Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
  • О блоге - 8 122 просмотров
  • Пиковая Дама - 1 032 292 просмотров
  • Реальный случай в метро - 143 021 просмотров
  • Кровавая Мэри - 136 972 просмотров
  • Ожившая невеста - 82 262 просмотров
  • Младенец в морге - 78 760 просмотров
  • Кукла с кладбища - 77 247 просмотров
  • Попутчики в электричке - 62 025 просмотров
  • Случайные связи - 56 909 просмотров
  • Дом возле кладбища. - 54 042 просмотров
  • За дверью - 53 230 просмотров
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Свежие комментарии

PostHeaderIcon Время мертвых

Как-то пришлось мне устроиться ночным дежурным в один из моргов. Работа не пыльная, сутки через трое, клиентура покладистая, без особых претензий.

Поначалу, конечно, было страшно и противно. Потом ничего, привык. Однажды заступаю на дежурство. К вечеру появился Митрич. Он в морге этом лет, наверное, двадцать проработал. Приходит и говорит:

— Ты сегодня на ночь в дежурке закройся и не выходи, чтобы там ни случилось. Ночь сегодня плохая. Первая ночь полнолуния, всякое может быть.

Тут меня, естественно, прорвало. Какими только эпитетами я Митрича ни наградил: и старым пнем обозвал, и мракобесом — словом, много чего наговорил. Обидно мне показалось, что малообразованный сторож меня, человека с высшим образованием, пугать задумал.

Митрич молча выслушал и говорит:

— Как знаешь, я тебя предупредил, — развернулся и пошел.

К концу рабочего дня об этом инциденте я, наверное, и не вспомнил бы, только насторожила меня одна деталь: Митрич был трезвый и говорил очень серьезно. После работы старший прозектор задержался со мной поговорить на философские темы, сидим в дежурке, спорим, а мне деталь эта — Митрич трезвый и серьезный — покоя не дает.

Поздно вечером мой собеседник ушел. Я запер за ним дверь и остался один. Проверил морозильную установку, посмотрел, все ли в порядке в прозекторских, потушил свет и вернулся к себе в дежурку.

Там так: входная дверь, рядом дежурка и длинный Т-образный коридор, в конце которого расположены двери, ведущие в трупохранилище, прозекторские и другие помещения. Всю ночь в коридоре горит несколько ламп. В дежурке тоже свет гореть должен, но сторожа, если спать ложатся, всегда его выключают. Двери, кроме входной, нигде не закрываются, просто плотно прикрыты. В дежурке на двери задвижка, но всегда дверь оставляли настежь открытой.

Так же было и в ту ночь. На улице тихо: ни ветра, ни шума машин. На небе низкая луна. Читаю Гриммельсгаузена, но нет-нет да прислушаюсь к тишине.

В полночь в сон потянуло. Решил прилечь. И тут слышу, как в коридоре скрипнула дверь. Осторожно, почти неслышно, но скрипнула.

Выглянул из дежурки. В коридоре свет тусклый, рассеянный, там, где двери, — темно, ничего не видно. Как-то не по себе стало. Однако, думаю, пойду погляжу, почему дверь открылась.

Пошел, а чтобы уверенности себе придать, ступаю твердо, шаги отдаются гулким эхом. И тут замечаю, нет, даже скорее чувствую — впереди, в темноте, какое-то едва уловимое движение.

Отчетливо вспоминаю: «Закройся и не выходи, что бы ни случилось!» Медленно отступаю в дежурку, захлопываю дверь и щелкаю задвижкой.

По коридору шорох быстрых шагов, обрывающихся у самой двери. Потом снаружи дверь сильно тянут за ручку. Она подается на несколько миллиметров, дальше не пускает задвижка. В щели мелькает неясный, темный силуэт, и в дежурку просачивается явственный сладковатый запах трупа.

В следующее мгновение я с дикой силой вцепляюсь в дверную ручку. А из коридора что-то безумно жуткое пытается поникнуть в помещение. Царапает дверь, дергает ручку, шарит по косякам и стенам, и все это происходит при полном молчании, не слышно даже тяжелого дыхания. Только тянет из-за двери запахом формалина и холодом.

Вместе с рассветом в коридоре наступает гробовая тишина. Никто больше не царапает, не рвется в дверь. Но я еще долгое время не могу выпустить ручку: так и стою, вцепившись в нее побелевшими от напряжения пальцами.

Настойчивый звонок возвращает меня к действительности и заставляет распахнуть дверь. Коридор обычен и пуст: оттого кажется, что все происходящее ночью было диким, кошмарным сном.

Замок, как всегда, заедает, и я долго не могу его открыть. Наконец мне это удается. На крыльце весело скалится сменщик.

— Ну, ты и здоров спать! Битый час звоню! — изумляется он.

Я невнятно мычу о том, что здорово перебрал спирта, ничего не слышал и что вообще меня лучше сегодня не трогать.

Рабочий день в самом разгаре, а я никак не могу заставить себя уйти домой. Нервно курю на крыльце служебного входа и отчаянно пытаюсь понять, что было ночью — реальность или сон. Рядом курит старший прозектор, о чем-то меня спрашивает, я ему что-то отвечаю, а у самого в голове только одна мысль: «Это был сон, этого не может быть!»

Тут на крыльцо выходит практикант:

— Андрей Андреевич, странный случай. Готовлю на вскрытие труп утопленника, ну того, что привезли позавчера, а у него под ногтями полно белой краски.

— И что же тут странного? — лениво спрашивает старший прозектор.

— Краска засохшая, старая, но надломы и срывы ногтей на руках трупа, по моему мнению, посмертные, свежие.

Они уходят, а я подхожу к двери в дежурку. На высоте человеческого роста, на гладкой белой поверхности отчетливо проступают полукруглые царапины и неровные сколы…

Последнее, что я успел сделать в этом поганом месте, так это позвонить Митричу. И когда на том конце провода раздался его хрипловатый голос, выдохнул в трубку свистящим шепотом:

— Митрич, спасибо тебе, с меня ящик водки!


Комментарии:

7 комментариев на “Время мертвых”

  • Gleb says:

    Старым верить надо

  • Валерий / Челябинск says:

    Молодца, сильно.

  • Валерий says:

    Лет 10 назад ,читал эту историю в каком то печатном издании…

  • Ася says:

    Я в шоке верю во все это.((

  • Очень крутая история.
    Подобных много. Они похожи. Но тем не менее они реальны.

  • Мария says:

    Здравствуйте!  Трехкомнатная квартира досталась Егору Алексеевичу по наследству от усопших бабушки и дедушки. В ней он практически ничего не менял – все та же старая мебель, все тот же обшарпанный кухонный гарнитур советских времен. Изменилась лишь обстановка в одной из комнат, Егор устроил там собственный тренажерный зал. Была там скамья со штангой, беговая дорожка, турник, гантели разного веса на металлической подставке и боксерская груша. Именно по ней Егор сейчас дубасил со всей силы, прогоняя накопившиеся с рабочего дня стресс и злобу. Он злился на глупость и непорядочность людей, что его окружают, злился на маленькую зарплату, заставляющую его брать взятки, чтобы не умереть с голоду. Вообще, в жизни капитана полиции хватало причин для злости. И эта его тупая убежденность в холостятском образе жизни. А все от чего? Почему он до сих пор не женился? Почему никто не родил ему сына? Сына, которому бы смог передать все свои знания и умения, которого бы охранял и поддерживал, ставил на ноги и подготавливал к суровой и жестокой жизни этого несправедливого мира. Мира, в котором сильный жрет слабого. Мира, в котором, пока сильный жрет слабого, слабому никто не поможет – ни сильный, ни слабый. Сильнее всего злило то, что у него были ответы на эти вопросы. Страшная правда, что мешала жить. Будь он женщиной, рыдал бы каждую ночь в подушку, не зная спокойствия, не жалея слез. Проблема была слишком глубоко зарытой и не давала возможности выжечь, искоренить ее, отделить зерна от плевел и жить спокойной счастливой жизнью. Из трех сыновей четы Митрофановых, Егор был единственным, кто родился без врожденных дефектов и получил возможность жить нормальной жизнью, без врачей, лекарств и пожизненной родительской опеки. Старший брат, Алешка, страдал синдромом дауна. А средний, Николай, и вовсе был мертворожденным. Егор молился на своих родителей, нашедших в себе смелость предпринять третью попытку и даровать ему жизнь. Но, Алексей до сих пор живет с родителями, и в сущий кошмар превращает каждый день их существования. Мать истерит и запирается в ванной, отец все чаще и чаще прикладывается к бутылке. А ведь они уже старики. Еще одной причиной, почему Егору приходилось поступать со своими принципами и брать взятки, была семья, которой он просто обязан был помогать материально. Он не мог заставить себя помогать им физически, ухаживая за братом или просто находясь у них дома. Ну, не мог он всего этого вынести! Конечно же, Егор не смел допустить даже на секундочку мысль о том, чтобы встать на место своих родителей и подарить миру еще одно недоразвитое потомство.

Оставить комментарий