Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Свежие комментарии

Архив рубрики «Песочница»

PostHeaderIcon Банные правила.

Всем привет. У всех в детстве были странные правила которые мы придумывали себе и всеми силами пытались исполнить? Так вот, такие правила были и у меня. Мы жили в частном доме и на заднем дворе у нас располагалась деревянная баня. Мне она никогда не нравилась. Было в ней что-то жуткое и таинственное, что заставляла мой детский разум будоражиться. Когда я ходил туда с родителями всё было нормально я ничего не боялся. Но мы взрослеем и наконец пришёл момент когда я должен был ходить туда один. Набравшись решимости я одеваю халат и иду в столь нелюбимое место. Не знаю почему, но в голове сразу возникли странные правила которым я должен следовать иначе случиться что-то неприятное. 1 правило: по пути в баню я не должен осматриваться. Я должен идти смотря только вперед. Если не сделаю так ток увижу тех кто таится в ночной мгле. 2 правило: Перед тем как войти в предбанник нужно остановиться и прислушаться нет ли там никаких подозрительных скрипов. Если они есть нужно подождать пока они не прекратятся. Если же войти несмотря на звуки, то тебя схватит старая как мумия бабка с синей кожей и дырами место глаз.3 правило: Во время мытья стоит иногда прислушиваться к предбаннику на наличие звуков. Если они есть надо прекратить мытье и переждать пока звуки не прекратятся. Если проигнорировать звуки, то когда будешь выходить тебя схватит та же самая бабка. Да это правило весьма похоже на 2 правило. 4 правило: Находясь в бане не смотри в окна. Если будешь смотреть в окна, то это почувствуют жители темноты и обязательно придут за тобой пока ты спишь.5 правило: после того как ты помылся нужно встать напротив бани и произнести «спасибо этому дому пойду к другому». Этому меня научила мама. И последнее 6 правило, которое перетекает из 5. После того как произнёс эту фразу и обернулся, назад пути нет. Когда идёшь домой от бани можешь делать что хочешь. Предыдущие 5 правил перестают работать уступая место 6. В чём оно заключается? Не оборачивайся. Ни в коем случае, что бы ни случилось не оборачивайся. Пока ты не смотришь назад, её не существует. Но стоит лишь тебе повернутся назад как она материализуется. Если это произошло, считай ты труп. Она выглядит как худощавая девушка 18 лет. Её рост составляет 2 метра. Но больше всего пугает не её рост или не реалистично белая кожа. Больше всего страх внушает лицо. Огромное раздутое лицо с гигантским ртом в котором располагаются сотни если не тысячи острых мелких зубов. Глаз у неё нет. Место них на ее лицо зияют чёрные дыры смотрящие тебе прямо в душу. Для моего детского разума повстречать подобное существо было хуже любого кошмара. Я в то время уже знал что не существует духов или того же деда мороза. Да я знал. Но я не мог перестать выполнять эти правило. Я всем своим телом чувствовал необходимость выполнения этих странных действий. В этой истории не будет какого-то страшного момента встречи с монстром. Почему? Я всегда выполняю эти правила. Даже сейчас в моем возрасте я продолжаю следовать этим глупым ритуалам так, как продолжаю верить что в случае неповиновения со мной случиться нечто ужасное. Да может со стороны вы будете казаться чудаком, но с чем чёрт не шутит. Не знаю как правильно закончить эту историю. Просто скажу, если идя куда-то в тёмное время суток у вас в голове вдруг возникнут странные правило нарушения которых неминуемо приведут к вашей смерти ради бога постарайтесь их выполнить. Да прибудет с вами бог.

PostHeaderIcon On the formation of handwriting

new texts were rewritten

PostHeaderIcon Examining handwritten texts

consists of the book itself

PostHeaderIcon Examining handwritten texts

consists of the book itself

PostHeaderIcon «Поезд» Saimon Kennedy

«Поезд»
Привет моё имя Стас, и эта моя история, которую я уже устал таить в себе. Так уж вышло, что моя жизнь тесно связана с поездами. Моя мама работала бортпроводницей загородных поездов, папа же ушёл ещё до моего рождения, он не хотел детей, и получив известие о беременности мамы, покинул нас. Я не считаю уход отца сильной потерей, я верю в карму, и не сомневаюсь, что в будущем он получит по заслугам. И так, спустя долгое время, когда я уже мог сам зарабатывать, мне захотелось вспомнить прошлое. Оформив билет Москва-Красноярск, я пошёл собирать вещи, чтобы можно было сразу выйти и сесть на вокзал. Поезд до Красноярска шёл 2,5 дня, пришлось накупить в путь много еды, чтобы не тратиться в вагонах или во время остановок на станциях. Нескончаемый гул окружения начинает раздражать, скорей бы уже состав подошёл. Ход мыслей прервал проходящий мимо меня человек. «Здравствуй парень, не хочешь осведомиться о судьбе своей?» — обратился незнакомец. До приезда поезда остаётся 30 минут, и я решил немного поразвлечься. «Ну, давай попробуем» — охотно согласился я. Отойдя от скопления, мы сошли с перрона. Незнакомец попросил меня протянуть ему свою ладонь. «Вижу скорую встречу с утраченным ранее, но долго не задержится он» — начал он. «Эта встреча послужит переломным моментом твоих осмыслений, изменит внутреннего тебя» — продолжал гадальщик. «Честно друг, не советовал бы я тебе вообще ездить, понимаю звучит неубедительно, но я заметил вмешательство постороннего, это нечто негативное может угрожать твоей жизни» — тревожно закончил он. Чтобы я отказался от удовольствия прокатиться в купе, на который я отдал 7 тысяч, да ни за что на свете. «Ну уж извини, но нет, я отдал бешеную сумму, и будет жаль потерять эти деньги просто так» — отстранённо сказал я. «То есть ты готов рискнуть жизнью ради каких-то денег?» — спросил незнакомец. «А почему я должен верить случайному встречному, на вокзале?» — ответил вопросом я. «Да потому что я помочь тебе хочу глупец, впрочем если тебе жизнь не важна, вали» — с ноткой злости ответил гадальщик, окончательно испортив настроение. «Да пошёл ты!» — толчком передав ему 100 рублей за сеанс. Наши дискуссии заняли практически 20 минут, так что я вернулся к платформе, где смиренно меня поджидал билет к воспоминаниям прошлого. Поторопившись в свой вагон, я практически сразу разместился на своём месте. И вот, «лёд тронулся», поезд, подобно барабанщику музыкального коллектива, начал отбивать свой ритм, способный ввести в унисон любого пассажира. Я не стал исключением, и пробыв немного на койке, я выключился, напрочь забыв про перронного незнакомца и о его предсказаниях. Мои сновидения прервал шум. «Остановка» — подумал я. Решив выйти проветриться, я, одев дышащие кроссовки, вышел на платформу. Покинув вагон, я подметил что перрон был подозрительно пустым, короткая остановка наверное. Увидев бортпроводника и машиниста беседующих о чём-то, мне удалось расслышать лишь обрывки:
«Как думаешь, появится ли он?» — спросил машинист.
«Сомневаюсь, его не было уже как 2 недели» — отвечал бортпроводник.
Мне показалось это немного странным, и любопытство взяло своё.
«Здравствуйте! Извините что отвлекаю, сколько мы ещё простоим тут?» — спросил я.
«Ещё минут 10 приблизительно» — ответил мне машинист.
«Понял, спасибо, и ещё, я случайно услышал ваш разговор, и мне интересно стало, кто не появлялся уже 2 недели?» — расспрашивал я.
«Это байка локальная, гласит она о том, что ночью по вагонам купейных поездов, обходит некий «Слепой кондуктор». Он проникает в купе, и старается привлечь внимание, если кто-то отзывается, то монстр убивает человека.» — рассказал бортпроводник.
«Понял, спасибо.» — закончив диалог, сказал я.
На улице начинался дождь, и поэтому я поспешил в вагон. Подходя по коридору к своему купе, от него я услышал хриплый кашель, на соседней койке моего купе лежал мужчина лет 60, он представился Иннокентием. Мы разговорились и он оказался приятным собеседником.
«Я отойду, кипятка себе налью.» — отлучился я.
«Давай Стас.» — откликнулся он.
«Погоди, стой! Вот, возьми мне какой-нибудь батончик.» — остановил он меня протягивая 200 рублей. Я взял 2 купюры, номиналом 100 русских, и отправился до конца вагона, в надежде найти котёл с кипячёной водой. Так всё и было, над полкой, с разного рода товарами, возвышался металлический котёл. Взяв «Mars» и оплатив покупку, я наполнил свою кружку горячей водой, направился обратно.
«Вот, дядь Кеш, держите, тут ещё осталось немного мелочи.» — проходя сказал я.
«Спасибо друг.» — поблагодарил меня он.
Меня всегда успокаивали поезда, и будучи в поездке 12 часов плюс-минус, состав подошёл к Кирову. На этой станции уже не было дождя, остановка тут 25 минут, можно было развеяться. Сейчас темнело, на часах уже было 22:30, и поэтому большая часть пассажиров спала. На этом моменте и всё и началось. Выходя из вагона на перрон, моё внимание привлекли яркие синие огни, и крупные машины белого цвета с красными крестами, и одна жёлтая. Да, возле станции стояли скорая помощь и реанимация. Возле места событий стояли две каталки с телами, накрытыми белыми тканями на которых проявлялись кровавые узоры. От медицинской бригады, я узнал, что тела были найдены в купе соседних вагонов. «Вот так ночь!»- подумал я. В тот момент я даже не подозревал, что будет ждать меня в скором будущем, но всё в порядке вещей. Возвращаясь в своё купе, я уже издалека заслышал храп своего соседа, что означало отправление Иннокентия в «Царство сновидений». Не став беспокоить его, я задремал, а затем и уснул. Мои сны обычно не запоминаются, но сон, который видел в ту ночь навсегда отпечатался.
Я проснулся от грохота поблизости. Что-то упало, и посмотрев на пол, я увидел лежащий рюкзак. Положил его, и решил прогуляться по поезду. На выходе из купе, меня насторожило то, что поезд остановлен, да не просто остановлен, а остановлен по среди леса, и железнодорожные пути не окружали привычные для станций здание вокзала, и маленьких ларьков. Вокруг путей были лишь деревья, поляны и опять деревья. Перед походом до персонала состава, я захотел проведать дядю Кешу, и по возможности расспросить его о такой непредвиденной остановке. На своём месте лежал мой сосед, накрытый белой простынёй. Потормошив Иннокентия, я резко отпрянул, осознав то, что от тела не слышно дыхания, и сдёрнув с него простыню, я обомлел. Бледное тело моего соседа лежало, не подавая никаких признаков жизни. Его туловище было исполосовано, и кровь покрывало большую её часть, засохшая и уже не оставляющая за собой следов на простыне. Из этого можно было выяснить, что убийца в начале умертвил жертву, дождался, когда кровь высохнет, а затем накрыл труп. начал обходить все соседние купе, но ситуация была схожа с тем что я видел у дяди Кеши. Окружающая меня атмосфера, нагнетала, и напоминала не сколько электричку, сколько морг. Мои размышления прервал хлопок двери ведущей к другому вагону, и приближающиеся шаги. Недолго думая я закрылся в купе, в котором и остался. Я уже не надеялся, что в этом составе остался кто-то живой, и что-то внутри меня заставило меня стать бесшумным и стараться никак не выдать своё присутствие, однако то, что бродило там за дверью, каким-то образом поняв, что оно не одно в этом вагоне, начало поочерёдно обходить все места, подобно кондуктору. «Слепой кондуктор!»- промелькнуло в моей голове. Я спрятался на одно и мест этого купе, благо оно было свободным и трупа на нём не было. В начале раздались стуки, и слова: «Чаю не желаете? Есть какие-нибудь жалобы?» После чего наступило затишье. Гнетущую тишину нарушил огромной силы удар, и падение двери, и в купе проникло дыхание, хриплое и совсем нечеловеческое. «Где-е-е же ты-ы-ы?»- протянуло существо. От голоса неведомого кровь застыла в жилах, а по телу прошлась волна мурашек. Этот монстр, сдёрнул с меня простыню, и чёрт возьми, это существо явилось моему взгляду всего на мгновенье, но этого было достаточно, чтобы разглядеть его. Это создание представляло из себя невысокое, волосатое чудовище, глаза были зашиты проволокой, клыки остры, а когти были способны заменить скальпели. Последнее что я увидел, это то как он вонзил в меня свою руку, тем самым завершив мой сон. Очнулся я в холодном поту, и первое что я сделал, я бросил свой взгляд на место Иннокентия, и убедившись, что с ним всё в порядке, я пожелал ему доброго утра, и пошёл заваривать утренний чай. На часах было уже 10:20, настало время завтрака, еду я взял с собой, и развернув фольгу, я принялся смаковать бутерброд, собранный мной ещё в моей родной Москве. Этот день прошёл без происшествий, обычный спокойный день, и лишь мысли о моём сне нарушали мой покой. Эта проволока, это существо его облик, тревожил меня на протяжении всего дня, вплоть до вечера. Но когда солнце начало заходить за горизонт, в нашу дверь постучались. Это был проводник. «Здравствуйте, наш состав временно остановлен по техническим неполадкам, просьба не покидать свои места до исправления всех проблем, и совет- лучше не шумите.»- сказал проводник и торопясь, покинул наше купе. «Что за фигня, дядь Кеш? Какая поломка?»- задавался я. «Слушай, Стасян, да если бы я только знал.»- пребывая в недоумении отвечал Иннокентий. «Умирая» от любопытства, я решился пойти уточнить, что за такая неполадка вынуждает оставаться пассажиров на своих места. Посмотрев в окно, я ощутил некое дежавю, всё верно, похожая картина была в моём кошмаре. Поезд на месте, за окном лес, и я только что заметил, что в коридоре вагона стояла гробовая тишина. Я начал было уже приближаться к помещению проводника, но мой путь прервали крики из соседнего вагона. Не знаю сколько я стоял в оцепенении, но по ощущениям было минут 10. К тому моменту на часах было уже пол десятого, и меня немного клонило в сон. На подходе к своей цели, всю мою сонливость как рукой сняли быстрые шаги, что стало стимулом для меня поскорее зайти к проводнику. «Здравствуйте, можно пожалуйста войти?»- начал я своим вопросом. За дверью в ответ последовал звук открытия замка, и напряжённый проводник. «Быстрее выходи.»- шёпотом подозвали меня. «Я так понял, никакой поломки нет?»- обращался я к персоналу. «Да, поломки нет, она была выдумана, чтобы не посеять хаос в вагоне.»- ответил мне проводник всё также шёпотом. «Тише!»- резко прервал меня он. За дверью послышался скрежет, и мы задержали дыхание. За скрежетом последовало слабое постукивание, и обычный на первый взгляд голос, просящий нас войти, однако в нём слышался нехарактерный для человеческого голоса хрип. После голоса сила стука начала усиливаться, перейдя спустя некоторое время в удары. Мы с Матвеем, так звали проводника, затаили дыхание и старались не подавать никаких признаков нашего присутствия, дабы то что стояло за дверью, явно не несёт ничего хорошего. Удары вскоре закончились, и за пределами нашего укрытия послышались отдаляющиеся шаги. Прошло всего 3 минуты с появления существа за дверью, но ощущалось это как вечность. Вооружившись всем что было под рукой, мы решили как-нибудь противостоять этому существу. Взяв два ножа и табуретку, я и Матвей отправились по вагону за этим монстром, возможно проводя свои последние минуты на этом свете, но мы попытаемся предотвратить последующие жертвы. Оно стояло к нам спиной, и мы решили напасть, но половица под ногами предательски скрипнула и «Слепой Кондуктор» явил себя с иной стороны. От двух резких ударов мы отлетели в другой конец вагона, оставив за собой грохот от падения. Тварь пошла на нас, и по правде говоря, я уже начал прощаться, но в момент замаха что-то остановило чудовище. Как оказалось, это был Дядя Кеша, он ударил существо ножом в спину, тем самым спасая нас. Монстр взревел, и развернувшись, одним ударом вспорол живот Иннокентию. Из последних сил, мой сосед вонзил нож существу в лицо, и упал нам спину, тварь же издала предсмертный хрип упала на живот, тем самым вогнав остриё ножа глубже в голову. Я подбежал к Дяде Кеше, он всё ещё был жив. «Послушай, друг мой, ты мне вряд- ли поверишь, но это правда. Ты-мой сын, а я-твой отец, я был вынужден уйти из семьи, чтобы вас не постигла печальная участь моих знакомых, надеюсь ты простишь меня, и передай пожалуйста своей маме, что я её люблю.»- сказал свои последние слова мой отец. Я не мог поверить в сказанное этим человеком, и от чего он пытался нас спасти? Несмотря на всё это, даже если он и оказался моим отцом, то он точно был неплохим человеком, либо же пытался таким показаться. Мы позвонили в полицию и скорую, благо связь в этом месте была. К нашему составу подъехали 3 машины полиции и 1 скорой помощи. Нас допросили, и мы не боялись сказать правды, поскольку у нас были явные доказательства, и дело быстро замяли. Тело Иннокентия удалось опознать, и по итогу наше родство подтвердилось. Я стоял над телом отца в морге, и просто пустил мужскую скупую, но не сдержался, и расплакался. Успокоившись, я уже было покинул это мрачное место, но меня подозвал к себе следователь. «Сочувствую твоей утрате пацан, но думаю тебе необходимо узнать немного о своём отце.»- сказал он. «Давайте, только не в такой обстановке.»- ответил я. «Я думаю вы знаете о трудностях жизни в России в 90-ых, криминал развивался, разные ОПГ, проще говоря тёмные времена были. Ваш отец стал частью одной хулиганской группировки, которая обходила поезда и наводила там хаос, и хаос это мягко сказано. По рассказам очевидцев, однажды они пришли в поезд полностью накуренные, начали громить буквально всё, бить окна, шуметь и мешать другим пассажирам, одному участнику персонала это крайне взбесило, и он пошёл в купе к ним. Началась потасовка, и они убили кондуктора. Сойдя на ближайшей станции, они изуродовали труп, и закопали недалеко от железной дороги в лесу. Когда наши сотрудники нашли его, все просто обомлели, и даже не сразу смогли достать, глаза были зашиты проволокой, горло перерезано, и всё туловище в ножевых ранениях. Спустя несколько дней, от родственников начали поступать звонки в милицию, о пропаже этих подонков. Прошло некоторое время, и на железных дорогах того направления, начали находить разрезанные поездом тела, улик не было, но на рельсах были не просто тела, а обмотанные всё той же проволокой. Найдены были все участники этой банды, кроме вашего отца. Поэтому вашего Иннокентия и признали пропавшем без вести. По рассказам его родственников, он был приличным человеком, и все отрицали что он мог быть соучастником этих чудовищных злодеяний. И вот, спустя столько лет он объявился, но не так, как хотелось бы. О тех пугающих событиях начали сочинять разного рода страшилки и легенды, в одной из которых вам к сожалению, и удалось побывать. На этом у меня всё Стас Иннокентиевич.»- закончил следователь. Мы ещё немного поговорили, и окончили беседу рукопожатием. Во мне после всего этого смешались печаль, страх, и некое подобие стыда за своего папу, тем не менее он спас нас. И я его прощаю, возможно он не хотел ввязывать нас в это, оттого и ушёл. Я стал ответственным на похоронах своего отца, всё прошло гладко, приехала даже мама, я старался успокоить её, сводив в местную кофейню, как оказалось, она не знала точной причины ухода отца, мол просто ушёл и всё. Жизнь наладилась постепенно, и чтобы успокоиться, решил переехать на дачу, природа всегда успокаивала меня. На этом история и заканчивается.

PostHeaderIcon Пожирающий хвост

​​​​Пожирающий хвост​​​

Единственное в чем я точно уверен, смотря на нее в белоснежном платье, идущей ко мне с букетом маленьких роз, это то, что я люблю ее. Люблю так сильно, что ничто не делает меня таким счастливым как ее улыбка. Мы познакомились год назад в местном кафе. Как только я увидел ее понял? Что она особенная. Несмотря на тяжелый период в своей жизни, она не отшила меня, приняла и открылась, а я помог пережить ей утрату жениха, который погиб за неделю до их свадьбы. Что ж, я рад быть теперь вместо него и быть с Лиз. С этого дня мы будем муж и жена, я не дам ей больше страдать, укрою от всего, только чтобы ее глаза светились от счастья. Стоя лицом к лицу мы поглощали друг друга взглядом, ее черные глаза смотрели в мою суть, когда она так смотрела я был готов вынуть душу из груди и подарить, стоило ей только бы попросить меня об этом. Обменявшись клятвами, мы скрепили обещания крепким поцелуем и направились в светлое совместное будущее.
​Год после свадьбы не изменил моего отношения к Лизи, время проведенное с ней стало самым лучшим в моей жизни. Она была вулканом, даже во внешнем спокойствии энергия жизни хлестала из нее, пробуждая все вокруг. Люди словно бабочки на свет тянулись к ней, окружая вниманием. За этот год она сумела открыть два ювелирных салона, конечно не без моей помощи, деньки которые она попросила на открытие бизнеса были не велики, но именно она, моя Лиз сделала из мелкого увлечения, крупный бизнес.
​- Джо, я уеду на два дня. – вырвала из мыслей меня она, вглядываясь в глаза и пытаясь предугадать мою реакцию.
​- Когда? Почему на два?- манерно сложив ногу на ногу придавая себе непоколебимый вид, спросил я.
​- Завтра, ты же знаешь, никто кроме меня самой не сделает лучше! Хочу проконтролировать весь процесс по созданию новой коллекции, за один день я ничего не успею- выдохнула она – Туда ехать только пять часов. – С грустью она села на наш диван, мы долго выбирали цвет обивки, прежде чем сошлись на нейтрально бежевом.
​- Я не смогу поехать с тобой Лиз, работа.- Приобняв ее за хрупкие плечи и облокотив на себя, сказал я. Было грустно от того, что не могу сопровождать ее всегда, мысли о том что мы слишком много работаем и не успеваем насладиться самым важным в жизни вгоняли меня в тоску безысходности.
​- Знаю – Улыбнулась она, глянув на меня подбадривающим взглядом.
​- Хорошо, два дня… — медленно прожевал это слова я, — Лиз, подумай о детях, может ты передумаешь, я не хочу откладывать. Как раз у тебя два дня на размышление, сама с собой.
​- Ох, — подскочила она – Опять, Джо! Ты же знаешь я не подпишусь пока на то, чтобы пожертвовать карьерой, дела только начали складываться, — наклонившись ко мне и поцеловав в щеку, добавила – А еще, я не успела насладиться тобой, чтобы делиться любовью с кем-то еще.
​Я не любил подымать этот разговор, но не мог понять, почему она не хочет малыша. Может дело во мне, может она не хочет его именно от меня, или может она не чувствует себя комфортно со мной.
​- Ах да, у меня подарок! – заверещала она и мигом скрылась в нашей спальне. Выйдя обратно Лиз держала в руках маленькую синюю коробку. Мявшись с ноги на ногу, как совсем юная девочка, смущенно протянула ее мне.
​- Я сама придумала дизайн, хотела сделать что-то особенное.
Открыв футляр я увидел красивый серебряный кулон, это был дракон поглощающий себя за хвост.
​- Такой интересный, -улыбнулся я. – Он что -то значит?- Она верила во все приметы и мистику, я знал что Лиз придает смысл всему.
​- Догадливый!- потрепав меня по голове рассмеялась заразительным смехом она. – Уроборос- символ цикличности, перерождений, бесконечного круговорота жизней и смертей.
​- Уверенна, что я осилю такую мощь? – хохотнул я, никогда не веря в символизм и прочую ересь.
​- У тебя нет выбора Джо! – цепляя кулон мне нашею, совершенно серьезно сказала она.

​В дороге Лиз думала о Джо, о его желании иметь детей. Еще пару лет назад она мечтала о большом доме с уютным садом в котором будет выращивать свежие овощи, для двоих детей. Она мечтала как будет ждать мужа с работы, готовить его любимые блюда. Лиз очень хотела детей, но не сейчас. Сейчас она хотела другого, того чтобы все ее планы реализовались и тогда, она родит детей и будет счастливой женой. Джо был замечательный, порою она ловила себя на мысли, что он лучший муж которого только можно желать. Но как бы она не хотела любить его так же сильно, не могла. Лиз любила, любила так как неспособны многие, и как бы Джо ни старался, он не заменит ей Андре. Невозможно перестать любить человека, даже если он мертв. Ей было жаль Джо, он был достоин любви, семьи и счастья, но она не могла извлечь из своей души прошлых чувств.
​Монотонная дорога унесла Лиз в глубь себя, как вдруг на капот что-то рухнуло. Испугавшись Лиз выкрутила руль влево и машину понесло в кювет. Резко нажав по тормозам, она остановилась в миллиметре от дерева. Выдохнув Лиз опустила голову на руль, пытаясь унять дрожь в теле.
​- Что за хрень! – прошептала она, открыв дверь, желая взглянуть на причину почти случившейся аварии.
На капоте машины лежал огромный ворон, его клюв вонзился в металл капота. Лиз смотрела на него завороженно, ее глаза улыбались, взяв двумя руками птицу выдернула клюв из машины.
​- Благодарю за отклик на зов! – сказала она птице поглаживая по бездыханному тельцу. Сев обратно в машину Лиз включила погромче любимую музыку и пританцовывая выехала на дорогу, все шло так как она хотела.

​Утром было непривычно тихо, я ненавидел дни когда ее не было дома. Пустота образовывалась внутри меня. Я не мог запретить ей ехать, не мог бросить работу, поэтому приходилось мириться с обстоятельствами и ждать возвращения Лиз. Сегодня предстоял сложный день, две операции, я должен собраться с мыслями и духом. Выпив чашку кофе, надеясь что оно меня взбодрит как всегда, вышел из дома. Закрывая дверь мои руки тряслись, это было то чего я всегда боялся, ведь руки хирурга это его все. Вдохнув глубоко десять раз, так учил меня справляться со стрессом мой друг психиатр, дрожь в руках понемногу начала стихать. Улыбнувшись, что все не так плохо, просто нужно успокоиться и дождаться звонка от Лиз где она скажет что доехала и с ней все хорошо, я сел в машину. Покрутив в руках кулон подаренный ей я спрятал его под рубашку и завел мотор выезжая на привычную за семь лет работы дорогу.

​В ординаторской стояли мои коллеги и что-то бурно обсуждали.
​- Что за кипишь? – улыбнулся я, натягивая белый халат на рубашку.
​- О Джо, мы как раз обсуждали твою пациентку, сегодня оперируется у тебя! – сказал анестезиолог, поправляя очки съехавшие на кончик носа.
​- И? Она готова? Операция через пол часа, как ее гемоглобин?
​- Все в норме, она здорова как лошадь.- расхохотался второй собеседник, его бас всегда слышно издалека.
​- Отлично, тогда что вас так взбудоражило? – улыбнулся я.
​- Ее глаза, которые ниже шеи, ты заметил как она поглаживает грудь когда нервничает? – Облизнув губы сказал мужчина в очках. — Обсуждали кому из нас утешить ее после операции.
​- Вы как всегда!- засмеялся я, они любили пофантазировать на тему пациенток, я же не мог представить себе что меня может заинтересовать кто-то кроме Лиз.
​- Ты совсем одичал со своей женой, Джо бросай ты эту правильность, раньше было весело, помнишь… — собирался продолжить мой коллега, но я резко вышел в коридор не желая слышать глупых разговоров. Взгляд упал на руки, они снова подрагивали.
​- Черт!- сказал я, что сегодня за день, нужно успокоиться, я не смогу сшить суставы в таком состоянии, быстрым шагом пошел к себе в кабинет, нужно изучить все анализы и позвонить Лиз, она должна была уже доехать.
​Сидя за большим деревянным столом я перебирал папки в которых были все сведения о пациентах, но сосредоточиться ни на одном не мог. Она еще не звонила, прошло семь часов с ее отъезда, мне не хотелось быть назойливым, но справиться с нервами для успешной операции был обязан. Не выдержав больше напряжения, схватил телефон и набрал Лиз. Долгие гудки заставили фантазию рисовать страшные картинки в голове, вдруг что-то случилось!
​- Алло, — послышался звонкий любимый голос.
​- Лиз, черт! Ты где?- руки предательски трясло.
​- Я на месте, ты чего такой нервный? Извини сразу поехала к дизайнеру и забыла набрать..- когда она говорила так нежно, искренни, я не мог злиться.
​- Ладно. Я пропаду на шесть часов, вечером в номере будешь, набери меня. – Хоть злость и прошла я хотел чтобы она услышала, что обида на то что она не позвонила есть.
​- Удачи, целую! – услышал смачный поцелуй в трубку я, так и оставшись сидеть глядя в окно с идиотской улыбкой на губах. Руки больше не тряслись, я был готов работать.
​Мое внимание привлекла фамилия сегодняшней пациентки, я вспомнил что уже встречал человека с этой фамилией. Примерно два года назад, у меня была срочная операция, молодого парня привезли с места аварии, я одиннадцать часов кропотливо пытался завести его сердце, это была самая сложная операция в моей практике. Я не справился, природа взяла свое и он умер под моими руками. Это был удар для меня, я долго отходил от его смерти, он был первый и последний кого я не спас.
​Заходя к мисс Лютер, я переживал, что история повторится.
​- Добрый день, прекрасно выглядите Милли, готовы?- Добродушно сказал я, женщина была молода и красива.
​- Готова доктор, немного страшно, но готова. Успокаиваю себя, что это всего лишь рука. – нервно рассмеялась она.
​- Все будет хорошо, не переживайте, а после отметим ваше возвращение в большой спорт.
​- Обязательно! – ее пухлые губы растянулись в лучезарной улыбке.
Через пятнадцать минут Милли лежала на холодном металлическом столе, анестезия подействовала на нее быстро и без осложнений, мед. Сестры обрабатывали руку для начала операции, я четко знал свои действия, продумав каждый шаг.
​- Готово. – сказала старшая мед сестра, отодвигаясь и уступая мне место для начала действий.
Взяв скальпель в руки я сделал первый надрез, распоров нежную кожу, вторым шагом было раскрыть мышцы, четким движением я вел руку, но гул в комнате резко оглушил меня. Одернувшись и выронив скальпель, я схватился за голову пытаясь закрыть ладонями уши, чтобы не оглохнуть.
​- Что это? – кричал я, но медицинский персонал смотрели на меня выпучив глаза, явно не понимая о чем я.
​- Ааааа, выключите этот звук!- продолжал орать я, было настолько громко, что казалось мозг вот вот взорвется. Я ощутил что не выдержу, но гул резко исчез как и появился, а с ним исчезли силы, я опустился на пол и обмяк, смотрел на людей бегающих вокруг меня, на мисс Лютер Милли лежащую под наркозом.
​- У него кровь!- вскрикнула молодая девушка а белом халате.
Приложив руку к носу я почувствовал что-то влажное, из ушей чувствовалось будто вытекает все содержимое головы, тронув их и посмотрев на руки я увидел кровь. Кровь лилась из ушей, носа, во рту был вкус железа. Как врач, я понимал, что это конец, внутричерепное кровотечение, но мои мысли панически прокручивали одно имя, Лиз, я не могу с ней так поступить, я не могу умереть и бросить ее.
​- В реанимацию. – скомандовал я, захлебываясь кровью. Дальше все было как в тумане, лица, знакомая палата, капельницы, сон, много сна.
​- Джо, дорогой, слышишь меня? – я слышал ее голос где-то вдалеке, неужели это опять сон.
​- Лиз.. – прошептал я.
​- Да, ты слышишь! Я здесь, возвращайся, прошу!- молил любимый голос.
​- Лиз.. -снова повторил я, с усилием открыв глаза.
Это был не сон, как я думал, Лиз и правда сидела рядом и гладила меня по руке.
​-Привет. – Улыбнулась она.
​- Привет – прохрипел я, вкус металла еще наполнял мой рот. – Можно воды?
Она быстро подала мне стакан и аккуратно придерживая его, напоила.
​- Лучше,- улыбнулся я. – Что сказали врачи?- мне нужно было понимать, что со мной и как дальше.
​- Разводят руками, пока изучают кровь, сказали нужно МРТ как немного придешь в норму. – ее лицо было встревоженным, она забавно поджимала губки когда переживала, подняв ее лицо за подбородок и взглянув в глаза сказал:
— Все будет хорошо, я люблю тебя!
​Два дня я находился в палате, окруженный вниманием коллег. Лиз приезжала каждое утро, привозя фрукты и йогурты. Врачи не могли установить причину моего самочувствия, показатели крови были идеальны. На третий день меня решили выписать, состояние нормализовалось, а слабость в теле, как я считал, быстрее пройдет в уютной атмосфере, рядом с Лиз.
​Пол дороги по пути домой мы молчали, Лиз внимательно следила за дорогой. Я сидел на заднем сидении ее автомобиля и гадал о чем она думает.
​- Лиз, все хорошо? -не выдержал и спросил я.
​- Нет. Ты же знаешь как я не люблю все эти больницы, они вгоняют меня в депрессию.- грустно вздохнула она, не отрывая взгляд от дороги.
​- Поэтому вышла замуж за хирурга? – решил развеселить ее я.
​- Ты знал что Андре умер в вашей больнице? – эти слова ударили меня как хлыст, по непонятным причинам я ненавидел этого человека, наверное за то что он был с ней до меня, а возможно за то, что если бы он не погиб Лиз никогда не стала бы моей. По ее щекам катились слезы, я наблюдал за ней в зеркало заднего вида.
​- Я испугалась Джо, понимаешь?
​- Я не знал этого Лиз, ты еще скучаешь по нему? – выпалил я.
​- Он был важным человеком в моей жизни, я любила его. Но сейчас мне важен ты!- первый раз она взглянула на меня. – Ты надел кулон который я подарила тебе?
​- Нет, знаешь без него мне легче, как будто сил больше. – я сам удивлялся, но именно когда с меня его сняли в палате, кровотечение прекратилось, но связывать эти вещи мне казалось глупо.
​- Джо, одень его, он сделан с любовью, мне так легче, когда знаю что он на тебе. – умоляюще взглянула она вновь.
​- Хорошо. – ответил я, потянувшись к рюкзаку с вещами в который положил ее подарок. Нащупав в куче барахла округлый предмет, потянул его, но он выпал залетев под переднее сиденье, потянувшись за ним я почувствовал что-то более крупное и достал.
​- Что за хрень, Лиз остановись! – воскликнул я. Лиз резко дернула в сторону тротуара притормаживая.
​- Что случилось?- испуганно спросила она, заглушая мотор.
​- У тебя тут дохлая птица! Как она попала сюда? – открыв дверь авто я выкинул полу разложенный труп на бордюр.
​- Наверное залетела когда я ехала по трассе. – спокойно ответила она.
​- И ты не заметила ее? – удивился я.
​- Думаешь если бы заметила, оставила дохлую птицу в машине? – вспылила она. – Джо, усаживайся удобно, я хочу домой. – заводя мотор и выезжая обратно на дорогу сказала она.
Со второй попытки я все же нащупал кулон под сиденьем, немного повертев его в руках, одел на себя.
​Следующую неделю я пролежал дома, вставать с каждым днем было все тяжелее, силы утекали от меня, порою я спал сутками. Лиз каждый день уезжала на работу, сетуя на то, что не может все бросить и быть со мной. Она опасалась, что пока я не работаю мы обанкротимся. Обследования которые я проходил каждые два дня, не давали ответов на вопрос что со мной. Я подозревал, что у меня опухоль, но подтвердить диагноз или опровергнуть, никто не мог.
​Сегодня днем я чувствовал необычный прилив сил, и ждал возвращения Лиз, чтобы порадовать ее улучшением. Я даже смог приготовить незамысловатый ужин. Услышав стук каблучков вошедших в дом, я был счастлив, она пришла раньше, значит у нас было больше времени провести его вместе.
​- Джо, это я, ты где? – спросила она из холла.
​- Я на кухне, ты раньше сегодня. – ее голос и присутствие наполняли меня жизнью, наконец я чувствовал себя мужчиной который сможет обнять свою женщину, а не овощем.
​- Отлично, но у меня плохие новости. – ответила она входя на кухню и облокотившись на столешницу.
​- Ну нет, только не сегодня… — закатил глаза я.
​- Мне нужно уехать сегодня ночью, прости, дизайнеры снова напортачили. – Угрюмо отвела взгляд она.
​- Сегодня? почему не завтра утром? – я искренни не мог понять срочности ночного отъезда. Лиз подошла ко мне взяв нежно, как умеет только она, мою руку и сказала:
​- Джо, кто если не я?
​- Кто если не ты… — тихо повторил я, Понимая как ей важен бизнес. Ее горячие губы коснулись моих, сладость поцелуя будоражила меня и мысли о ее отъезде отступили, уступив страсти т желанию обладать ею. Прижав за хрупкую талию и расстёгивая змейку ее платья, все внутри закипало, но она отодвинулась и сказала:
​- Не сейчас, ты еще слишком слаб, я боюсь! – покрутив дракона на моей груди, улыбнулась. – Не снимай его пока меня не будет, так я буду меньше волноваться.
​- Обещаю. – слабость в ногах резко вернулась и я направился в кровать.
​Маяться от бессонницы мне не приходилось, сон одолевал стоило только коснуться головой подушки. Я редко видел сны, а может просто никогда не запоминал их, но сегодняшний буду помнить долгого.

​Лиз стояла у детской кроватки и напевала мелодию, я был удивлен, но счастье переполнило меня, подойдя к ней и взглянув в колыбель плавно раскачивающуюся. Белое одеяло укрывало малыша с головой, он шевелился под ним издавая булькающие звуки. Я обернулся на Лиз в немом вопросе. Ее взгляд был направлен куда-то вдаль, а на лице застыла улыбка. Сдернув покрывало с младенца я отшатнулся, в кровати лежало что-то напоминающее ребенка, ручки и ножки были в крови, головы не было, только туловище, на месте животика было лицо, окинув меня взглядом оно заулыбалось и забулькало выплевывая из маленького ротика сгустки крови.
Когда я открыл глаза мне нужно было еще какое-то время чтобы осознать что это был сон. Но чувство внутренней тревоги не покидало меня. Лиз, мне нужно остановить ее, нельзя чтобы она уехала, мне казалось что произойдет что-то ужасное если я отпущу ее. Посмотрев на часы и увидев пол первого ночи, я понимал, что скорее всего ее уже нет дома, но все же помчался в спальню, раньше, до болезни мы спали вместе, но я не хотел ее тревожить и ушел в гостиную. Включив свет в комнате, я увидел кровать уже пуста.

​Лиз неслась на предельной скорости, желая быстрее добраться до места, так важного ей. Она знала, что любит Джо, за его заботу, его любовь, доброту. Слезы текли по ее щекам, но как бы сильно ей не было жаль его, она любила его всего лишь как друга6 брата, и это давало возможность двигаться дальше.

​В комнате Лиз как всегда был идеальный порядок, я набрал ее номер четыре раза, но она так и не ответила на звонок, тревога нарастала, я пытался вспомнить адрес фабрики, где производили ее украшения, но не мог, неужели что-то случилось, паника волнами накрывала мой разум.
Руки сами потянулись к ее шкафчику, я никогда не позволил бы себе влезать в ее личное пространство, но мне нужно было узнать куда она направилась. В ящичке аккуратно лежали договора по аренде, пару пластиковых карт, помада и блокнот. Увидев его, гора спала с плеч, в нем должны были быть записи с адресами, в этом я был уверен. Открыв его и начав листать, содержимое удивило меня, на каждой странице были указаны лунные сутки и какие-то символы, а в конце блокнота аккуратно вклеена фотография, но не моя, она принадлежала ее прошлому возлюбленному. Парень с фото смотрел на меня как живой, в животе завибрировало и тут мой взгляд упал на его обнаженную грудь. У него было тату в виде моего кулона, дракон пожирающий хвост. Голова закружилась от того, что я вспомнил, именно с таким тату у меня был пациент по фамилии Лютер, тот самый которого я не спас. О Боже, Лиз говорила, что он умер в мой больнице, но я не думал, что он умер под моими руками. Мне срочно нужно было к ней, задать вопросы и найти ответы. Носить на себе ее подарок я больше не мог и сорвав его с себя вложил в карман брюк. Мысль о том, что она просто видит во мне замену своему Андре бесила. Резко осознав, что наши приложения по отслеживанию смартфонов связанны, я схватил ключи от своей машины и отправился к Лиз.
Навигатор показал ее местоположение, всего час езды за город, но Лиз говорила, что ехать не меньше пяти или шести часов. Я нервничал за нее, может по дороге что-то случилось, силы которых долгое время не было в моем теле вернулись, то ли от эмоционального шока, то ли от того что я снял чертов кулон, хоть мне и было смешно от собственных предположений, мое улучшенное состояние без него доказывало связь. Дорога становилась туманной и я плохо видел окрестности. Куда именно выводит навигатор, я понять не мог, пока не увидел огромные железные ворота с крестом, хмурые деревья склоняли кроны над надгробиями. Что за бред, думал я, где фабрика, дизайнеры? Ситуация происходящая вокруг вызывала нервный смешок. Но останавливаться я не собирался, мне нужно было ее найти. Выйдя из авто, я вошел на кладбище, крики ворон донеслись со всех сторон, было неуютно, до этого момента мне не приходилось в подобных местах ночью. Что же вызывало в душе неприятный скрежет, понять было сложно, мертвых я не боялся никогда, в мистику и страшные истории веры не было, но что-то инстинктивное, глубокое кричало мне « Беги Джо!». Противясь внутреннему голосуя шел вперед, пока не увидел огоньки, из-за тумана было сложно понять далеко или близко они, но я чувствовал, мне туда. На земле перед надгробием кругом горели свечи, а в центре мелкими костями был выложен символ напоминающий звезду, но намного сложнее. Руки нервно потряхивались, я не мог собраться с мыслями, надпись на могильной плите была ударом в самое сердце « Андре Лютер». Черт, Лиз, что же ты творишь! Пронеслось у меня в голове. Позади послышался шорох и я обернулся. Она стояла опустив голову и закусив нижнюю губу.
​- Лиз, дорогая, что происходит? – подошел к ней я и взял за руку, она не сопротивлялась.
​- Ты ведь понимаешь?- подняла красные от слез глаза она, — Я люблю его, ты знаешь как человек способен любить? Знаешь как сильно можно гореть только одним человеком? – Слезы текли по ее щекам.
​- Знаю Лиз, я ведь люблю тебя! Поехали домой, он мертв.
​-Мертв!?- Засмеялась она. — Понимаю, ты сделал все что мог как врач, но ты не спас его!- ее маленький кулачек ударил с ненавистью мне в грудь. Было больно немыслимо, но не физически, она била мою душу, говоря эти слова.
​- Прости, но я не всемогущий.- разозлился я.
​- Ты все исправишь Джо, ты наконец спасешь, ты такой замечательный, мой Джо.- шептала она, ее руки обняли меня, внутри что-то снова закричало « Беги! Беги Джо!», но я стоял, пока не почувствовал как ее рука легла на мое сердце, боль одолевшая не была похожа ни на что. Она прожигала кожу, сводя скулы, пальцы на руках онемели, опустив голову я увидел у себя в груди кулон, тот самый, что Лиз подарила мне, он впился в кожу прожигая одежду и плоть, казалось он врастает в самое сердце. Посмотрев На Лиз, на ту, которую я так бесконечно любил, прошептал то, в чем был всегда уверен:
​- Я люблю тебя! – Темнота окутала меня.

​Глаза слиплись, разомкнуть их казалось почти невозможным ,но голос, ее голос вдалеке:
​- Я так люблю тебя, я скучала!
Всхлипы, неужели я спал или мне снова стало плохо и всего того не было, может это просто сон! Распахнув глаза я увидел ее, мою Лиз и… себя! Лиз и мое тело прижимались друг другу, гладили волосы, лица, как будто наслаждаясь встречей после долгого расставания.
​- Лиз! – крикнул я, но она не слышала. Я видел как взявшись за руки они уходили с кладбища, моя Лиз и он, Андре Лютер, шел в моем теле. Тогда кто же я теперь, тень, а может быть душа.. Как она сделала это, зачем, наверное ответов на эти вопросы я не получу уже никогда. Девять дней я пытался выйти за пределы этого проклятого кладбища, но каждый раз сделав шаг за ворота, оказывался у могил. Со временем у меня начали появляться увлечения, я понял что вороны, не все, но некоторые, видят или чувствуют меня, я подзывал их и они слетали с деревьев опускаясь на могильные плиты, я гладил их, иногда даже болтал.
Наступила еще одна одинокая ночь, полная Луна светила ярко, туман под ее светом рассеял. Я догадывался, что моя душа привязана к могиле Лютера, про Лиз старался не думать, но признался себе, что не могу злиться , я понимал ее, понимал как никто другой. Она любила его, так сильно, как я люблю ее, возможно будучи на ее месте поступил так же. Возможно.
Мое внимание привлек шум в глубине деревьев, в той стороне где были самые старые захоронения, с любопытством обернувшись я увидел свору собак, радостно виляющих хвостами, перегавкиваясь они бежали в мою сторону. Приглядевшись я заметил свет мелькающий позади стаи, кто-то нес факел, настолько яркий, что смотря на него все вокруг начинало расплываться.
​- Кто ты?- Громко спросил я. В ответ поднялся лай собак. Факел несла тень, разглядеть ее было невозможным даже когда она подошла вплотную, черты тела напоминали женский силуэт, то что стояло передо мной мелькало как блик, казалось если моргнуть она исчезнет. Затаив дыхание я ждал, сам не зная чего, но ждал. Из груди что-то рвалось наружу, женщина -тень протянула руку.
​- Отдай! – услышал я, женский властный голос в своей голове.
​- Бери. – ответил я и вложил свою руку в ее.
Легкие наполнились воздухом и я вздохнул, так глубоко, как не дышал никогда. Не отпуская моей руки женщина с факелом развернулась и сделала шаг туда, от куда пришла. Я сделал шаг за ней и услышал звон, что-то выпало на могильную плиту, обернувшись и взглянув, я увидел серебряного дракона поедающего своей хвост. Пнув его к могиле, которую так любила Лиз, я с улыбкой ушел с прекрасной женщиной- тенью, под вой собак и свет полной Луны.

Автор Кристина Рути.

PostHeaderIcon японскии легенды

Онрё традиционно японские городские легенды посвящены страшным потусторонним существам, которые из мести или просто из вредности вредят живым людям. Авторы японской «Энциклопедии монстров», проведя опрос среди японцев, смогли насчитать более сотни рассказов о разнообразных монстрах и призраках, в которых верят в Японии. Обычно в качестве главных героев выступают духи онрё, которые стали широко известны на Западе, благодаря популяризации японских фильмов ужасов. Онрё (??, обиженный, мстительный дух) — это привидение, дух умершего человека, вернувшееся в мир живых, чтобы отомстить. Типичный онрё — это женщина, погибшая по вине злодея-мужа. Но гнев призрака не всегда обращен против обидчика, иногда его жертвами могут быть и невинные люди. Онрё выглядит так: белый саван, длинные черные распущенные волосы, бело-синий макияж айгума (??), имитирующий мертвенную бледность. Этот образ часто обыгрывается в массовой культуре как в Японии (в хоррор-фильмах «Звонок», «Проклятие»), так и за границей. Есть мнение, что Скорпион из Mortal Kombat — тоже из онрё. Легенда об онрё восходит в японской мифологии к концу VIII века. Считается, что многие известные японские исторические персонажи, реально существовавшие, стали онрё после смерти (политик Сугавара-но Митидзанэ (845-903), император Сутоку (1119-1164) и многие другие). Японское правительство боролось с ними, как могло, например, строило прекрасные храмы на их могилах. Говорят, что многие известные синтоистские храмы, на самом деле, выстроены с целью «запереть» онрё, чтобы не дать им выбраться наруж

. Кукла Окику Японии эта куколка известна каждому, ее зовут Окику. Согласно старой легенде, в игрушке живёт душа маленькой умершей девочки, которой принадлежала кукла. В 1918 году семнадцатилетний парень Эйкичи купил куклу в подарок своей двухлетней сестрёнке. Девочке кукла очень понравилась, Окику не расставалась со своей любимой игрушкой практически ни на минуту, каждый день играла с ней. Но вскоре девочка умерла от простуды, и родители положили в память о ней ее куклу на свой домашний алтарь (в домах буддистов в Японии всегда есть небольшой алтарь и фигурка Будды). По прошествии некоторого времени они заметили, что волосы куклы начали расти! Этот знак был расценен как признак того, что душа девочки переселилась в куклу. Позже, в конце 1930-х, семья переехала, а куклу оставили в местном монастыре города Ивамидзама. Там и сегодня живёт кукла Окику. Говорят, что волосы ей периодически подрезают, а они всё равно продолжают расти. И, конечно, в Японии все точно знают, что подстриженные волосы подвергали анализу, и оказалось, что принадлежат они настоящему ребенку. Верить или нет — дело каждого, но в доме мы бы такую куколку держать не стали.

Ханако-сан тдельная группа городских легенд – легенды о призраках-обитателях школ, а точнее, школьных туалетов. Возможно, это как-то связано с тем, что стихия воды у японцев является символом мира мёртвых. Легенд о школьных туалетах великое множество, самый распространённая из них о Ханако, туалетном призраке. Примерно 20 лет назад это была самая популярная страшилка младших школьников в Японии, но и сейчас она не забыта. Каждый японский ребенок знает историю о Ханко-сан и каждый школьник в Японии, в то или иное время, стоял в страхе и не решался войти в туалет в одиночку. Согласно легенде, Ханако была убита в третьей кабинке школьного туалета, на третьем этаже. Там она и обитает — в третьей кабинке всех школьных туалетов. Правила поведения простые: нужно постучать в дверь кабинки три раза, и назвать её имя. Если все сделать вежливо, то никто не пострадает. Вроде бы она совсем безвредна, если ее не беспокоить, и встречи с ней можно избежать, если держаться подальше от её кабинки. Кажется, в «Гарри Поттере» был персонаж, очень похожий на Ханако. Помните Плаксу Миртл? Она призрак девочки, которую убил взглядом Василиск, и обитает этот призрак в туалетной комнате, правда, на втором этаже Хогв

PostHeaderIcon Болотные лорды

Автор:Haron
Контакт:arhipenkor@mail.ru
Болотные лорды.
Вас когда-нибудь настигали неодолимые приступы угрюмого, мрачного настроения, когда темные мысли буквально захватывают каждую грань вашего сознания? Наверняка да. Даже самых жизнерадостных и стойких людей иногда накрывает неотвратимая волна безжалостного одиночества и бессилия. Вот с таким тяготящим чувством, глядя на безжизненные, серые пейзажи поздней осени, пролетающие за окном стремительно летящей сельской электрички, я мчался в одну из безвестных деревень нашей необъятной родины. Унылые краски центральной части России в ноябре, сменялись лениво пролетающими столбами электропередач, из-за монотонного движения кажущиеся чуть искривленными. В кармане куртки, рука хрустнула бумажкой, направлением на работу сельским врачом. Да, кому-то может показаться не совсем перспективным ехать к черту на куличики на три года. Возможно даже настолько, что год в армии может показаться куда соблазнительнее, но спасибо, не мне. Так что предложение декана я принял с радостью, хоть для вида конечно и похмурил брови, вроде как задумавшись. Не то чтобы я был совсем недоволен положением. Конечно мятежный юношеский дух немного пострадал от перспективы прожить несколько лет на задворках цивилизации, но в данный момент, без видимых перспектив, все-таки во мне царило мрачное смирение.
Лениво откинувшись на деревянную спинку, я отвел взгляд от окна и стал посматривать на окружающих людей. Их было немного, три человека. В дальнем конце кутался в широкую фуфайку жилистый мужичок со всклоченной бородой, коренастая старушка с веселым огоньком в глазах посматривающая в окно, и усталого вида женщина, лет 50-ти, задумчиво перебирающая руками края потрепанной кожаной сумки. Освещение тускло мерцало, ехать надо было еще около двух часов. Неумолимо клонило в сон, но я боялся проспать нужную остановку, а просить своих соседей по вагону было как-то неуклюже с моей стороны. Да они могли и выйти раньше.
Время неумолимо приближалось к полночи. К этому времени все люди покинули вагон, и стало по-настоящему жутковато. Я уже был бы рад даже скрипучему, холодному голосу «Осторожно двери закрываются», однако в старой электричке явно что-то было с динамиками, и низкий затяжной тон, звучал жутко, с угрозой. Переведя взгляд на окно, я увидел, как влажные полосы стремительно пересекают его косыми линиями. Дождь. Ну только этого сейчас и нахватало. Почему-то из всех обязательных вещей, именно зонт я и не взял. Поскрипывание колес, электричка замедляла свой ход. Обычно тот самый жутковатый женский голос возвещал о остановке, но не в этот раз. Просмотр расписания в телефоне, однако, сомнений не оставил, это была моя остановка. Прихватив небольшой чемоданчик, я вышел на холодный перрон. Дождь шел небольшой, но морозными иголками неприятно покалывал лицо. Меня смутило, то что свет горел только в моем вагоне, разве это обычное дело? Появилось сильное желание добежать до машиниста, чтобы удостовериться что ты не один в этом чертовом месте. Тем временем электричка начала свое плавное движение, растворяясь в дождливой дали. Постояв какое-то время, я оглянулся по сторонам. Ни одного фонаря, ни света луны или звезд, только падающие капли, и темный лес, вокруг узкой полосы железнодорожного полотна. Достав телефон и убедившись в полном отсутствии связи, я с досадой осмотрелся внимательней. От перрона взгляд нащупал нечто отдаленно напоминающее примятые стебли травы, возможно это и была тропинка. Появилась мысль не идти сейчас в потемках, и подождать до утра, но сводящие от холода мышцы протестующе заскрипели при движении. Ну что ж, подумал я, выбор невелик, воспользуюсь этой тропкой. Если что, вернуться всегда смогу по этой же тропе, но стоять на одном месте и мерзнуть явно не лучшая идея.
Тропа извиваясь по небольшой опушке вела под кроны деревьев. Если до этого было темно, то сейчас стало просто как с закрытыми глазами. Дождь барабанил по редким листьям, вода тонкими ручейками стекала на мягкую от пожухлой листвы землю. Лес был лиственный, и очень дремучий. Включив на телефоне фонарик, я был неприятно удивлен низким зарядом батареи. Рассеянный луч фонаря вырывал из зловещего мрака небольшое пространство, на пару шагов. Я осторожно двинулся дальше. Ветер надсадно завывал подобно узнику в зловещем подземелье. Настолько ярко мне это представилось, что я чуть ли не буквально начал слышать лязганье цепей по пути к эшафоту. Тропку покрывали торчащие коряги и упавшие ветки. Так в пути прошло около получаса, но ни одного домика, или огонька мне в поле зрения не попалось. Нарастала паника, захотелось вернуться назад, подождать еще какую-нибудь электричку и послать все к чертям. Неожиданно под ногами захлюпала вода. Внимательно оглядевшись, я увидел, что тропинка уперлась в небольшую поляну, блестевшую от воды. Со следующим шагом, нога провалилась по щиколотку в мутную черную жижу. Ну да. Вот только болота мне тут еще не хватало. Как будто в подтверждение моей догадки в ноздри ударил резкий, затхлый запах водорослей и тухлых яиц. Растеряно оглядевшись по сторонам, я увидел, что тропка поворачивает направо. Подобрав лежащую палку, я проверяя почву, двинулся дальше. Вот полянка, которая оказалась болотом осталась в непроницаемой мгле. Осторожно крадясь по тропинке, я внимательно смотрел под ноги.
Вдруг монотонность моих действий, да и в целом уголок моей психической стабильности, прервало появление в свете фонаря пары сапог, прямо по тропке. От неожиданности я вскрикнул и, споткнувшись о корягу рядом с тропкой упал в поддернутую болотной ряской лужу. Руки и спина незамедлительно намокли в отвратительном хлюпанье, но это явно сейчас меня не беспокоило. В отблеске фонаря, отлетевшего в другую сторону телефона, передо мной возвышалась темная фигура. Высокая, укутанная в какое-то тряпье, с покрытой (каким-то мешком?) головой она невозмутимо стояла на месте. Ноги ее терялись в темноте. Ужас сковал все тело, давил подобно набрасываемым кольцам, не давал пошевелиться.
-Кто здесь? -прохрипел я. Совершено наивный, детский вопрос.
Фигура безмолвствовала. Ветер трепал драный мешок на ее голове, в прорехах которого поблескивало что-то белое. Пролежав какое-то время я дрожа поднялся на ноги. Подобрав телефон я с отвращением подошел к фигуре. В нос ударил резкий запах тухлого мяса. «Почему не убежать прям сейчас?», появилась вполне логическая мысль в голове. Но любопытство пересилило, и я, подойдя к фигуре откинул грязный мешок.
На меня скалясь выбитыми зубами уставился череп какого-то крупного животного. Похожий на коровий, он был на удивление деформирован, имел неправильные очертания, но при этом совершено цел, кроме отсутствовавших зубов. Глазницы находились не на одном уровне, правая была на целую ладонь ниже левой, челюсть была сильно вытянута вниз. Толи от моего движения, или по непостижимой зловещей прихоти, челюсть отпала, и из темного провала выпал длинный, кольчатый шланг, весь в отвратительной красно-зеленой слизи. В нос ударил такой смрад что я от неожиданности снова едва не упал, но удержался. Спустя мгновение до меня дошло что это какие-то внутренности, хотя я упорно и гнал эту догадку прочь. Спустя мгновение вся фигура резко осела вниз, оставив стоять только деревянный крест из кривых палок в обрывках кишок и каких-то внутренностей. Теперь все содержимое вперемешку с грязными тряпками и кусками разложившегося мяса теперь шевелилась у подножия креста. Именно шевелилась. Тысячи белесых червей взбугрились подобно пене эпилептика, красные волдыри в зловонных кусках вздувались, выпуская полчища мерзких падальщиков различных видов и размеров на волю. Тут мои нервы сдали окончательно, не в силах кричать, поскуливая от страха, я, схватив телефон ринулся прочь, назад, по той же тропке, по которой шел. В висках пульсировала кровь, в носу стоял все тот же отвратительный запах гниения дыхание сбивалось. Все мое сознание вопило, отказываясь верить в то что произошло, отказываясь искать логические плеяды, отказывалось выходить из паники. Вдруг, оглушительным для меня звоночком телефон сообщил о разряжении. Свет фонарика, это спасительный лучик, померк. Задыхаясь от ужаса, я упал на четвереньки. Тьма навалилась со всех сторон, только этот чертов ветер, голосом узника насмехался надо мной, а дождь так же колол своими иглами из непроглядной тьмы. Я пополз вперед, пытаясь на ощупь определить тропку, понимая, впрочем, что это глупо. Однако сама мысль остановиться на месте сковывала ужасом, заставляя непослушные, закоченевшие от холода конечности вяло перебирать по лежалой листве. И запах…Этот чертов запах никак не желал улетучиваться из моих ноздрей. Продвигаясь таким образом несколько минут, мои ладони внезапно потеряли твердую опору, и я по инерции влетел лицом в мерзкую, густую жижу болота, окунувшись с головой. Отчаянно барахтаясь, я с трудом выбрался, ужом извиваясь ногами. Болото огорченно всхлипнув тут же затянулось желтоватой ряской. Оттирая лицо, я в отчаянье привалился спиной на ближайшее дерево.
Внезапно туча, закрывавшая луну, отодвинулась, и луна своим мертвенным светом осветила тьму вокруг. Из туманной дымки выступила та самая болотная поляна, которую я заприметил ранее. Вдруг сердце сжалось от ужаса, разливая лед по всем жилам. Вокруг поляны стояли до смерти знакомые фигуры. Одна, две, три, четыре… Больше десятка фигур стояли как молчаливые стражи, негостеприимного леса. Все звуки, звуки ветра, дождя, потонули в моем вопле отчаянья. На том самом повороте тропы откуда я свернул, стояло отвратительное, чудовищное чучело, все с тем же грязным мешком на голове. У меня не оставалось выбора. Шатаясь, едва передвигая ноги я медленно побрел в сторону где я встретил первое чучело. Однако прямо-таки физически ощутимое движение сзади, заставило меня застыть и обернуться. Ближайшая ко мне фигура, как будто стала раскачиваться сильнее. Внезапно из широкого рукава ее тряпочного балахона выпало нечто до ужаса напоминающее серп. Лезвие недобро блеснуло в бледном свете, едва заметно поворачиваясь. Тут луну снова затянуло тучами. Лес пронзил такой силы леденящий вопль ярости, что сердце просто непросто отказалось работать на несколько секунд, из глаз хлынули слезы, тошнота подкатила к горлу. Уже не глядя ни на какие тропинки, я куда-то ринулся, по пути исторгая содержимое желудка. Ветки и коряги нещадно впивались в тело, но от ужаса я не чувствовал ни боли, не усталости, ни холода. Я несся так, как никогда не бегал, потаенный ресурс человека в экстренной ситуации бьющий ключом, переполнял меня. Не знаю сколько так я бежал, падал и полз, наверное, смог бы и дольше. Однако внезапная, острая боль пронзила глаз. Как бы старательно я не прикрывал глазницы, все же какая-то ветка нашла свою цель. От боли я упал, скорчившись на влажной земле. Руки стали ощупывать глаз, однако с омерзением и первобытным страхом я почувствовал только теплую слизь, сочащуюся из глазницы. Думаю, это конец. Я не самый лучший студент, но я понимаю, что такая рана в данных условиях смертельна. И без того кромешная тьма пошла полосами боли в уцелевшем глазу. Что может привести в чувство в таких условиях?
Только одно. Неторопливое шарканье нескольких десятков ног, молчаливое шествие загадочного нечто, в этом дремучем лесу среднерусской равнины. Я замер, моментально закрыв рот рукой, и впившись в нее зубами. Тьма вокруг задавила все, задавила боль, приглушила все чувства, кроме ужаса. Внезапно я ощутил резкую боль в плече. Затем боль полоснула по бедру и предплечью левой руки. Физически ощутив, как лезвие скользнуло по кости, я снова побежал. После пяти минут сумасшедшей погони, я почувствовал, что уже не приходится пробиваться через лесные заросли.
К этому времени дождь закончился. Луна снова осветила окрестности. Лес сменился небольшими холмами с кустарниками, а впереди была деревня. В окнах горел свет, над трубами вился дымок, деревенька выглядела чистой и уютной. Едва не всхлипывая от восторга, я побежал в сторону домов. Аккуратные домики были окруженные оградами, видно, что хозяева очень заботились о хозяйстве. Несколько десятков домиков ютились между двух холмов. Я уже подбежал к ближайшему дому, и заглянул в окно.
Небольшую кухню освещало множество свечей. За столом сидело три…человека. Я побледнел, насколько позволяло мое обескровленное тело, от ужаса глядя в их лица. Один глаз располагался на ладонь ниже другого, искривлённый нос диагональю шел между глаз по деформированному лицу. Практически полностью беззубые рты, не торопясь что-то пережевывали. На столе безошибочно угадывалась, без сомнения запеченное, тело человека. Ребра были раздвинуты, и мерзкие твари неспешно брали внутренности, с аппетитом смакуя мясо, слизывая жир с пальцев.
Рвотные позывы скрутили и без того опустевший желудок. Зажав в очередной раз рот рукой чтобы не закричать, я тихо стал отступать назад. Мысли лихорадочно метались, пытаясь найти лазейку в этой ситуации. Чертовски не хотелось возвращаться в лес, но соседство с уродливыми каннибалами явно было не лучшей идеей. Осторожно крадясь к лесу, я попутно оглядывался на отдаляющиеся дома. Внезапно абсолютную ночь прорезали желтые огни в лесу. По всему периметру вдоль деревни, на лесной просеке заколыхались огромные костры. Вокруг них, едва различимыми силуэтами передвигались темные фигуры. Сердце сжалось, рефлекторно заставляя пригнуться. Я упал в невысокую, пожухлую траву. Оглянувшись назад, я увидел, как твари что сидели в домах покидают их, и стоя рядом с дверьми, замерев смотрят на пляшущие огни. Затем плохо стало окончательно-фигуры рядом с кострами плотным кольцом стали обступать деревню, надвигаясь неспешным маршем. Заскулив от ужаса, я пополз к деревне. Боль тупыми толчками стучала в глазнице и на порезанном теле, ныла буквально каждая клеточка. Лишь лихорадочный ужас, заставлял меня передвигать конечностями вперед. Чуть вдали от деревни я увидел дом, в котором не горел свет. Я поспешно заработал руками и ногами в его направлении. Вы когда-нибудь задумывались насколько мало обзора с одним зрячим глазом? Попробуйте посидеть с закрытым глазом минуту, поймете, о чем я. Сдерживаясь чтобы не стонать от боли и страха я добрался до дома. Он выглядел старым и обветшалым, что меня несказанно обрадовало, наблюдать в нем радушных гостей желания не было. Перевалившись через порог, я привстал на корточки. Внутри был старинный засов на брусе. Закрыв дверь, я огляделся. Пустые комнаты, обветшалые, с покосившимися косяками. Окна были целые, затянутые паутиной и пылью. Единственное исключение представлял собой старинный шкаф в самой большой комнате, со старомодным зеркалом на двери. Подойдя к зеркалу, я просто не узнал себя. Грязное лицо с потеками крови и слизи, заплывший глаз с сочащейся сукровицей, царапины, избродившие лицо. Нужно было срочно найти чем обработать раны.
Я подергал дверцы шкафа, но тщетно, они были закрыты. Обойдя все комнаты я так и нашел ничего подходящего. Ища глазами что-нибудь мой взгляд упал на зеркало. Кроме своего испуганного отражения я увидел окно за своей спиной. А в окне ухмылялось беззубой улыбкой отвратительное существо, с разно посаженными глазами. Я резко обернулся. Нет оно не исчезло. Оно, так же улыбаясь, заострённым серпом заскрипело по стеклу. В такт ударам моего сердца раздался оглушающий хохот со всех сторон. В дверь начали неистово долбить. Я сел на пол в отчаянье закрыв голову руками. Пошарил по карманам в поисках какого ни будь орудия. Рука нащупала ключ, который дал мне декан от дома, в котором я должен был остановиться. Старинный, потрёпанный ключ.
Как в бреду я, покачиваясь, под оглушительный, мерзкий хохот подошел к шкафу. Ключ совершенно легко провернулся в скважине. Сзади дверь наконец поддалась и с хрустом ударилась по стене. В шкафу заботливо протертый лежал мой портфель, который я потерял в лесу. Глупая, полная безумия улыбка никак не хотела сходить с моего обезображенного лица.
Чья-то рука осторожно легла на мое плечо. Образы безмятежного теплого разложения коснулись моего сознания. Боги, которые проиграли, но не погибли, потому что напитаны девственной силой земли. Заблудший сын да приди за искуплением, безумие ничто перед искуплением.
Я дома.

PostHeaderIcon in letters and manuscripts

Europe, and in Ancient Russia

PostHeaderIcon стпаная школа

я вадим и я ккак обычно шол в школу как вдруг на павороти слышу кашиль не человеческий обарачиваюсь быстро а там никого нет я иду дальше иду иду и вижу свою школу как вуг опять етот кашиль обарачиваюсь атам дым в форме человека я пабежал без разглятки в школу я пришол там сидел мой друг дима дима мой лучший дргу начался урок слушаю и пагружающь в сон а там вижу етот дым в форме человека идют комне а я пошевелица не могу я прасыпаюсь стоя веся аааааааааа что она самной зделала а мою тело внизу проснулась и улыбаеться стоют на парту и стонит не человеческм голосо свобода свобода учительница так перепугалась что аш радакам позванила и говорит ваш сн сума сашол приехала психушка и увезла моё тело и потом я как падаю и очющающ в маюм теле я думаю ах ана гадена не хочет в псехушке лежать и я тут досех пор 2 года ужепока дневник

PostHeaderIcon have a huge impact

(palimpsests). In the XIII-XV centuries in

PostHeaderIcon have a huge impact

(palimpsests). In the XIII-XV centuries in