ясно. Щель в полу находилась как раз под стеной между тёть Шуриной и нашей квартирой.
У нас как раз в то время обитал ручной бурундук Филька. Отец принёс его из леса ещё детёнышем-подранком (какой-то хищник откусил зверюшке хвост по самое основание). Он бы не выжил в дикой среде. А мы его выходили. И весёлый Филька проживал с нами уже второй год. На имя своё вовсю откликался приветственным свистом. Но людей всё же побаивался. Поэтому днём больше отсиживался за спасительной мебелью. А активизировался ночами. Гонял что есть мочи по всей квартире. То и дело шлёпаясь на пол – всё же без хвоста трудно выполнять цирковые бурундучьи кульбиты.
Свил себе гнездо из клочков старых газет за сервантом в комнате. Комната же как раз граничила с квартирой тёти Шуры…
Каким-то образом шустрый зверёк нашёл или проложил путь к соседкам. Обустроил и там себе хатку. Короче, жил на широкую ногу, на два дома.
Вот бабулю-соседку чуть до инфаркта и не довёл своими ночными похождениями да посвистом залихватским…

Когда причина женских страхов прояснилась, долго все смеялись. А тётя Шура с облегчением вздохнула. Вот только старая мама её осталась непреклонна в своих убеждениях. Продолжала уверять, что свистел не бурундук, а точно дед-покойничек. Филя, чёрт старый!
Поэтому отцовскую одежду и старый шифоньер всё-таки снесли на свалку. А на его место установили купленный новый платяной шкаф.
Вот так иногда, совершенно обыденно, объясняются, казалось бы, совершенно мистические и даже жуткие явления. Не отодвинули бы вовремя шкаф от стены, неизвестно насколько бы ещё хватило здоровья у бедной старушки ночевать в такой нервной обстановке…

Да, то что сосед-покойничек и наш бурундучок оказались тёзками – чистой воды случайность.

23.06.2020
ПЕТЯ КАМУШКИН

PostHeaderIcon Где мои туфли?..

В начале 2000-х годов на курсах профессиональной переподготовки в Питере я познакомился с Екатериной. Как-то сразу у нас с ней сложились доверительные отношения. Наверное, потому что в группе, собранной со всей России, только мы двое оказались земляками.
После успешного завершения учёбы и возвращения в родной город, наши добрые приятельские отношения сохранились.

К сожалению, примерно, через год после знакомства Екатерина серьёзно заболела. Даже попала в больницу. На неотложке, причём. Там женщине сделали операцию. Когда можно стало навещать, я пришёл к ней с апельсинчиками-витаминчиками и поддержать морально. Катина хворь оказалась очень серьёзная, и настроение у прежде жизнерадостной знакомой было весьма подавленное.
За разговором она разоткровенничалась, так что я узнал предысторию заболевания.

Незадолго до этого она была на похоронах одной из сотрудниц управления, где служила. Совершенно случайно перед тем, буквально за день-два, приобрела в обувном магазине обновку – чёрные лаковые туфли. А тут так совпало, что к траурному платью и надела их первый раз.
Той же ночью Екатерине приснился странный, неприятный сон. Будто пришла она на какое-то мероприятие в большой дом. Гостей много. Все в прихожей снимают обувь и проходят дальше, разбредаясь по комнатам. То же сделала и Катя — сняла новые лаковые туфли (а она была в них) и прошла в глубину дома.
Люди вокруг все незнакомые, никто не здоровается. В конце концов она попала в помещение, где в центре зала сгрудилась толпа, окружив что-то. Что – не видно из-за спин плотно стоявших друг к другу фигур.
Женщине и до того было неуютно в этом незнакомом месте с незнакомыми персонажами, а тут вдруг стало и вовсе не по себе. Выйдя в длинный коридор, она заторопилась к выходу. У дверей в прихожей на полу стояло несколько пар обуви, но Катины чёрные туфли исчезли!

В дверь входили новые посетители, разувались и шли в комнаты. Другие надевали свою обувь и покидали дом. А Катя стояла в отчаянии и не знала, что ей делать. Оставаться в незнакомом месте становилось всё страшнее и страшнее, а идти босой на уличную грязь и холод тоже был не вариант…
Чуть не плача она спрашивала у всех: «Где мои туфли?.. Вы не видели мои туфли?..» Но в ответ люди отрицательно мотали головами либо просто проходили мимо в молчании, словно не слыша вопроса.
Так, в смятенных чувствах Екатерина и проснулась. Осадок от этого неприятного сна не проходил весь день. А следующей ночью ей вдруг стало так нехорошо, что пришлось вызывать скорую.
Серьёзная болезнь возникла словно на ровном месте. До этого на здоровье женщина никогда не жаловалась.

После посещения Кати в больнице, я был уверен, что проведённая операция поставит её на ноги. Но, к сожалению, недуг не прошёл, а стал прогрессировать дальше.
Через неделю я навестил знакомую снова и с тяжёлым осадком в душе отметил про себя, как она сдала.
Потом женщину и вовсе выписали домой без улучшений. Или, говоря прямо, умирать вне больничных стен. Может, оно и правильней. Дома стены-то лучше помогают…

Наверное, так и есть. Через месяц Екатерина уже вышла на работу. Иначе как чудом выздоровление никто не называл, даже лечащие врачи.
Мы тогда с ней тоже встретились и проговорили часа два, прогуливаясь по набережной Исети. Катя, хоть сильно осунувшаяся, похудевшая, выглядела счастливой. Глаза радостно блестели, на мои незамысловатые шутки моментально отзывалась весёлым заливистым смехом. Сразу видно, человек окончательно победил болезнь и уверенно идёт на поправку.
На этой прогулке я узнал, что в её истории с туфлями и сне про них, было продолжение.

Через несколько дней после первого сна про дом с незнакомцами, Екатерине приснился второй. Почти в точности такой же. Так же, как и в первом сне, она зашла в неприятный дом. Сняла у порога, как все, свои новые туфли. Прошла по длинному коридору в глубину помещения. Потом, потолкавшись среди незнакомых людей, собралась уходить. И опять не могла найти своей обуви у порога в прихожей. Снова спрашивала у всех проходивших мимо – не видели ли её туфельки? И снова никто не дал ей утвердительного ответа. Но на этот раз женщина вернулась в большой зал со множеством людей, толпящихся в центре.
Теперь она подошла ближе к толпе и смогла рассмотреть, что же находится за людским кругом. Увиденное неприятно поразило. Люди кольцом окружили стоявший на двух табуретах открытый гроб. В гробу, сложив на груди руки, лежала сотрудница, на похоронах которой Катя присутствовала незадолго до этого. И тут, к своему ужасу, моя знакомая увидела, что ноги покойницы обуты в её чёрные лаковые туфли!..

Чем закончился кошмарный сон, проснувшись, Екатерина не могла вспомнить. Лишь в душе — страх и отчаяние. Все последние дни она и так просыпалась с тяжёлыми мыслями. Чувство безысходности от неравной борьбы с прогрессирующим недугом усиливалось с каждым новым утром.

Потом её выписали домой, назначив поддерживающую терапию. Екатерина понимала, что это конец…
Зайдя, пошатываясь от слабости, в свою квартиру, женщина увидела стоявшие в уголке новенькие лакированные туфельки. Надёванные ей всего один-единственный раз. Когда Катя покупала их, мысленно представляла, как будет весело цокать каблучками по тротуарам, радуясь теплу и летнему солнышку. Неужели этому никогда уже не случиться?!..
Горечь обиды захлестнула до самого горла.
Отбросив в сторону сумку с больничной одеждой, она надела лёгкое платье, переобулась в лакированные туфли и, не обращая внимания на слабость, вышла на улицу. Стоял погожий июньский день. Повсюду кипела жизнь. Куда-то спешили озабоченные офисные клерки, прогуливались мамаши с колясками, вдоль тротуара мчались нескончаемым потоком автомобили. Окунувшись в этот бодрящий мир звуков привычной городской суеты, на какое-то время Катя почувствовала себя прежней, здоровой и беззаботной.

В первую ночь дома ей приснился тот уже знакомый сон. Как она входит в большой дом со множеством народа. Разувается у порога. Идёт по нескончаемому полутёмному коридору. Потом возвращается обратно и не находит своей пары обуви в прихожей. В поисках её попадает в большой зал, наполненный людьми. Видит гроб с покойницей, обутой в её новые лакированные туфли…
Непреодолимое желание во что бы то ни стало покинуть страшное место заставляет Катю снять свои туфельки с ног лежащей в гробу тётки. Некоторые из присутствующих замечают это и укоризненно косятся. Но она, не обращая ни на кого внимания, крепко прижимает туфли к груди и бегом устремляется к выходу…
На этом сон заканчивается.

Утром Екатерина проснулась в непривычном для последних дней настроении. Чувство безнадёги значительно ослабло. В душе появились, пока ещё робкие, спокойствие и уверенность. Уверенность в том, что всё будет хорошо.
Ещё через два-три дня и самочувствие стало заметно улучшаться. Вскоре женщина уверенно пошла на поправку. А неизлечимая болезнь окончательно отступила.

С тех пор прошло около пятнадцати лет. Моя знакомая Екатерина жива и здорова. Можно сказать, «ягодка опять».
Связаны ли её три, почти одинаковых, сна с болезнью и чудесным выздоровлением – не рискну утверждать. Но то, что рассказанное — правда, а не выдумки, уверен на сто процентов.

21.06.2020
ПЕТЯ КАМУШКИН

PostHeaderIcon Призрачный рыбак

Случай этот произошёл года три назад. Услышал о нём от заядлого рыболова-любителя Дениса. Мужик – фанатик рыбалки. При каждой нашей случайной встрече разговор всегда один – снасти, клёвые места, трофейный улов. Причём, перевести беседу в другое русло нет никакой возможности. Из любой темы Денис в течение минуты вновь возвращался к своим любимым крючкам и щукам.
Я, конечно, тоже не лишён этой «пагубной» страсти, но не до такой степени. К тому же, предпочитаю только её летний, более комфортный вариант. В отличие от Дениски, который мотается на водоёмы круглогодично. Не по разу облазил мужик берега, наверное, всех озёр в Челябинской области. Вот на одном из этих озёр и приключилась с ним необычная история…

Названия озера уже не припомню. Кажется, Иртяш. Хотя могу ошибаться.
Рыбачил в тот июньский день Денис один. Погода не радовала. Рыба соответственно тоже. Клёва не было. Упрямый рыболов, как заведённый закидывал спиннинг, но из тёмной глубины – ни ответа, ни привета.
День будний, да ещё ненастный с северным ветром. Вокруг ни одной живой души. Понятное дело, нормальные рыбаки даже не суются пытать удачу, только время зря терять. На поросшем густыми кустами и лесом заболоченном берегу тишина. Даже птички замолкли – нет настроения чирикать в такую смурную пору.

И вдруг слышит Денис чуть в стороне от себя короткий свист от взмаха забрасываемой снасти. То ли спиннинга, то ли фидера. Но, странное дело, всплеска воды от упавшей блесны или кормушки далее не последовало. Через минуту шелестящий свист повторяется, и опять тишина на воде – ни единого всплеска. Что за чудеса. Звук забрасываемой снасти ни с чем не перепутать, тем более, такому бывалому удильщику, как Денис… А бесшумные забросы тем временем продолжаются. Но кто там так странно рыбачит сквозь густые кусты не разглядеть.
Мужик не выдержал и, чтобы удовлетворить любопытство, направился, обходя прибрежные заросли, в сторону загадочного рыбака. Судя по звуку, тот находился всего в десяти-пятнадцати шагах левее.

Но пройдя вдоль берегового откоса метров сто, обескураженный Денис никого не обнаружил. Вернулся обратно на своё место и вскоре вновь услышал знакомый короткий свист забрасываемой снасти. Что за наваждение?..
Опять обогнул кусты и спустился к воде как раз в том месте, где только что слышал этот странный звук. Никого. Но местечко вполне удобное для заброса. Хоть и тесновато, сильно не размахнёшься – с обеих сторон маленького пятачка густая растительность нависла над водой. Чисто для проформы Денис вполсилы закинул блесну. И тут же почувствовал удар. Да какой! Леску рвануло в сторону и потащило на глубину, чуть не сдёрнув рыбака в воду. Да, это тебе не какой-нибудь залётный окунишка или щурёнок-недоросль. Серьёзный экземпляр попался на крючок!..
После десятиминутной упорной борьбы, мужик с колотящимся от азарта сердцем подвёл к берегу рыбину килограмм в десять. Ну и щучища! За свою долгую рыбацкую биографию Денис видел подобных лишь в северных реках, да и то пару раз всего.
Ещё десять минут ушли на то, чтобы загнать зубастого монстра в подсак и выволочь наконец-то на сушу.

Справившись с чудовищных размеров щукой, Денис радостно рассмеялся, взглянув на трясущиеся от напряжения и волнения руки. Не теряя времени, воодушевлённый неслыханной удачей, с удвоенной энергией принялся забрасывать спиннинг. И со счастливого места, и с близлежащих небольших пятачков. Но тщетно. Озеро вновь словно вымерло…
Проведя несколько бесплодных часов на берегу, так и не дождавшись больше ни одной поклёвки, уже затемно рыбак со своим единственным (но каким!) трофеем двинулся в обратный путь.

Несколько следующих вылазок со спиннингом Денис совершил к другим водоёмам. Но всё тянуло на то самое озеро, где выловил огромную щуку. И хоть не любил возвращаться в одно и то же место, вернулся-таки туда, не прошло и двух недель. Так уж работает рыбацкая мысля – коли повезло раз в каком-то месте, кажется — и дальше там будет ловиться рыбка большая-пребольшая.

На этот раз приехал с другом-напарником. Погода благоприятствовала, клёв был. Но попадалась одна мелочь. Несколько разочарованные, Денис с товарищем, до того готовые остаться с ночёвкой, вечером вернулись домой.
Разумно решив, что гигантские щуки, как и снаряды, не попадают дважды в одну точку, лето рыбак провёл на других водоёмах.

Опять на это место мой знакомый вернулся уже в конце августа, спустя почти два месяца. И то случайно. Решил заехать по пути ненадолго, возвращаясь с дальних челябинских озёр.
Сделал на знакомом берегу пару забросов, как вдруг услышал в стороне знакомый свист, от которого сердце вдруг в волнении застучало. Всё повторялось в точности, как тогда – шелест закидываемой снасти и тишина. Ни шлепка по воде, ни всплеска.
Денис с волнением двинулся на звук. Опять в кустах никого. Место, правда, уже другое, чуть в стороне от того, где была поймана десятикилограммовая щука. Но что-то подсказывало мужику, что надо быть готовым к хорошему улову.
И наитие не подвело. С первого же, не очень дальнего заброса, на блесну крепко села озёрная хищница. Зубастая была поменьше той, первой, но и шестикилограммовый экземпляр радует рыбака немало. К тому же, за час Денис выудил ещё две такие же рыбины.
Нагруженный трофеями мужик вернулся домой. И уже ничуть не сомневался, что его рыбацкая удача тесно связана со странным свистом, подсказывавшим уловистые места.

До глубокой осени он продолжал ездить на полюбившееся озеро. И как-то в один из приездов застал на берегу странную пару – молодых парня c девушкой. Те были в цивильной одежде и без рыбацких принадлежностей. Но что больше всего озадачило Дениса, положили к берёзе, росшей на возвышении у самого берега, букет цветов. Словно к памятнику или могиле.

В завязавшемся разговоре выяснилось, что на этом месте ровно год назад умер отец парня. Вернее, нашли его тело. Мужчина был заядлый рыбак. Уезжал в свои лесные походы на несколько дней. Один. Не любил компании. И никогда не возвращался с пустыми руками. Причём, привозил такие экземпляры, что у других рыбаков челюсти отваливались.

Когда у отца начались проблемы с сердцем, врачи и родные убеждали поберечься. Но мужик не представлял себя сидящего сиднем дома у аптечки с валокордином. Продолжал ездить рыбачить, как раньше. В конечном итоге, одна такая поездка закончилась плачевно.
Обнаружили умершего рыбака случайные путники. Место, где настигла его смерть, было довольно удалённое и заболоченное. К тому же труднодоступное. Не на каждом автомобиле можно было пробраться сюда по лесным ухабам, перевитым корневищами сосен да елей. Так что труп пролежал не меньше трёх суток, пока на него не наткнулись…

Услышанное сильно омрачило Дениса. И запало в душу. Он был почти уверен, что странный свист, который указывал ему клёвые места, издавала невидимая снасть именно этого, умершего здесь, рыбака. От такого невероятного предположения невольно становилось не по себе. Больше в тот день он не рыбачил. Вскоре после отъезда парня с девушкой тоже собрался и покатил домой.

Где-то в те дни и рассказал мне обо всех этих необычных событиях.

Осень выдалась холодная. А за ней пришла и ранняя зима. Летние снасти были отложены до следующего года.
За долгие зимние месяцы грустная история с погибшим рыболовом подзабылась. И с приходом майских дней Денис с прежним азартом выбрался со спиннингом на берег, который сулил столь желанную рыбацкую удачу.
Он не планировал оставаться до утра, ночи ещё стояли довольно холодные. Но к вечеру домой не вернулся. Не появился и на следующий день. Жена забила тревогу. Через три дня организовали было поиски, но они не потребовались. Труп, застрявший в камышах, нашли случайные рыбаки, проплывавшие на лодке по озеру.
Короткое расследование пришло к выводу, что смерть ненасильственная. Мужчина по неосторожности зашёл слишком глубоко в резиновых забродниках и засел в илистом вязком дне. Выбраться без посторонней помощи не получилось. От резких движений трясина засасывала всё глубже. А поднятая ветром волна довершила дело – рыбак захлебнулся. Так и стоял утопленник три дня в камышах, удерживаемый вздувшейся курткой.
На берегу, в его «Ниве» лежали две протухшие здоровенные щуки. Спиннинга не было нигде. Скорее всего, Денис зацепил на блесну третью трофейную щуку, но в пылу борьбы с ней, зашёл слишком глубоко. Что и погубило… А щука вместе со снастью уплыла восвояси.
Но, конечно, это лишь предположение.

Совпадение или закономерность — он почти точь-в-точь повторил трагическую судьбу своего предшественника — призрачного рыбака, о котором рассказывал…

20.06.2020
ПЕТЯ КАМУШКИН

PostHeaderIcon Ужас из темноты

Автор: Маргарита Трунова
— Ну что тебе от меня надо?! — кричал дрожащий мальчик. — Кое-что да надо… — ответил ничейный голос. Мальчик закричал что есть силы. В комнату вбежали родители, а голос растворился в темноте. — Что, снова ЭТО? — спросила мама. — Да… ЭТО… — прошептал мальчик… Кстати, мальчика звали Артём. К нему в последнее время стал приходить, как Артём его назвал, ЭТО. Сколько родители не рыскали по Интернету, ничего не похожего не было. Они обратились к полиции. Артём рассказал: » Неделю назад, а неделя это 7 дней, я давно считать умею, ЭТО начало ко мне приходить. Каждый раз когда ЭТО приходит, становится как-то непонятно: толи жарко, толи холодно. Потом начинается скрежет, как когда трут пенопластом по стеклу. А потом… ЭТО уже пришло… Оно говорит страшным голосом… Жуть…» дальше Артём отказался говорить. А вот что рассказала его мама: «На счет температуры: этого я не чувствую. А вот скрежет есть… Голос, слабо, но слышно. Через некоторое время Артём обычно начинает кричать…». Полицейский внимательно слушал и записывал информацию. Потом сказал что скоро разберутся, и ушел. В следующую ночь соседи услышали крик. Причем не только ребенка. В ту же ночь и Артёма, и мать, и отца нашли мертвыми…

PostHeaderIcon

Автор: Маргарита Трунова
У нас в соседней квартире за стенкой мальчик живет, со старшей сестрой. Мальчику лет 11-12, а его сестре 17. Я сама не знаю, но говорят, что эта «семейка» очень странная. И вот, однажды я увидела на улице того самого мальчика. Он был одет в синюю толстовку и черные штаны, хоть на дворе был жаркий летний день. Ну мало ли какие теплолюбы бывают… У него был пакет, а в пакете он нес что-то черно-буро-малиновое, или вроде того. На следующий день ко мне в гости пришла подруга, мы поболтали и вот что она рассказала на счет мальчика и его сестры: «Говорят, их родители пропали без вести. Просто взяли, ушли и не вернулись. Именно с того момента они стали такими странными. Суеверные уверяют что это колдуны, и все прочее, а вот что я (то есть подруга моя ) думаю: поскольку я не верю в сверх-естественную чушь, скорее всего они впали в большую депрессию, или просто стали немного сумасшедшими». Эта мысль меня успокоила, сама не знаю от чего, и мы продолжили разговаривать о том, о сем. На следующий же день, я услышала немного пугающие звуки из той самой квартиры, где жили эти двое, не совсем нормальных людей. Я решила пойти «в гости». И пошла. Дверь мне открыл непонятно кто, при том что в квартире было почему-то пусто. Я вошла в одну из комнат. Там, на столе стояло содержимое пакета, который нес мальчик позавчера. Черное — это был кусок черной ткани. Коричневое — дубовая рамка. А малиновое — варенье (или что-то похожее на варенье) из неизвестных мне ягод. Также на столе было еще несколько предметов: три свечи, маркер, и какой-то кулон. Это все очень походило на ритуал. Больше всего на какой-то особый обряд воскрешения. Я вспомнила что говорила подруга: «родители пропали без вести.». Значит, они хотят воскресить своих родителей? Из-за спины послышался голос: — Что ты здесь делаешь? -… Я очнулась в своей кровати. Это сон? Но у меня на столе лежал тот самый кулон…