Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
  • О блоге - 6 082 просмотров
  • Пиковая Дама - 594 359 просмотров
  • Реальный случай в метро - 133 988 просмотров
  • Кровавая Мэри - 125 072 просмотров
  • Ожившая невеста - 74 832 просмотров
  • Кукла с кладбища - 72 021 просмотров
  • Младенец в морге - 69 508 просмотров
  • Попутчики в электричке - 51 897 просмотров
  • Случайные связи - 51 094 просмотров
  • За дверью - 47 753 просмотров
  • Дом возле кладбища. - 45 621 просмотров
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Свежие комментарии

PostHeaderIcon Изгой

Автор М.Светлов (maxlight)
От автора: Мой первый литературный опыт. Драматическая история из жизни парня обладающего необычной способностью. Приятного чтения.

Часть 1
Началось все, наверное, в ту далекую пору, когда Клим только пошел в начальную школу. Еще тогда, в безмятежные времена отрочества, он уже был на пару голов выше своих сверстников, следствием чего стало излишнее внимание к его персоне со стороны одноклассников. Тихий и замкнутый паренек, высокого роста, но обделенный богатырской силой и комплекцией, сразу же стал объектом насмешек и издевательств со стороны мальчишек из своей школы.

Больше всех ему доставалось от Кольки – толстого двоечника из параллельного класса, шутки и издевательства которого до пятого класса можно было считать относительно безобидными. Но в пятом классе все изменилось. Отец Кольки – десантник, капитан запаса, который участвовал не в одном вооруженном конфликте, решил сделать сына «настоящим мужчиной» и отдал его в местную секцию смешанных боевых искусств. С этих пор несчастный Клим во всей красе ощутил нелегкую жизнь боксерской груши. Не было ни одной недели, чтобы его тщедушное тело не украсили очередные гематомы или другие «художества», явившиеся результатом Колькиного мастерства.

Клим стоически и без слез переносил все издевательства, и матери не жаловался. На ее вопросы о происхождении травм отвечал односложными: «Упал» или «На физкультуре мячом заехали». К сожалению, у матери-одиночки не было достаточно времени на то, чтобы как-то помочь сыну – все время отнимала тяжелая и изнурительная работа. Да и учителя не проявляли особого участия к судьбе «гадкого утенка». Паренек был вынужден справляться со своими бедами сам. Только перед сном мальчишка иногда позволял себе тихонько поплакать, лелея в душе надежду, что непременно наступит тот день, когда он сможет дать выход той злобе, которая накопилась в нем за все время и наказать своих обидчиков.

Время шло, и к выпускному классу рост Клима составлял немногим более двух метров, при весе всего 65 килограмм, что по-прежнему играло на руку уже сложившейся репутации изгоя. Именно тогда компания школьных хулиганов во главе с Колькой, решила сыграть с ним шутку, которую они навсегда запомнили. Школа находилась в непосредственном соседстве с автобусной остановкой, мимо которой проходил основной городской маршрут. После уроков толпа разновозрастных учащихся гурьбой валила на остановку, где позволяла себе разные шалости в ожидании транспорта. Что может быть лучше, чем покидать снежки в проезжающие мимо грузовики? А если еще и хорошую петарду в снежок воткнуть, так вообще шикарное зрелище получается. Особым любителем пиротехники был пресловутый Колька. Клим всегда стоял немного поодаль, тихонько наблюдая за происходящим. В тот день заводила вдоволь покуражившись над проезжавшими машинами, решил пристроить последнюю и наибольшую петарду (размерами напоминающую динамит), на рюкзак ничего не подозревающего долговязого Клима.

Дальнейшие события развивались с нереальной скоростью. Прогремевший взрыв был ужасающей силы для детского пиротехнического изделия – рюкзак оказался разорван пополам, из него торчали обугленные края учебников, синтетическая куртка Клима оплавилась и теперь обнажала часть обожженной спины. Парень, не успевший осознать, что произошло, вперил ошалелый взгляд в своего хохочущего обидчика. Секунду спустя недоумение сменилось выражением дикой необузданной злобы и Колька, заметив разительную перемену, перестал смеяться и теперь стоял в нерешительности, уставившись в хищные, искрящиеся мстительным выражением глаза. В следующую секунду Коля рухнул на землю, как подкошенный, из носа и ушей его шла кровь. На всю оставшуюся жизнь здоровяк превратился в овощ, с блуждающей по лицу туповатой ухмылкой и изъяснялся с окружающими посредством нечленораздельного мычания. Радужным мечтам его отца о карьере военного для своего отпрыска так и не удалось сбыться.

Много воды утекло с той поры. Клим повзрослел и теперь пополнил ряды офисного планктона в банальной провинциальной организации. События того дня навсегда засели в его мозгу, потому как его прагматичная натура требовала рационального объяснения произошедшей ситуации, но сколько он не силился не мог найти такового. В душе парень понимал, что виновником стремительной деградации ненавистного ему субъекта был он сам. Также он осознавал, какие горизонты открывает перед ним способность овладеть и управлять той сиюминутной вспышкой, и знал, что ответ лежит где-то глубоко в его подсознании. Единственно верным решением, по мнению Клима, было найти и обратиться за помощью к человеку, в совершенстве владеющему искусством гипноза.

Месяца, потраченные в поисках достойного специалиста, наконец, были вознаграждены – Клим держал в руках тисненную позолотой визитку мастера гипноза со звучной немецкой фамилией Гольштейн Р.Ф. Сеансы проводились в столице, так что в ближайшие выходные Клим уже курил в тамбуре скорого поезда, отрешенно взирая на проносящиеся за окном осенние пейзажи необъятной родины. Его немного пугала неопределенность, навстречу которой нес его многотонный локомотив, но он понимал, что проще перенести это мимолетное ощущение, чем долгие годы терзания в неизвестности.

Поезд прибыл с небольшим опозданием. Павелецкий вокзал встретил гостя неприятным мелким дождем, противно хлеставшим по щекам. Клим не планировал надолго задерживаться в мегаполисе, а потому, добравшись до ближайшего кафе, набрал заветный номер. Спустя несколько долгих гудков приветливый женский голос продекларировал: «Вас приветствует Институт Индукции Транса «HypnoCreep», Клим Сергеевич. Чтобы записаться на прием, просто подумайте о наиболее удобном для вас времени…» — Клим удивился, однако мысленно представил удобное время – «… ваш сеанс назначен на 14.30, маршрут проезда вы уже знаете. Всего доброго и до встречи!». Раздались короткие гудки. Клим был ошарашен – он не ожидал такой прыти от таинственной организации – в голове был точный адрес и возможные маршруты проезда, хотя визитка содержала лишь фамилию, инициалы владельца и номер телефона.

До встречи оставалось чуть меньше четверти часа, когда Клим добрался до искомого адреса. Интересующий его дом, выгодно выделялся на фоне унылых «хрущовок». Это небольшое здание было выполнено в древнегреческом стиле и отдаленно напоминало уменьшенную копию храма Афины Парфенон. Массивную дверь украшала голова древнегреческого бога сна – Гипноса. Когда Клим протянул руку, чтобы открыть ее, дверь услужливо приоткрылась сама, пропуская гостя в недра сооружения. На «ресепшене», оформленном под стать внешнему виду здания, его встретила симпатичная молоденькая девушка:

-Здравствуйте, Клим Сергеевич! Рихард Францевич ожидает вас у себя в кабинете.
Клим взглянул на обитую кожей дверь, украшенную резной табличкой «профессор Гольштейн Рихард Францевич», и, постучавшись, вошел внутрь. Внутреннее убранство комнаты из-за множества мраморных книжных полок, напоминало старинную библиотеку и поражало роскошеством оформления. Книжные полки находились по правую руку от входа, а по левую – непосредственно, сам кабинет. В кабинете стоял добротно сделанный дубовый стол и огромных размеров кресло, выглядевшее крайне комфортно. В довершение интерьера имелся и камин, который придавал комнате домашнюю атмосферу. Наблюдения Клима прервал мягкий, негромкий голос, который, казалось, доносился отовсюду:

-Клим Сергеевич, добрый день. Присядьте, пожалуйста. Я подойду через минуту.
Клим послушно присел на кожаный диван, предназначавшийся, по-видимому, для посетителей. Рихард Францевич не заставил себя долго ждать – через некоторое время из-за книжных полок показался мужчина внушительной комплекции лет пятидесяти на вид, с аккуратной седой бородкой и моноклем. Самым выдающимся элементом в его внешности были его глаза. Эти глаза принадлежали явно не человеку. Абсолютно черная радужка не позволяла различить зрачки, белки глаз были слегка желтоваты и в целом глаза обладали каким-то магнетическим воздействием, которое присуще, разве что удаву, гипнотизирующему бандар-логов. Он присел в свое огромное кресло, и, где-то с минуту пристально рассматривал Клима, затем произнес:

— Я знаю, почему вы пришли. Думаю, для вас не секрет, что вы обладаете огромным телепатическим потенциалом, который, однако, требует сильной стимуляции, для проявления в полной мере. Более того, я имею навыки и опыт, достаточный для того, чтобы обеспечить необходимую стимуляцию. У меня к вам один вопрос: для чего вы хотите научиться управлять этим даром?

Клим был немало удивлен таким резким переходом к сути вопроса, но поняв, что кривить душой не имеет смысла, постарался объяснить все как есть:
— Видите ли, уважаемый Рихард Францевич, большая часть моей осознанной жизни протекала в постоянном страхе и унижении. Кроме того, я постоянно ощущал недостаток денег, так как рос без отца. Красивой внешностью я, как видите, тоже обделен. Единственный момент в жизни, когда я ощутил собственную значимость, был пятнадцать лет назад… — и тут Клим подробно рассказал профессору свою историю, которая за давностью лет совсем не испарилась из его памяти — … и вот теперь я понял, чего мне так не хватало всю мою жизнь – осознания собственной силы. Таким образом, я пришел к выводу, что в моем случае единственный способ, получить все желаемое – это подчинить эту способность своей воле.

Он замолчал. Повисла минутная пауза, профессор в задумчивости теребил бородку, потом проговорил тихим и вкрадчивым голосом:
— Я потратил тридцать лет на то, чтобы научиться мгновенной индукции транса, то есть моментальному изменению состояния сознания субъекта, выбранного мной. Для того чтобы довести мое умение до совершенства, потребуется еще как минимум тридцать лет. У вас, судя по рассказу, это умение выражено в превосходной степени. Осмелюсь дать вам совет, Клим Сергеевич, не будите лихо, пока оно тихо. То, чему я научился, изменило мою жизнь раз и навсегда. Не буду скрывать, что мне пришлось СЛИШКОМ многим пожертвовать. Готовы ли вы, Клим Сергеевич, провести жирную черту, разделяющую вашу жизнь на ДО и ПОСЛЕ? Подумайте хорошенько, прежде чем дать мне окончательный ответ и, если не передумаете, приходите завтра в это же время.

Клим ответил мгновенно, даже не раздумывая:
— Да я готов! Я согласен сделать все, что потребуется прямо сейчас.

Часть 2
Яркое солнце настойчиво пыталось разбудить Клима, и спустя минут десять борьбы с яркими лучами, ему пришлось сдаться. На часах был почти полдень, поезд неторопливо приближался к пункту назначения. Вчерашний сеанс гипноза затянулся почти на четыре часа, поэтому Клим провалился в объятия сна, едва коснувшись головой подушки. Одиннадцать часов отдыха благоприятно сказались на состоянии Клима – он отлично выспался и пребывал в замечательном настроении. В голове царило необычайное спокойствие и ясность. Покопавшись в сумке, мужчина извлек одноразовый станок, пасту и зубную щетку, и, насвистывая какой-то популярный мотивчик, направился в уборную. В тамбуре женщина, ожидавшая своей очереди, как-то странно наблюдала за Климом, но едва встретившись с ним взглядом, поспешно отводила глаза. Его это немного удивило, но он списал все на то, что неважно выглядит после долгого сна.

Дождавшись своей очереди, Клим вошел в узенькое пространство уборной, и обомлел, увидев собственное отражение – из зеркала на него глядел совсем другой человек. То есть в нем угадывались черты лица прежнего Клима, но поменялось само выражение, а именно глаза. Привычные для него светло-зеленые глаза теперь выглядели совсем по-другому и приобрели иной окрас, более напоминавший цвет хаки. Зрачки значительно увеличились и взгляд, который раньше имел виноватое и смущенное выражение, теперь демонстрировал решимость и сильную волю своего обладателя. Наспех побрившись, мужчина с отвращением выпил горький поездной кофе и стал готовиться к прибытию.

Выйдя на перрон, Клим направился в сторону стоянки таксистов, с целью поскорее добраться до работы, на которую он и так сильно опаздывал.
— Молодой человек, куда торопимся? – окликнул его сзади грубоватый мужской голос.
Клим в недоумении обернулся и увидел перед собой пожилого сержанта – полицейского. Козырнув, тот продолжил:
— Сержант Дмитренко, документики будьте добры!
Мужчина протянул паспорт. Придирчиво осмотрев документ, патрульный произнес:
— Вы, уважаемый, под ориентировку попадаете. Пройдемте для выяснения.

В любой другой день Клим беспрекословно выполнил бы указания сотрудника, но не сегодня. Глядя прямо в глаза наглому субъекту, он спокойно и размерено произнес слова, которые побоялся бы даже мысленно проговорить, еще буквально неделю назад:
— Сержант, тебе заняться нечем? Тут нелегалов больше чем русских, а ты с человека славянской внешности хочешь денег снять ни за что. Твои клиенты вон загорают – он кивнул в сторону сидящих у постамента памятника героям войны таджиков, нагло распивающих дешевое пойло – Иди, занимайся, герой.
Сержант, не отрываясь, выслушал тираду, вытянулся по струнке, и молодцевато козырнув, протянул паспорт владельцу:
— Прошу прощения за беспокойство, Клим Сергеевич! Хорошего дня.
С этими словами страж порядка удалился в сторону обнаглевших азиатов. Клим был больше удивлен тому, что набрался смелости заговорить в таком тоне с полицейским, нежели реакции последнего. Стоит отметить, что Клим даже не прилагал усилий что-либо внушить собеседнику, а просто говорил, однако, достигнутый эффект превзошел все ожидания. Все-таки не зря он съездил в Москву – результат сеанса был очевиден.

Подъезжая к месту работы новоиспеченный телепат, предвкушал неприятный разговор с начальником. Руководитель отдела, в котором работал Клим, был человек лет шестидесяти пяти с рябоватым и оплывшим лицом, смахивающем на крысиную мордочку. Представитель вырождающегося племени совковых бюрократов, ленивый и некомпетентный чиновник, дослужившийся до нынешнего положения путем нехитрых грязных интрижек. Их отношения с Климом едва ли можно было назвать профессиональными, в силу постоянных унижений, урезания премий и перекладывания собственных обязанностей боссом на своего подчиненного. В обычные дни мужчина безропотно сносил подобное отношение, благодаря кротости своего характера и необходимости содержать старушку-мать, но сегодняшний разговор Клим планировал вести абсолютно в другом ключе. Проходя через приемную, он даже не осведомился у сидевшей за очередным пасьянсом секретарши на месте ли шеф. Без стука вломившись в кабинет, Клим сразу перешел к делу:
— День добрый, Сан Саныч. Я хотел бы уволиться с сегодняшнего дня, при этом хочу получить полный расчет, включая неотгулянные отпуска и сверхурочную переработку. Помимо прочего, прошу вас включить туда сумму депремирования за последние два года в полном объеме. Вот заявление.

Сидевший спиной к двери босс, обрезавший боковые ростки огромного фикуса (единственного на планете существа, которое было удостоено любви этого неприятнейшего человека), хотел было повернуться и выплеснуть на оборзевшего халдея шквал своего природного «красноречия», но крик застрял у него в горле, едва он встретился взглядом с глазами Клима, протягивавшего ему заявление. Свидетельством душевного состояния шефа теперь были только жилка, пульсирующая на толстой шее, да нездорово-красный цвет «крысиного» лица. Несмотря на бурю эмоций, Сан Саныч все же взял протянутое заявление и подписал его, затем протянул руку к внутреннему телефону и дал бухгалтерии распоряжение, об удовлетворении всех требований увольняющегося сотрудника. Клим, столько лет, терпевший скотское отношение со стороны шефа, посчитал это действо только началом спектакля, и, задержавшись в кабинете еще на несколько минут пристально смотрел в мышиные глазки, затем, резко развернувшись, вышел из кабинета.

В этот день Александр Александрович Туйкин, руководитель отдела логистики компании «ПаркетЦентрПлюс», был обнаружен повешенным на собственном галстуке у себя в кабинете. Полицейские, прибывшие на место происшествия, по вызову рыдающей секретарши, обнаружили в кабинете главного логиста полнейший разгром – перевернутая мебель, разбросанные бумаги и аккуратно изрезанный ножницами большой фикус. Предсмертной записки, или иных указаний на причину самоубийства обнаружено не было.

Часть 3
В эту ночь спалось Климу отвратительно, что явилось результатом кошмарных снов, доселе, с роду не мучавших его. Откинув одеяло, он присел на край кровати и включил ночник. На часах было начало четвертого утра. В голове его ясно стояла картина сна: он шел по какому-то заброшенному туннелю постапокалиптического вида, в практически полной темноте, постоянно натыкаясь на заброшенные автомобили. Далеко впереди были видны лучи дневного света, но по мере продвижения путник ни на йоту не приближался к их источнику. Кроме того, на уставший мозг явственно давило ощущение чьего-то враждебного присутствия, хотя никаких проявлений таинственный гость не оказывал. Мужчина, устало зевнув, потянулся за сигаретами. Закурив, Клим услышал голос, который с усмешкой произнес:
— Ты на верном пути. Каждый должен понести заслуженное наказание, за дела свои.

Не на шутку испугавшийся парень, начал нервно озираться по сторонам в тщетных попытках обнаружить хозяина ехидного голоса. Вокруг не было никого. Только мерно тикающие часы, отсчитывали минуты, каждым звуком гулко отдаваясь где-то в голове Клима. О том, чтобы провалиться в объятия сна, не могло быть и речи, а потому парень неуверенными шагами направился на кухню, с целью заварить крепкого кофе.

Так как необходимость идти на работу, больше не стояла, мужчина решил прогуляться в парке, располагавшемся в непосредственной близости к его дому. Он хотел понять причину беспокойства, охватившего его душу, происхождение непонятного голоса и найти ответ на главный вопрос – что же ему делать дальше со своим талантом. Так, пребывая в своих грустных думах, Клим и не заметил, как оказался в самой чаще парка, и, увидев уютненькую скамейку, решил передохнуть. Бессонная ночь дала о себе знать – легкая, приятная дремота окутала его, и Клим уснул сном младенца.

Очнулся мужчина, лежа на асфальте в незнакомой местности, напоминавшей окрестности дачного кооператива. Никаких мыслей о том, как он попал сюда, у него не было. Поднявшись, Клим стал отряхиваться, и с ужасом обнаружил, что руки его окровавлены, ноготь на указательном пальце отсутствует, одежда была грязной и местами разорванной, и это притом, что последнее, что он помнил, как садился на маленькую скамеечку в парке. Пошарив в карманах, парень обнаружил солидную сумму денег в долларовом эквиваленте, мобильный телефон неизвестной ему марки, пачку сигарет и паспорт на имя некоего Михаила Трунова. Если верить времени и дате, установленной на мобильном телефоне, с момента «засыпания» в парке прошло двое суток.

Попытки Клима привести мысли в упорядоченный ровный строй, к успеху не привели, однако лицо на фотографии паспорта казалось очень знакомым, это и заставило память двигаться в нужном направлении. Трунов Михаил… ну точно – это же тот самый подлец, который на старших курсах института присвоил себе авторство диссертации, над которой Клим напряженно трудился полтора года, лишив талантливого парня возможности продолжить обучение в Сорбонне. Миша под предлогом ознакомления с проделанной работой, выклянчил у недоверчивого Клима его незавершенные труды, и наспех закончив их, подал диссертацию профессору под своим именем. К доводам и объяснениям долговязого юноши не прислушался ни декан, ни ректорат. Руководство института призывало молодого человека проявить совесть и не завидовать «достойному кандидату», а порадоваться за него. Что же произошло за эти двое суток?! Страх, охвативший Клима, возрастал, и, чем больше он пытался напрячь память, тем более ужасающие картины рисовало его воображение.

Выйдя на трассу, неудачливый телепат увидел неподалеку синее пятно остановки. Спрятав руки в карманы, Клим направился в ее сторону, чтобы скорее добраться до дома принять душ, и выпить чего-нибудь крепкого. Стоя на остановке, в ожидании транспорта, мужчина краем глаза заметил висящий на доске объявлений листок формата А4. Ближайшее его рассмотрение, повергло горе-путешественника в панический ужас. «ВНИМАНИЕ РОЗЫСК! – гласил плакат – по подозрению в убийстве четырех человек разыскивается мужчина. Худощавого телосложения, рост примерно 2,15 м, глаза черные, особых примет нет. Был одет в черную кожаную куртку, синие джинсы, черные туфли. Субъект чрезвычайно опасен. Если вы располагаете какой-либо информацией о его местонахождении, просим вас немедленно сообщить в ближайшее отделение полиции, либо сообщить в дежурную часть по телефону 02». Ниже располагался фоторобот, черты лица которого были до боли знакомы…

Окольными путями, добравшись до дома, Клим шмыгнул в темный подъезд и под прикрытием сумерек, прокрался в свою квартиру. Следов взлома или иных признаков, указывавших на то, что в доме побывал кто-то посторонний, парень не обнаружил, и сделал из этого вывод, что полиции пока неизвестного его имя. Дрожащими руками парень извлек из бара початую бутылку дешевого коньяка и жадно пригубил прямо из горла. Включив канал региональных новостей, Клим увидел репортаж о зверском убийстве четверых мужчин таинственным незнакомцем. Подробностей при этом было крайне мало.

Вихрь мыслей путался в его голове, не давая сконцентрироваться. Давило осознание того, что он убил четырех человек своими руками. Огромное количество неотвеченных вопросов постоянно всплывало в мозгу, заставляя Клима искать выход из сложившейся ситуации. А выход был один – поехать в Москву и узнать у профессора Гольштейна, жертвой каких темных сил довелось ему стать, по какой причине, и если повезет, узнать, как можно им противостоять.

Клим попытался заказать билет на ближайший поезд до столицы посредством интернета, но с великим сожалением обнаружил, что электронная регистрация на рейсы недоступна. Пришлось ехать на вокзал. По пути мужчина проклинал свою запоминающуюся внешность. «Благо хоть переодеться успел» – думал он. Выйдя из автобуса, Клим решил направиться к вокзалу не по главной аллее, а по неприметным боковым дорожкам, так как понимал, что встреча с представителями власти не сулит ему ничего хорошего. Подняв воротник, он шел в тени деревьев, когда свет фар, движущегося сзади автомобиля вырвал его из спасительных объятий темноты. Обернувшись, обладатель незаурядной внешности с досадой обнаружил медленно едущий вслед за ним полицейский УАЗик. Дальнейшие события были вполне предсказуемыми: раздался короткий вой сирены и властный голос, усиленный громкоговорителем призвал Клима обернуться, и, подняв руки вверх подойти к машине. Парень выполнил требование и двинулся навстречу ППС. В свете фар он разглядел троих патрульных, двое из которых были вооружены автоматами.
— Это точно он – произнес прапорщик, видимо главный из троицы, державший в руках ориентировку с фотороботом Клима – вяжите хлопцы.

Двое автоматчиков двинулись навстречу мужчине, но, не дойдя до него пару шагов, замерли в нерешительности. В следующую секунду губа одного из них плаксиво задергалась, и уже через минуту трое взрослых мужчин, побросав оружие, бились в истерике на асфальте, как капризные малыши.

Клим ускоренно продолжил движение к кассам вокзала. Женщина в окошке была слишком занята личным телефонным разговором, чтобы обратить внимание на позднего клиента, а потому билет он приобрел без особых трудностей. В ожидании поезда парень забился в дальний угол привокзальной кафешки и, прикрывшись газетой, попивал омерзительный местный кофе. Поезд пришел по расписанию, и по счастливому стечению обстоятельств, препятствий на пути к мегаполису у Клима не возникло.

Часть 4
Едва ступив на перрон, мужчина устремился к такси, и уже через полчаса был у знакомого здания – офиса «HypnoCreep». Гольштейн сидел в своем просторном кресле, задумчиво покуривая трубку. Казалось, он ничуть не удивлен раннему визиту своего гостя. Клим на одном дыхании изложил ему последовательность произошедших с ним событий и попросил дать разъяснения. Профессор, внимательно выслушав занятное повествование, насупился и скрестил руки в замок на животе.

— Клим Сергеевич, я же не просто так акцентировал ваше внимание на возможных негативных последствиях вашего таланта. Для большей наглядности могу сказать вам, что в вашем мозгу стоит нечто вроде транслятора мыслей, в тоже время у любого простого обывателя имеется приемник, настроенный на ту же волну. После процедуры активации вашей способности, канал трансляции стал открытым, что представляет огромный интерес, для разного рода сущностей, происхождение которых лежит за пределами привычного человеческого понимания. Сущности эти могут быть как «хорошими», так и «плохими». А вы, совершая определенные действия, в зависимости от их моральной составляющей, подобно магниту притягиваете соответственную сущность. Убив босса, вы стали лакомым кусочком для негативной сущности, которая пользуясь открытым каналом, поселилась у вас в подсознании. Сейчас она еще слаба, и может проявляться лишь изредка, однако последствия этих проявлений могут быть катастрофическими, как в вашем случае. Именно ее голос вы слышали у себя в мозгу. К сожалению, процесс необратим, и в скором времени «гость» подавит вашу личность и станет доминировать.

Клима будто облили ведром ледяной воды. Если бы он предполагал такие последствия, то в жизни бы не обратился со своей просьбой к профессору. Опустошенным голосом он произнес:
— Какие у меня варианты, Рихард Францевич? Могу я узнать, что произошло в тот роковой день?
— А вот это, батенька, можно! Обращение к памяти – это моя специализация. И если вы действительно хотите восстановить картину, прилягте и расслабьтесь.

Мужчина послушно прилег и закрыл, налитые свинцом веки. Перед ним предстала картина, как он спит на лавочке в парке, причем наблюдал происходящее он от третьего лица. Затем он встает и уверено направляется к выходу из парка, ловит такси и едет в ближайший паспортный стол, там, благодаря своей способности, узнает все данные на Трунова Михаила (видимо таинственный посетитель его сознания имеет ключи ко всем потайным комнаткам подсознания Клима). Имея на руках все сведения, парень едет по нужному адресу и находит заветную квартиру. Дверь ему открыл растолстевший Мишка. О чем они говорят, Клим не слышит, а лишь видит, как Михаил жестом приглашает его пройти в дом. Пройдя в гостиную, хозяин наливает себе и гостю коньяку, судя по обстановке, он ожидает гостей, но пока в квартире они вдвоем. Далее происходит оживленный разговор на повышенных тонах, неожиданно Клим вскакивает с кресла и хватает лежащий на столе кухонный нож. В следующее мгновение нож уже торчит из шеи подлеца-Трунова.

Одержимый мужчина хочет поспешно покинуть место преступления, но в холле сталкивается с запоздавшими гостями Михаила – тремя мужчинами солидной комплекции. Клим пытается воздействовать на них гипнотически, и двое мужчин послушно проходят в комнату. Однако третий почему-то не подвержен этому воздействию, и пытается спрятаться в ванной. Разъяренный телепат бежит в гостиную за ножом, но когда он возвращается, дверь в ванную уже забаррикадирована. Пока Клим пытается вырвать дверь с петель, в себя приходят двое других посетителей и пытаются убежать. Но убийца настигает их и через минуту в комнате появляются еще два трупа.

В это время испуганный пленник выглядывает, приоткрыв дверь ванной, Клим незамедлительно, хватается за дверь, пытаясь расширить зазор, но сил у пленника явно больше, и дверь с силой закрывается, оставив обезумевшего от боли преследователя без ногтя на пальце. В бешенстве мститель хватает лежащий в инструментарии в холле топор и начинает выламывать хлипкую дверь. Дело сделано, и теперь события развиваются по классике Достоевского. Труп с топором в голове остается сидеть, облокотившись на стульчак унитаза. Выйдя на улицу, Клим замечает полицейскую машину – результат проявления активной гражданской позиции бдительных соседей. Посмотрев в глаза «загнанному зверю» оба стражей порядка переключают свое внимание на сидящую на скамеечке бабульку, и с криками и улюлюканьем заковывают несчастную старушку в наручники, под ее громкие протесты. Новоявленный убийца в это время занимает водительское место в припаркованной полицейскими «десятке», на которой едет за город, бросает ее в лесу и идет вперед много часов, пока обессилев, не валится с ног.

Клим резко очнулся и тяжело дыша, присел на диване, со лба его струились капельки холодного пота. Мозг взрывался от избытка информации, и где-то в отдаленных уголках его сознания слышался отвратительный, злорадный смех.
— Я смотрю, вы не очень рады, увиденному – произнес сидящий рядом Гольштейн, сочувственно протягивая ему стакан холодной воды.
— Как же быть… — Клим залпом выпил ледяную, спасительную жидкость – неужели нет выбора?
— Выбор есть всегда, Клим Сергеевич – многозначительно произнес профессор.

Заключение
Высота уже не пугала, а величественный вид, открывавшийся с одного из небоскребов Москвы-Сити, не привносил равновесия в душу. Клим, задумчиво уставившись в пространство, курил и думал, как много тайн не подвластных человеку на этом свете. Как быстро он оказался на темной стороне, будучи одержимым жаждой мести, и как великолепно он бы мог сейчас жить, если бы простил своим обидчикам все былое и просто отправился бы жить в Австралию, заперев свое гадкое прошлое в чулане подсознания. А теперь, когда его жизнь не принадлежала больше ему, мысли о хижине на берегу океана и беззаботном будущем, казались ему бесконечно далекими.

Клим знал, что у него есть единственный выход, который позволит не замарать и без того испачканные чужой кровью руки и избежать новых жертв. Последний раз взглянув на яркое солнце, нежащееся в пушистых, как вата облаках, он сделал шаг вперед.


Комментарии:

35 комментариев на “Изгой”

  • Алиса says:

    Гольштейн — фамилия еврейская, а не немецкая. И пишется она правильно — Гольдштейн!

  • maxlight says:

    Очень познавательный комментарий. Жаль что это единственное что вы почерпнули из рассказа.

  • Татьяна says:

    Очень понравилась история, просто замечательная. Интересная и поучительная, большое спасибо автору!

  • maxlight says:

    Спасибо Вам за добрые слова!)

  • Юлия says:

    Спасибо!Получила огромно удовольствие от прочтения вашего расказа.Буду ждать следующих.

  • maxlight says:

    Спасибо за отзыв! Следующий рассказ в стадии написания;)

  • катерина says:

    Мне ооооочень понравилось! Спасибо автору! Жду еще новых историй с нетерпением!

  • maxlight says:

    Спасибо, Катерина!

  • Станислав says:

    Может можно было немного помягче — крови поменьше,
    а так впечатлило.
    Автору — Респект

  • Оксана says:

    Классная история.Мне очень понравилась.

  • Lana says:

    Отличная история получилась! Я бы не сказала, что много крови. Ждем-с следующих историй.

  • maxlight says:

    thnx, coming soon 🙂

  • maxlight says:

    http://mystical-blog.ru/pesochnica/nasledie-predkov/ кому интересно, вот мой второй рассказ, пока не закончен.

  • Чёна says:

    Просто супермощный рассказ!!! А за грамотно поставленную речь,и безупречный стиль АВТОРУ ОТДЕЛЬНОЕ СПАСИБО!!!

  • Аллочка says:

    Автору аплодисменты.Я не люблю творчество читателей,в основном надуманная хрень и кроме раздражения ничего не вызывает. Но не этом случае. Очень интересно и смысл есть и читает хорошо.Спасибо.Еще ,пожалуйста, замутите чего-нибудь.Ждем.

  • кити says:

    отличный рассказ,мало таких!

  • Leonard says:

    В первую очередь хочу лично выразить свою благодарность автору, снимаю шляпу. Отличный словарный запас, грамотно построенная цепочка повествования, превосходное логическое мышление дают красочное представление об этой истории. А теперь позвольте внести ложку дегтя. Начало было куда более вялым, как и сам образ Клима, точнее его сущности. Хоть Вы и использовали классическую схему, но на ряду с большей частью рассказа, первая глава смотрится как-то по-детски. Момент второй, дом и сам образ гипнолога смотрелись несколько вычурно на общем фоне. Видимо Ваше воображение построило довольно структурированную личность немецкого профессора, который сильно врос корнями к славянам, когда обронил обращение «батенька», хотя с этимологией слова можете со мной поспорить. Картина финального убийства 4-х человек была описана вполне достойно, желательно процесс самоубийства бывшего работодателя вывести на тот же уровень, может быть включить раскрытие деталей этого события в финал, на сеансе гипноза, используя теорию наследуемых воспоминаний — но это все лирика. Еще один интересных факт, человеческий мозг едва ли без последствий сможет выдержать такую активность собственного пси-поля без последствий. Клим как минимум страдал бы жуткими головными болями, возможно аритмией или хотя бы носовыми кровотечениями, а уж курить при его росте и телосложении — вообще большая беда.

    Прошу прощение за некоторое занудство с моей стороны, но если это и вправду Ваш первый литературный опыт — снимаю шляпу и буду ждать следующих работ, спасибо Вам за Ваше творчество.

    • maxlight says:

      Leonard, спасибо большое за детальный отзыв! Действительно, опыт первый, изначально задумывалась абсолютно другая сюжетная линия 🙂 В процессе написания решил пустить ее в другое русло. Согласен со всеми Вашими замечаниями, если за идеал литературного искусства принять бриллиант, то этот рассказ лишь кучка графита 🙂 Огромное спасибо,как автору очень приятно было прочитать Вашу рецензию!

  • Вредная says:

    оч понравилось, пиши дальше, буду ждать)))

  • смерть says:

    Начала читать и чуть не уснула на середине.автор вы любитель короля ужасов стивена кинга. Половиной взято их его романов это рассказ Керри и воспламеняющая взгляеше не стоит писать о том о чем не написанно.да и к тому же сюжет не новый. И к тому же автор совершенно не имеет полного представления о том о чем пишет.позватал верхушке.критиковать могу конечно долго. Но лучше напишу в личку.быть может ты автор примешь это во внимание. И еще в рассказе промелькнули нотки нацизма.этим рассказ делается еше более кустарным.пиши лучше

    • maxlight says:

      Ну что же, отвечу Вам в том же духе и по порядку. Я не фанат Кинга, хотя, безусловно, некоторые его вещи нравятся. Читал у него только рассказы и «Зеленую милю», поэтому Ваша инсинуация абсолютно беспочвенна. Я любитель, пишу для души, все что написано выдумано лично мной, на основании прочитанного, увиденного и услышанного. Я только ЗА справедливую критику, но не за субъективное необоснованное «смешивание с говном». По поводу Вашей критики процитирую писателя, которого очень люблю.:

      «А иногда он произносил тирады по поводу скверного языка рецензий в нашем обозрении. Тираж приложения падал, и он обвинил во всем скучную профессию критика.
      — Ну да, есть у них и мозги, бля, и мысли есть интересные. Но ведь они не в состоянии написать грамотное предложение. Они как заики. Чего-то мямлят, мямлят, и тебе просто надоедает потом их слушать.» Марио Пьюзо «Пусть умирают дураки»

      Сказанное целиком и полностью относится к Вам, разве что есть сомнения, по поводу мозгов и интересных мыслей.

  • Юля says:

    Очень хорошо написано, просто талант, здорово…..

  • Мара says:

    Автор! Вы, видимо, лукавите по поводу «первого литературного опыта»? Получилось просто замечательно! Возможно, немного динамики не помешало бы…Но, в любом случае — интересно и захватывающе. Пишите ещё.

    • maxlight says:

      Нет, все по честному — это мой первый рассказ) Спасибо, буду стараться)

      • Мара says:

        Спасибо, что ответили на моё послание. А где Ваши новые рассказы?

      • Мара says:

        Кстати, почему Клим? Тут роль сыграл роман «Жизнь Клима Сомгина»?

        • maxlight says:

          Клим — это имя одного парня из моего класса, лет пятнадцать назад учились вместе. Он очень соответствовал моему воображаемому образу)
          Я, признаться честно, не считаю свои творения чем-то особенным, да и похвастаться толком нечем вот парочка историй: http://mystical-blog.ru/pesochnica/za-vse-nado-platit/ и http://mystical-blog.ru/pesochnica/v-poiskax-straxa/

          Это скорее дань моему графоманству, чем что-то стоящее. Я просто пишу редко, когда на работе скучно. Пишу экспромтом, поэтому вполне возможно наличие неточностей и речевых ошибок. Еще раз спасибо, за Ваши добрые отзывы. Даст Бог когда-нибудь напишу что-нибудь достойное)

  • Мара says:

    Талантливо!

  • нЕкто says:

    Прочитал. Написано хорошо, сюжет мне не понравился.

Оставить комментарий