Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
  • О блоге - 6 882 просмотров
  • Пиковая Дама - 783 403 просмотров
  • Реальный случай в метро - 137 530 просмотров
  • Кровавая Мэри - 129 611 просмотров
  • Ожившая невеста - 78 120 просмотров
  • Кукла с кладбища - 74 156 просмотров
  • Младенец в морге - 73 202 просмотров
  • Попутчики в электричке - 55 740 просмотров
  • Случайные связи - 53 365 просмотров
  • За дверью - 49 955 просмотров
  • Дом возле кладбища. - 48 977 просмотров
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Свежие комментарии

PostHeaderIcon Студент

Наверное, мало найдется на свете таких людей, кто уверенно скажет- я не боюсь ничего.
У каждого в доме живет какое-либо чудовище: большое или же совсем не великое; злое и агрессивное или, на первый взгляд, спокойное и безобидное, уступившее главенство человеку, но тем не менее хотя бы изредка показывающее свои острые коготки. Кто-то смог приручить свое персональное чудовище, загнав его в самый дальний уголок общего жилища, ясно дав понять, что чудовищу здесь не удастся найти себе пропитание. А кто-то подчинился его воле, жертвуя собой и подкармливая его бездушную сущность своими собственными жизненными силами, не имея мужества отказаться раз и навсегда от этого мрачного симбиоза. У каждого-свое чудовище ,но имя оно имеет одно- страх.

Моё чудовище заявило о себе однажды. При не совсем простых для меня обстоятельствах. Мой отец умер. Тут, пожалуй, выслушав мою историю, найдется немалое количество психологов или других эскулапов от психологии, кто найдет массу объяснений причин и следствий, и, наверное, будут правы. Но я не психолог. И объяснять себе что-то я не хочу, как и не способен сделать это. Отца я не любил. То есть, я понял это уже в более сознательном возрасте, уже преодолев порог шаблонов и общепринятых правил, навязанных ценностей и выдуманных привязанностей. Нет, конечно, будучи еще совсем ребенком, я скорее всего любил папу, но только потому, что многого просто не в состоянии был понять. Не понимал, что взрослый сознательный человек не может, как и не имеет на то право, быть по отношению к своим детям таким, каким был мой отец. Эгоистичный, циничный, беспринципный, хладнокровный алкоголик. Детская любовь к нему переросла в боязнь этого человека, затем постепенно эволюционировала в презрение и в итоге- в равнодушие. Впрочем, его всё это ничуть не задевало, как он и сказал, будучи в своем обычном не трезвом состоянии…

Свое тринадцатилетие я встретил уже без него- родители расстались. И вот теперь, когда мне восемнадцать, я узнаю, что он умер. Меня, студента, одиноко коротающего тихие вечера в съемной комнатке убогой коммуналки, эта новость не потрясла, не всколыхнула воспоминаниями, не разбудила во мне сожаления и тем более- горечи утраты. Я был спокоен, и увы, равнодушен. Мое отношение к смерти человека, давшего мне жизнь, поразило меня более, чем факт того, что отца больше нет. Это было так же все равно, что узнать, что ближайший табачный киоск закрыт навсегда. Ни о чем. Ноль эмоций.

Через пару дней после известия о его смерти, в квартире я остался один. Семейная пара, с кем делил я коммуналку, куда-то отбыли с утра пораньше. Поэтому я поспал подольше, занятий сегодня не было. Остальные три комнаты пустовали, шестая -кухня, от которой мою комнату отделял длинный, метров восьми коридор. Тишина и пустота. Так что, вполне возможно, все выходные квартира в моем полном распоряжении. Я проспал практически до обеда. Умылся, оделся, вышел на улицу. Прогулки в одиночестве невольно заставляют задумываться о многих вещах, чем мне вовсе не хотелось забивать голову. Я купил себе две стекляшки не крепкого пива, кое-что из еды, пошел обратно, «домой». Поздняя осень, темнеет уже рано, на улице делать нечего, и я как первокурсник, друзьями в чужом городе не обзавелся еще. Поэтому уже в квартире, легко поужинав, я включил старенький телевизор, оставленный мне доброй хозяйкой, и медленно попивал теплое, ввиду отсутствия в комнате холодильника, пиво.

Громкий звук раздражает меня. Поэтому телевизор бормотал еле слышно, а я неожиданно для себя стал замечать, что помимо его тихого вещания слух мой улавливал что-то еще. Что-то вмешивалось в этот спокойный фон! Я прислушался. Из-за двери доносилось то шуршание, то через какое-то время негромкий стук, или тихий треск. Я был уверен, что один в квартире! Поэтому непроизвольно насторожился.

В квартире нет животных. Это обязательное условие аренды. Подъезд и так провонял кошками. Может быть, какой-то заблудившийся котенок заскочил следом за мной, пока я возился с пакетом, входя в квартиру? Хоть какое-то объяснение. Я поднялся с дивана, полон решимости выйти и проверить. Но решимость моя улетучилась, как только, подойдя уже к двери, я отчетливо услышал скрип паркета, резко отдалившийся в глубь коридора. Так паркет скрипел лишь от тяжести человека. Взрослого. Что же это? Я не заметил, как вернулись соседи? Или пока я гулял, они вернулись?

Я тихонько приоткрыл дверь, прислушался. Тихо. Выглянул в коридор. Никого. Я прошел на кухню, убедился, что и она пуста. Прислушался к звукам из ванной. Кроме едва различимого журчания сливного бачка- опять же ничего. Дернул дверь- и тут никого!

Возвращаясь к себе, задержался у двери соседей, прислушался снова- ни звука. На всякий случай я постучал. Ответом мне была тишина. Ну, хорошо! Значит, звуки скрипящего паркета донеслись откуда-то сверху, со следующего этажа, либо всё мне послышалось.

Уже в своей комнате я запер дверь, пощелкал каналами, и, найдя что-то более-менее интересное, уселся за просмотр. Передача о кино и том, как делают спецэффекты в фильмах ужасов и фантастики. Что ж, посмотрим. Я уже перерос тот возраст, когда меня могли напугать небылицы из детских страшилок.

В скором времени выпитое пиво напомнило о себе. Я сходил в туалет, не включая свет в уже полутемном коридоре. Выключатель находился в начале коридора, а это еще два метра от ванной- не по пути как бы. Уличный свет падал из окна кухни, чего было вполне достаточно чтобы не налететь на мебель в коридоре…
Уже открывая дверь в свою комнату, я услышал будто бы вздох, идущий от входной двери… Что это?!- невольно пронеслась мысль, пока я оборачивался, вглядываясь в полумрак. Признаюсь, страх охватил, когда я различил темный силуэт! Я стоял у своей комнаты, освещаемый единственной лампочкой в моей комнате, и это свет немного слепил меня, поэтому мне пришлось прикрыть дверь до тех пор, пока полоска освещения не соскользнула с моего лица. Теперь я более четко смог вглядеться в неясную фигуру у входа в квартиру, и уже поспешно входя в комнату и захлопывая за собой дверь, на ходу я доосмысливал увиденное. Это не мог быть кто-то из моих соседей! Они оба среднего роста, тогда как фигура у двери ростом была..выше дверей! Сердце громыхало всё быстрее, по мере того, как моя зрительная память подбрасывала мне всё новые детали. Тень была абсолютно черной. Без различаемого даже в кромешной темноте- как у обычного человека- лица! Просто высокий черный контур. Я отшатнулся от двери, с отчаянием понимая, что эта единственная преграда между мной и тем, кто находился в коридоре- слишком хлипка и ненадежна! Целых пять минут мне понадобилось для того, чтобы, обливаясь холодным потом, дотолкать до двери диван, чтобы заслонить им вход.. Туда же отправились оба стареньких легких стула, и когда я уже взялся за чуть ли не прямо в руках рассыпающуюся тумбочку, подумал вдруг..

Пока я тут вожусь с баррикадой, тому, в коридоре, потраченного мной времени было бы более чем достаточно, чтобы высадить дверь и проникнуть в моё укрытие! Я замер, переводя дыхание, вслушался. Тишина, нарушаемая лишь телевизором, который только мешал сейчас! Со злостью я выдернул шнур из розетки. Подкрался к двери, снова прислушался. Холодея, различил скрип у самой двери, словно человек неуверенно переминался с ноги на ногу, не решаясь войти! Я метнулся к окну, чтобы кое-как отодвинув шпингалеты, сорвать со щелей бумажные полосы и распахнуть окно. Второй этаж- вроде и не очень высоко для прыжка, но внизу –асфальт, чуть прикрытый тончайшим слоем снега. Ближайшая клумба- метрах в пяти! Даже если сильно постараться, допрыгнуть можно лишь до огораживающего её железного заборчика , чтобы насадиться на его торчащие прутья… Блин, засада!

Уже чуть не всхлипывая, я постарался успокоиться и как следует подумать… Паника никуда не денется, но пусть всё же пока подождет! Если бы у меня было оружие, я бы наверняка чувствовал бы себя увереннее! И тут я вспомнил про шифоньер, в котором вешалки с небогатым моим гардеробом висели на металлической трубе, вдетой от стенки до стенки. Вырвал эту, оказавшуюся довольно увесистой, трубу.

Итак, надо проверить еще раз! Кто знает, может соседи одолжили кому-то ключи от своей комнаты, и пока я находился в туалете, этот кто-то вошел в квартиру и просто ждал, когда глаза привыкнут к темноте в незнакомой обстановке? Досадно, если он подумает обо мне как о чёкнутом молодчике. Но, в конце концов, мог бы и голос подать!
Набравшись решимости, отодвинул диван и, держа трубу впереди себя, распахнул дверь. И тут же конец трубы погрузился в вязкую тёмную субстанцию, что парила у самого порога моей нищей комнатки. Лампочка замерцала, и потускнела, силясь раздвинуть тиски надвигающейся густой темноты. Глядя, как секунду назад поблескивающий нержавейкой металл покрывается коррозией, а ко мне приближается серая маска безглазого лица, я почувствовал, что проваливаюсь в пустоту…

Я услышал стеклянное позвякивание и смог всё же приоткрыть глаза. Дневной свет освещал комнату. Прямо передо мной с мусорным пакетом в руках стояла моя соседка и внимательно изучала моё лицо.
-А, очнулся, студент.., -сказала она.- Почему входная дверь открыта, ты мне можешь сказать?
-Я..,- я не узнал своего охрипшего голоса, -Я не знаю…
— Неплохо, видать, отметил выходные, -усмехнулась соседка, -Хорошее дело! Приехали, подходим к квартире, а тут бабулька с первого этажа в приоткрытую дверь заглядывает. И жалуется на грохот, шум.. кричал, говорит, кто-то. Что у тебя тут за погром был? Такое впечатление, что тут чуть ли не весь факультет отметился. М? Что молчишь?

— Я ничего не помню,- я постарался придать голосу как можно больше твердости. – Друзья заходили, да. И всё…
-И всё..-тихо повторила соседка,- Странно вообще-то! Пустых бутылок всего ничего, на пьянку мало похоже..Но вот, судя по открытому окну- и это в такой холод- явно вы что-то курили!
-Не могу сказать. Я не знаю. Не помню…

Меня почему-то вдруг стало сильно мутить, и, почувствовав приближающийся спазм, я вскочил и рванул в ванную, едва успев добежать до унитаза. Рвало ужасно, с надрывом, словно желудок хотел избавиться не только от скопившейся желчи, но и засевшего где-то глубоко страха.. Наконец, отпустило. Я умылся под холодной, обжигающей струей и взглянул на себя в висящее над раковиной зеркало. На висках блестела седина…

После всего этого несколько ночей я спал кое-как и понемногу. Боялся. Честно, было страшно. Что приходило ко мне..или за мной?..я не знал. До жути боялся появления Этого снова, когда соседям вновь приспичит куда-то смотаться на пару-тройку дней…

Как-то после занятий я решился и зашел по пути в церковь. Не знаю, почему именно это пришло мне в голову, но я поставил свечу в память об отце и попросил служащую там бабушку записать его имя в поминальник. Заплатив за всё, и за ещё два десятка тонких свечек вдобавок, я уже с более легким сердцем покинул церковь…

Больше ничего странного и страшного не происходило, но я чувствую, что моё чудовище притаилось где-то среди укромных темных уголков этой просторной коммуналки.


Комментарии:

12 комментариев на “Студент”

Оставить комментарий