Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
  • О блоге - 6 166 просмотров
  • Пиковая Дама - 624 098 просмотров
  • Реальный случай в метро - 134 478 просмотров
  • Кровавая Мэри - 125 681 просмотров
  • Ожившая невеста - 75 353 просмотров
  • Кукла с кладбища - 72 391 просмотров
  • Младенец в морге - 70 047 просмотров
  • Попутчики в электричке - 52 405 просмотров
  • Случайные связи - 51 425 просмотров
  • За дверью - 48 097 просмотров
  • Дом возле кладбища. - 46 183 просмотров
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Свежие комментарии

PostHeaderIcon Призыв Ктулху

Автор: А. Т.
Говард Филипс Лавкрафт
Лавкрафт— американский писатель, поэт и журналист, писавший в жанрах ужасов, мистики и фэнтези. Создал рассказы: «Хребты безумия», «Зов Ктулху», «Дагон», «Ньярлахотеп» и другие книги.
Глава 1
Ужас в поезде
Колёса стучат на стыках, мерно покачиваются вагоны, баюкая пассажиров, а позвякивание ложек в гранёных стаканах тихим музыкальным фоном сопровождает всё происходящее. За окном мелькают пейзажи, голые деревья, словно поражённые чудовищной болезнью, убогие домишки, угрюмо глядящие на проносящийся по железной дороге поезд. Свет в коридоре приглушён, смолкли разговоры, и большая часть людей уже улеглась спать. Но запах свежего чая еще легким ароматом бродит по поезду.

Я отхлёбываю чай из стакана и задумчиво барабаню пальцами по клавиатуре ноутбука: рассказ никак не хочет писаться. Идея вроде бы есть, готовы пара оборотов, просящихся в текст, но первые фразы никак не желают слетать с пальцев. Наваждение какое-то.

Я тянусь к куртке, висящей рядом, чтобы достать пачку сигарет, задумав совершить небольшое преступление в тамбуре, когда слышу тихий шёпот с полки напротив:

— Ты чего не спишь, полуночник?

— Рассказ не пишется, — отвечаю я своему приятелю, — курить пойдёшь?

Дима отвечает, садясь:

— Отчего бы и нет. Поспать-то ты всё равно не дашь, будешь метаться по купе до утра, писатель…

Накинув куртки, мы выходим в тамбур. Перестук колёс становится громче, холодный воздух приятно бодрит.

— Приятно ночью курить в тамбуре, — внезапно произносит Дима. — Есть в этом что-то…

— Потустороннее? — подсказываю я.

— Нет. Просто. Просто что-то в этом есть.

Я согласно киваю, выдыхая дым. Димон прав, от ночных перекуров в тамбуре веет каким-то особым духом дороги. Выходишь так — и сразу чувствуешь себя не просто мчащимся непонятно куда студентом, а опытным искателем приключений.

Докурили мы в молчании, каждый думая о своём и любуясь видами леса. Затушив окурки, направились в купе. Мы были уже совсем близко, когда поезд ощутимо дёрнулся, останавливаясь. Не настолько сильно, чтобы спящие пассажиры слетали с полок, но явно сильнее, чем при торможении на станции. Скрипя тормозами, поезд остановился.

— Великолепно! — бормочу я. — Чего встали-то, интересно?!

— Да мало ли что. Пошли в купе, — бурчит мой приятель и легонько подталкивает меня в спину, подгоняя.

По вагону уже слышится недовольное бормотание проснувшихся пассажиров, а из купе высовываются головы с взъерошенными волосами.

— Вы что наделали, а?! — злится на нас с Димой какая-то бабка, явно подозревая нас в том, что мы дёрнули стоп-кран.

Я успел только раскрыть рот для ответа, как в коридоре объявилась проводница, оглашая пространство громовым басом:

— Сохраняйте спокойствие! Возникли технические неполадки! Запритесь, пожалуйста, в купе, опустите шторы и выключите все осветительные приборы! Поезд скоро отправляется!

— А шторы-то зачем опускать? — доносится с другого конца вагона нетрезвый мужской голос.

— Чтобы ты спросил! — мгновенно приходит в ярость проводница. — Поезд скоро отправляется, делайте, пожалуйста, как я прошу.

Мужик, похоже, не хочет сдаваться так просто, но окончания перепалки мы уже не слышим: дверь купе отсекает звуки. Некоторое время мы молча сидим в тишине, затем Дима произносит:

— Интересно, что там снаружи происходит?

Я пожимаю плечами:

Димка ухмыляется, и мы синхронно пододвигаемся к окну и чуть убираем штору. Снаружи нет ничего необычного, вполне такой пейзаж в Провиденсе.

— Там кто- то есть… — начинает, было, мой однокурсник, но замолкает.

— Что? — переспрашиваю я.

— На фонарь посмотри. Мне кажется или он сдвинулся только что?

— Показалось, наверное…

Нет, не показалось. Я тоже вижу, как фонарь, светящий где-то в отдалении, сдвигается немного вправо, совсем чуть-чуть.

— Димон, — прозреваю я. — Это не фонарь вдалеке. Это тут, за ближайшими деревьями кто-то светит.

На некоторое время вновь наступает тишина. Мы напряжённо вглядываемся в источник света, оказавшийся куда ближе к нам, чем мы предполагали изначально.

— О, видел?! — громким шёпотом произношу я, когда огонёк, качнувшись, сдвигается ещё немного.

Дима не отвечает, только тяжело сопит, очевидно, пытаясь понять, что же мы видим. Я же, повинуясь внезапному порыву, достаю из кармана телефон и включаю на нём фонарик, затем прислоняю заднюю стенку смартфона к холодному стеклу и провожу им из стороны в сторону. Через секунду неизвестный источник света повторяет мои движения.

— О! — восклицаю я. — Контакт с внеземной формой жизни установлен!

Мой приятель хмыкает, а я продолжаю играться с неизвестным собеседником: выписываю на стекле круг, крест, вожу смартфоном из стороны в сторону… С той стороны кто-то послушно повторяет все мои движения. Когда моя фантазия иссякает, и я опускаю руку со смартфоном вниз, огонёк в лесу, чуть помедлив, смещается снова. На этот раз — в сторону поезда. Совсем немного. А затем — ещё немного. И, наконец, начинает целеустремлённо двигаться к нам, покачиваясь из стороны в сторону.

— Твой новый друг тебя потерял, — комментирует происходящее Димка.

Я киваю, и мне отчего-то становится неуютно. Кого я приманил своей игрой? Бомжа какого-нибудь? Туриста?

Источник света приближается, и уже становится возможным различить очертания человека. К поезду нетвёрдой походкой шагает мужчина, высоко над головой, держащий старую керосиновую лампу. Стеклянный кожух, защищающий огонёк от ветра, причудливо преломляет свет, и становится ясно, отчего мы перепутали его с фонарём — обычно настоящий огонь не даёт такого мертвенно-жёлтого свечения.

— Поздравляю. Ты приманил психа, — говорит Димон.

Я тихонько киваю. Не могу не согласиться. Вряд ли психически здоровый человек будет ночью гулять по лесу в дождевике, да ещё и с керосиновой лампой. В его облике, кроме явно неподходящей сезону одежды, есть что-то отталкивающее, кричаще неправильное. Походка, нелепые движения головы и рук, то, как он держал лампу — всё это говорило о том, что этот человек не в порядке. Совсем не в порядке.

— Слушай, Дим, тебе не кажется… — начинаю я говорить, когда мужчина достигает железнодорожной насыпи, но осекаюсь, едва не вскрикнув: сумасшедший поднимает голову. Его лицо было покрыто чешуёй, оно было рыбьим, но при этом он улыбается, демонстрируя два ряда крепких белоснежных зубов. Он падает на четвереньки и скрывается из вида. Ноги и руки у него были с длинными когтями и перепонками!

Мы с моим приятелем смотрим друг на друга, не зная, как реагировать на происходящее, а мгновение спустя с криком отскакиваем от окна: за толстым стеклом внезапно взмывает керосиновая лампа, высоко, словно знамя, поднятая в руке. Затем открытая ладонь другой руки бьётся в стекло. Мы видим, что ногти на ней отрасли настолько, что напоминают скорее изогнутые обломанные когти на птичьей лапе, покрытые чем-то тёмным.

— Задёрни штору! Задёрни штору! — громко шепчу я, спиной вжимаясь в стену купе и потихоньку отползая от окна.

— Смотри… — выдавливает из себя Дима, указывая куда-то рукой.

Я поднимаю взгляд над керосинкой и вижу, как из леса выходят люди. Той же походкой, спотыкаясь, падая, и поднимаясь снова и снова, медленно ковыляют к нашему окну.

— Что это?! Димка, что происходит?!

Однокурсник не успевает мне ответить — в купе врывается проводница и, с шипением подскочив к окну, опускает штору.

— Послал мне бог идиотов! — свистящим шёпотом произносит она в наступившей темноте. — Сказала же, шторы задёрнуть и не светить ничем!

— Да что происходит-то? — практически синхронно произносим мы с приятелем.

— Технические сложности! — бросает тётка и выскакивает из купе. Мы слышим, как она запирает нас снаружи.

— Что-то тут неправильно, — произношу я, и мои слова повисают в тишине.

Некоторое время мы сидим молча, слышатся только редкие шлепки ладоней по стеклу, да шуршание ногтей по металлическому корпусу поезда. Из соседних купе до нас долетает обеспокоенное бормотание, судя по тому, что нам удаётся расслышать, проводница заперла всех. Приближаться к окну больше нет никакого желания.

Я снова пробую завести разговор:

— Ты как считаешь, что случилось?

После паузы Дима отвечает:

— Понятия не имею. Может, это зомби-флешмоб такой. А может, это упыри, почему бы и нет? Хотя они больше похожи на рыб- людей.

Шутка отнюдь не кажется мне смешной, когда я вспоминаю рыбье лицо спешащего к поезду мужчины, но я не могу сдержать нервный смешок. Затем ещё один. Затем вместе со мной начинает смеяться Дима. Мы хохочем до тех пор, пока тишину леса не разрезает крик. Полный боли и животного ужаса крик человека, которого лишают жизни.

Бормотание в соседних купе мгновенно смолкает, зато хлопанье и шуршание заметно усиливается – крик, словно вдохновил тех, кто пытался проникнуть в поезд снаружи.

— Это что сейчас было? — спрашиваю я, и мой голос дрожит гораздо сильнее, чем мне бы того хотелось.

Приятель молчит.

Так, в молчании, проходят минуты. Звуки, доносящиеся снаружи, начинают нервировать всё сильнее. Я несколько раз дёргаю дверь купе, но та вполне предсказуемо не поддаётся.

— Да что же это такое, а?! — раздаётся где-то неподалёку. — Почему нас тут держат?! Почему не едет поезд?! Я требую открыть купе!

По вагону пробегает волна недовольства. Похожие крики, произнесённые другими голосами,
начинают раздаваться.
— Тихо! Не шуметь! Скоро поедем! — перекрывают всех вопли проводницы, но её уже никто не слушает.

-Я сейчас сломаю дверь! — грозно басит кто-то, судя по звуку, примерно через купе от нас.

— Сломаешь — будешь платить! — не сдаётся тётка, но и этот, железный, по её мнению, аргумент не срабатывает.

Слышны глухие удары, затем треск и грохот.

— Где тут старший?! Меня ждёт беременная жена! — беснуется неизвестный мужик, но проводница не отвечает, видимо, заперлась у себя. — Я сейчас к машинисту пойду! Вы мне сейчас за все ответите тут! Я вас засужу!

Вопли и тяжёлые шаги перемещаются по вагону, очевидно, мужчина идёт по коридору к выходу. Дверь, судя по разочарованному рычанию, оказывается заперта.

— Открой дверь, тварь! — воет муж беременной женщины.

Затем все звуки сливаются в дикую какофонию: снова глухие удары, треск, угрозы и проклятия, звуки борьбы, несколько звонких шлепков, с которыми кулаки опускаются на лицо… Я практически вижу, как проводница, размазывая кровь из разбитого носа по щекам и подбородку, причитая, плетётся открывать дверь вагона. Я даже представлять не хочу, какого размера должен быть человек, способный сломать двери купе без подручных средств. Наверное, я бы тоже не смог такому отказать.

Раздаётся звук открывающейся двери. Затем вопль мужика. А потом женский визг заглушает все остальные звуки.

В купе начинается паника. Люди беснуются, одни требуют открыть, другие, напротив, не открывать. В стены нашего купе несколько раз бьётся что-то тяжёлое. Мы же с Димой впадаем в ступор — всё происходящее уже настолько далеко ушло от нашего понимания нормы, что мы попросту не знаем, что нам делать. Шум в вагоне всё усиливается, поэтому мы не сразу понимаем, что часть звуков доносится из коридора. Шаги. Шаркающие шаги, в полном молчании. А затем дверь нашего купе дёргают. Не очень сильно, но явно с намерением открыть. И ещё раз.

— Кто там? — подаю я голос.

В ответ раздаются лишь шлепки и шуршанье… Да ещё запах. Из коридора отчётливо начинает пахнуть морепродуктами.

Вопли в вагоне усиливаются. Судя по всему, неизвестные, заполонившие коридор, успели подёргать двери во все купе. Я тихонько сползаю с лавки на пол, упорно отказываясь верить в реальность происходящего. Судя по всему, с Димкой происходит примерно тоже самое. Мы оба тяжело, со всхлипами, дышим. Не знаю, как мой сокурсник, а я весь вымок от пота.

Со временем вопли стихают. Находящиеся в коридоре люди тихонько переминаются с ноги на ногу, дёргают двери, шлёпают по ним ладонями, но становится понятно, что сил, проникнуть к нам, у них нет. Уверен, почти все пассажиры в эти мгновения благодарят проводницу за то, что она заперла всех на ключ. Как бы там ни было, мы в безопасности, а значит, сможем дождаться помощи. Помощь, конечно же, будет, как же иначе?

Но сквозь быстро ставшие привычными звуки начинают пробиваться новые: по коридору кто-то идёт. Шагает тяжело, подволакивая одну ногу. Останавливается у нашего купе. Долго шарит ключом по двери.
-Вы прибыли в пункт назначения! Просим освободить вагон!- произнесла женщина- краб…

Глава 2
Новый дом

-Сэр! Вы прибыли в пункт назначения! Просим освободить вагон!
-А!? Что!? Ах, это был сон… Ну и жуть!
-Вам кошмар приснился?
-Да! Мне снились полу- люди полу -морские животные, бред.
Я натянул шапку, перчатки и вылез наружу с чемоданом. Вокруг стояла недвижимая, прозрачная и ломкая, словно стекло, тишина. Серое небо изливалось дождем, лениво перегоняя однотонные тучи. Я обернулся, обреченно провожая взглядом отдаляющийся поезд. Я шел около берега моря, поглощенный мыслями о новом доме. Пришлось отдать за него очень большие деньги, но я был уверен, оно того стоило. Он был дорогой, ведь раньше принадлежал одному очень известному писателю ужасов! Нет, не Стивену Кингу, а Говарду Филлипсу Лавкрафту!
-Что это за развалина! За этот двухэтажный сарай я отдал несколько миллиардов?!
Я открыл дверь и в нос ударил резкий запах пыли. Однако, внутри дом не оказался таким уж старым, наоборот, он был красивым! Это была довольно светлая большая комната, с хорошей кухней и раздельным санузлом. А так же с огромной библиотекой! Было такое чувство, что я переместился назад во времени, и сейчас я в 1937 году! От библиотеки так и пахло старыми книгами. Там были книги самых разных томов! Так же, там были наброски его ненаписанных книг.
-Видно, тот ещё был книжный червь!..
Я просмотрел каждый журнал, каждую книгу, каждый листочек и каждую страничку! Но ничего особо интересного не нашел. Пока не наткнулся на небольшую тетрадь. Это был его дневник. От содержания дневника у меня пошли мурашки по всему телу! Это был не набросок для очередного ужастика! Это был именно дневник! Сейчас я вам зачитаю его.
Глава 3
Записи из дневника

Запись № 1 Меня зовут Говард Филлипс Лавкрафт. Каждому из нас иногда снятся кошмары. Дурные сны, которые пугают, заставляют метаться на постели, пропитывая потом подушку, просыпаться с колотящимся сердцем и ощущением своей беззащитности, а потом лежать с открытыми глазами, дрожа от страха, не в силах ни заснуть, ни подняться с постели — это кажется одинаково страшным. Затем милостивый сон обычно всё же приходит, накрывает собой, принимает твой измученный ум — и последние часы до звонка будильника ты всё-таки спишь, чувствуя сквозь сон влажную подушку и смятую простынь, и понимая: это может ещё вернуться. Кошмары бывают почти у всех: у мужчин и женщин, стариков и детей, храбрецов и трусов. А иногда, когда снится кошмар, ты даже понимаешь, что это сон. Некоторым удаётся даже проснуться, «сбежав» от пугающих событий. Кто-то для этого кусает себя за руку или щиплет себя за бок, кто-то — громко кричит что-то вроде «я сплю», кто-то — просто концентрируется на просыпании, напрягается — и обнаруживает себя в знакомой, родной постели.

Этой ночью мне тоже приснился кошмар. Сегодня я дописал книгу «Зов Ктулху», и ко мне во сне пришло оно! Ко мне во сне пришел Ктулху! Мне снилось, что я убегаю по незнакомому лабиринту от него! Существо описать было невозможно — ибо нет языка, подходящего для передачи таких пучин кричащего вневременного безумия, такого жуткого противоречия всем законам материи, энергии и космического порядка. Огромное, драконоподобное тело с головой и щупальцами осьминога и глазами, полными ненависти и злобы! Креатура ползла по потолку в мою сторону, неторопливо и механически равномерно, издавая бурлящие и шипящие звуки. Я убегал и убегал, я двигался намного быстрее преследователя, но каждый раз, когда я оборачивался, видел, что демон, находится в тридцати-пятидесяти метрах от меня, а значит, способен преодолеть разделяющее нас расстояние за пару минут. В какой-то момент я умудрился начать мыслить логически: «чёрт возьми, но ведь таких чудовищ не бывает, это невозможно, должно быть это сон, а значит, мне надо проснуться». Я напрягся: «хочу проснуться!» — и это помогло.

Я оказался в своей постели. Тишина в комнате ничем не нарушалась. На тумбочке лежал свеженаписанный рассказ…
Глава 4
Он сходит с ума

Запись № 2
Тебе знакомо ощущение беспричинной тревоги? Наверное, ты испытывал такое в детстве, когда твои чувства были молоды и обострены. Ты стоишь себе спокойно, к примеру, ждёшь кого-то, и вдруг чувствуешь, что сзади как- будто к тебе придвинулось что-то тяжёлое. Настолько тяжёлое, что тебя тянет к нему — и ты оборачиваешься, и видишь своего товарища по вашим детским играм, стоящего с разочарованным лицом: «как ты узнал, что я подкрадываюсь, я же был совершенно бесшумен?». Вот примерно такое же ощущение заставило меня скосить глаза вправо, в комнату. Он был в ней, дом стал намного больше, и он без труда мог пролезть через дверной проем! Он смотрел на меня, тянул ко мне руки! При этом открывая рот, полный острых зубов! Своими мерзкими, зелеными щупальцами он затаскивал меня себе в глотку! Я в ужасе отпрыгнул куда-то в сторону. И я…проснулся.
Глава 5
Бесконечный сон

Запись № 3
За окном был рассвет, а в комнате стоял тяжёлый запах пота. Мокрая подушка, влажная простыня… какая дрянь. Я поспешил встать с постели, тем более, что мокрое бельё сняло как рукой обычную мою утреннюю сонливость. Горячий душ чуть расслабил, а горячий чай — взбодрил. Кажется, день начинался неплохо. Вот только завтракать нечем, а значит, придётся пойти или в магазин за продуктами, или в кафе. Вариант магазина казался более привлекательным: нравящиеся мне кафе были далеко от дома.

Накинув лёгкую куртку, я совершил лёгкую пробежку. Ассортимент мной давно изучен наизусть, а потому не стал рассматривать витрину, а сразу подошёл к прилавку, и сказал продавщице, копающейся где-то под ним: «Будьте любезны- батон, молоко, и колбасы. Та не ответила, продолжая где-то копаться. Несмотря на то, что магазинчик никогда не отличался хорошим обслуживанием, я решил поторопить продавщицу: «будьте любезны! Вы меня слышали?». Та прекратила копаться. Выпрямилась. Она была с рыбьим лицом, протянув своей перепончатой рукой пакет, пожелала мне приятного аппетита …

…Я смутно помню, что я сделал в этот момент. Кажется, заорал и побежал куда-то прочь. Из магазинчика, по улице, не зная, куда я бегу и куда собираюсь прятаться. И пытался бежать дальше, до тех пор, пока меня не схватила за ворот рука, схватила — и встряхнула, как котёнка. Это был Ктулху! Он начал затягивать меня в рот, я в ужасе рванулся… и — полетел с кровати.

Потирая подвёрнутую при падении кисть, я огляделся. Сон? Явь? Ну да, это моя комната, это мой рассказ лежит рядом с подушкой, это моя печатная машинка на столе и мой цветок в горшке… но, чёрт возьми, это ведь уже третье просыпание подряд. Окончательное ли оно? Нет? Интересно, что будет, если я, скажем, вскрою себе вены? Или выброшусь из окна? Проснусь ли я снова или умру? Что будет, если умереть во сне? И что, если сама жизнь — это лишь сон? Так, ладно, что если… скажем, выпить?
Глава 6
Самоубийство

Запись № 4
Я присел на табурет и задумался. Как известно, достоверно исследовать систему, находясь внутри неё и являясь её частью, нельзя. Нельзя даже выяснить, реален ли наблюдаемый нами мир, а если реален — то верно ли мы его представляем? Что же я могу сделать, чтобы понять, проснулся ли я, и мне пора в магазин и на работу, или это до сих пор — кошмарный сон, и скоро я где-то натолкнусь на демона? И… Почему именно Ктулху?! Упоминания о злобном осьминогоподобном демоне сохранились с древнейших времен… Его всегда называли по- разному и описывали тоже по- разному! Но везде описывается, что это огромный, зелёный, и со множеством щупалец- дьявол. Может через мой разум он пытался проникнуть в мир людей! Найти проход! Везде Ктулху пытался свести с ума. Говорилось, что сны, напускаемые Ктулху, сильно ужасают видевших их, и порой доводят до сумасшествия. Сделав меня безумным, он бы сделал меня своей марионеткой? В полном отсутствии рассудка я бы выполнял его приказы?!

Я пишу этот текст. Я уже заканчиваю его писать…
Я не могу подвергнуть человечество такой опасности! Но древнее зло, побежденное и забытое тысячелетия назад, пробудилось. Как этому помешать? Просто, надо убрать одну …пешку!
Глава 7
Новые соседи
Этот дневник я спрятал на чердаке!
Недавно, в дом напротив, переехала самая обычная с виду семья. Отец, мать и их десятилетний сын. На первый взгляд они были людьми среднего достатка, прочный средний класс, как сейчас таких называют. Эта семья стала моими соседями, а поскольку работаю я в основном из дома, то невольно начал подмечать за ними разные странности. Первое, на что я обратил внимание — никто не выходил из их квартиры раньше полудня, мальчик не ходил в школу, сосед с соседкой не ходили на работу, но это было не так уж и удивительно, может они также работают на дому, подумалось мне. Уходили они всегда по одному, сначала мать, потом сын, отец уходил уже под вечер. Где они были, мне неизвестно, но возвращались всегда также по очереди и приносили разные странные вещи, иногда груду тряпья, иногда какие-то доски, причём возвращались они обычно уже ближе к полуночи. Ещё нужно сказать, что в первой половине дня, пока они все были дома, из их квартиры доносились характерные звуки ремонта, что-то пилили, сверлили, долбили, в общем, хорошо всем известные звуки. Я этому особого внимания не уделял, так как это было самое нормальное поведение этой семьи, они только что переехали и обустраивали новую квартиру под себя.

Наконец, проект на работе был сдан, и можно было позволить себе несколько дней отпуска, полных блаженного безделья. В то же время соседи стали выглядеть заметно хуже, лица их осунулись, было видно, что они голодают и не высыпаются, но всё так же они днём уходили и ночью возвращались со своей «добычей». Кстати, я заметил одну закономерность. Все те вещи, что они приносили, хорошо горели! Странно, ведь обычно люди берут вещи, которые плохо горят! Дабы обезопасить себя от пожара.
Глава 8
Странности
Как-то раз я засмотрелся сериалом и не заметил, что время уже уверенно подбиралось к трём часам. Тут до меня донесся странный шум. Как будто что-то скрежетало и с силой грохало по полу, практически одновременно с этим послышались тяжелые шаги в подъезде. Я подошёл к окну и посмотрел в него. Сначала было не разобрать, что там происходит, но потом я увидел соседа из той самой семейки; его впавшие щеки и огромные синяки под глазами ясно говорили, что он уже на пределе, тяжело переставляя ноги, он волочил что-то за собой по ступеням. Когда я рассмотрел его ношу, то непроизвольно отшатнулся: он тащил за собой труп козы. Она была мертва, это абсолютно точно, об этом говорила неестественно вывернутая шея и тонкая струйка крови, сочащаяся из раскрытой пасти. Я долго не мог прийти в себя, настолько меня шокировало это зрелище, но вдруг мое внимание привлек какой-то странный звук за окном. Машинально, посмотрев через щелочку в занавеске, я тут же пожалел об этом. Соседка с тряпкой сидела на ступенях и затирала следы крови, а ее муж стоял и смотрел прямо в моё окно. Создавалось ощущение, что он смотрит не на окно, а прямо на меня за стеклом. Это было жутко, но самое жуткое читалось было в его взгляде, там была пустота, обречённость, горесть, во всём человеческом языке не хватит эпитетов, чтобы описать этот взгляд. Казалось, что его глазами на меня смотрела сама бездна моря. Я заметил, что у соседа стала более вытянутая морда! А, зубы превратилась в клыки! С его супругой все еще хуже… Она полностью облысела, голова стала больше, и руки двигались так, словно из них вынули все кости! Спустя несколько секунд я смог оторвать взгляд и отойти от окна.

Затем послышались шаркающие шаги и щелчок дверного замка. После этого всё стихло, и до утра из их дома не доносилось ни звука. Это я знаю точно, потому что в ту ночь не смог сомкнуть глаз, только когда начало светать, сон пересилил страх и я уснул.

Проснулся я в тот день около пяти вечера, разбуженный телефонным звонком. Звонил один из заказчиков, просил внести срочные доработки прямо на объекте, который находится примерно в сорока километрах за городом. Не особо раздумывая, я согласился, собрал вещи и уехал.
Глава 9
Пробуждение
Через три дня я вернулся домой, и уже на следующий день после приезда мне что-то не давало покоя. Еще пару дней я не мог понять, что же именно, а потом сообразил — за эти несколько дней никто не выходил из соседской квартиры. Причём шум внутри квартиры был тот же самый, что и раньше. Создавалось ощущение, будто теперь этот шум раздавался чаще и звучал громче прежнего, поэтому как-то ночью мне это надоело. Я предпочёл лично не разбираться со странными соседями и позвонил в полицию. Участковый приехал достаточно быстро, но на его звонки в той злополучной квартире никто не реагировал. Без особой надежды он толкнул дверь, и она оказалась не заперта. Но дома никого не было!
-Молодой человек, если это была шутка!
-Это не шутка! Мои соседи ведут себя как- то странно…
-И где они?!
-Хм… Вспомнил! Я услышал, что они говорили о заброшенном порте!
Заброшенный порт. Это место было поглощено дурной славой. Здесь видели странные огни в небе, таинственное свечение из -под воды, пропажу кораблей, русалок и прочую мистику.
-В чем вы их подозреваете?
-Тихо! Слышите?
-Слышу… Только не могу понять что…
-Латынь… Идемте!
Мы дошли до источника звука, ничего более мерзкого и жуткого я не видел! Мои соседи… Они больше не люди, они люди — рыбы! В центре огромной кровавой пентаграммы! На пяти ее концах горели огромные костры! Мои соседи разбрасывали по всей пентаграмме внутренности козла!
— O mortua, sed dormit,
Audiant servi tui clamat.
Exaudi me, Domine, potenti Cthulhu!
Exaudi me, Domine, de Fortuna!
In meus in te, et in carcere vos R’lieh,
carcerem tuum, maledicti autem Dagon,
resurget ex favilla regnum tuum.
Residents of profundum secretum nomen tuum,
Hydra sciat ubi tu autem permanes;
Fusce vestrum, ut discam
Voluntas tua in terris.
Mors moritur, tunc veniet tempus,
At te non dormiet
Da mihi virtutem praestat componere fluctus
Ut audiam vocatus.- Голосил рыбоподобные существа!
(О ты, кто лежит мертвым, но вечно видит сны,
Слушай, слуга Твой взывает к Тебе.
Услышь меня, о могучий Ктулху!
Услышь меня, Повелитель Грез!
В башне Твоей в Р’лиех Они заточили тебя,
но Дагон разорвет Твои проклятые оковы,
и Царство Твое снова восстанет из праха.
Жители Глубин знают Твое тайное Имя,
Гидра знает, где пребываешь Ты;
Открой Твой знак, дабы я мог узнать
Твою волю здесь, на Земле.
Когда смерть умрет, тогда наступит время Твое,
И Ты больше не станешь спать;
Надели меня властью успокаивать волны,
Чтобы мог я услышать Твой Зов.)
Только полицейский хотел остановить незаконные жертвоприношения, как вдруг волны забурлили, и над нечистой пеной вздымался каменный город Р’льех, покрытый илом и водорослями. Осьминогоголовые адские создания восседали на башнях проклятого града. Но это было не самое страшное, что таилось в каменных стенах. Ворота в город вышибло демоническое отродие звезд. Хлюпающее, истекающее слизью драконоподобное тело, щупальцами обвивающее колонны, выползало из глубины своей могилы.
Глава 10
Восстание Ктулху
На улице были хаос и паника! В этот день вещали о смерти. Люди кричат, плачут! Что остается делать людям, маленьким букашкам! Мы все умрем, нам не помогут. Как же военная техника?! Она оказалась бесполезной, эта тварь и не колыхнулась от танка! Правительство обдумывает вариант скинуть на него атомную бомбу. Народ прячется в самодельные бункеры и укрытия, что предложило им государство. Этих убежищ мало, выживают сильнейшие. Вот один из мужиков оттолкнул бабушку у входа в бункер, я помог ей подняться. Только я никуда не спешу!
-Ну… Если это последний день, надо отметить!
Я купил банку пива. Сидя на лавке наслаждаясь морским бризом, я пил пиво, и не заметил, как уснул!
Проснулся я в полночь. Вот оно! На людей напали те самые осьминогоголовые адские создания. Я начал паниковать… И не сбежать и не скрыться… Тут земля всколыхнулась с ужасной силой. Ктулху выпрямился, он был высотой с семиэтажный дом! Деревья, дома обрушились на многострадальную землю! Возможно, это было наказание человечеству. Злобное чудовище, пробудившееся от древнего сна, раздало оглушительный рев, из ушей потекла кровь! Кто бы мог подумать, что прошлый объект для шуток и анекдотов стал причиной нашей гибели?! Что стало с полицейским? Его сожрали первым! Бедняга даже не успел опомниться, как его схватили слуги Ктулху и затащили своему хозяину в пасть!
Глава 11
Бой
Солнце светит в глаза. Попробовал встать, шатает всего. Я у себя дома! В надежде, что это был сон, я подбегаю к окну…
-Нет, не сон!
Пошел в ванную умыться. Господи, ну и рожа у меня. Засохшая кровь у носа. Синяки под глазами. Вдруг в мою квартиру начали ломиться какие-то твари. То, что это не люди, я понял, выглянув в окно. У подъезда стояли несколько слуг Ктулху и смотрели в моё окно. Они рычали, у них шла пена изо рта. Увидев меня в окне, твари бросились в дом.

Дверь трещала под ударами этих монстров. Я быстро поднялся на второй этаж и спрятался на кухне. Слышался топот перепончатых ног по полу… И вот они, ищут меня! Я схватил лежащую рядом бутылку водки и плеснул на одного из них, раздался вой. Они были восприимчивы к спирту! Он извивался и корчился от боли! Его балахон растворялся в воздухе едким, зеленым дымом! Из- под балахона стали появляться щупальца, с которыми происходило то же самое! Демон метался по комнате… Плоть его плавилась, а балахон словно горел и дымился! Он хрипел и рычал, пытаясь выбраться! Монстр уже просил о пощаде, но я продолжал его обливать спиртом! Вскоре бутылка опустела, и я накинулся на него с ножом! Из ран сочилась черная кровь и монстр задыхался!

-Убирайся обратно! Дальше гнить в пучине морских вод! Больше не будешь ты искать души для твоего хозяина!
Остальные демоны в страхе убежали от меня, труп того монстра я выбросил из окна.
-Вот как с вами, тварями бороться! Жесть… А что если умереть не как потерпевший, а как герой!

Раньше я был химиком, так что знал про спирт все! Приготовив несколько склянок спирта, нож и пистолет, я вышел на улицу. На улице туман был настолько сильный, что через 5 метров уже ничего не было видно. Я сел в машину и поехал…
Я мчался, наблюдая за тем, как Ктулху крушит город! Скоро это закончится!
-Эй, ты, каракатица!
Монстр обратил на меня внимание.
-Да! Ты! Слушай меня кальмароголовый! Я ТОТ, КТО УБИЛ ОДНОГО ИЗ ТВОИХ МНОГОЧИСЛЕННЫХ УРОДОВ!!!
У демона глаза стали красными.
-Теперь ты это знаешь! Так возьми и убей меня, адская тварь!!!
Я нажал на педаль и поехал на ближайшую электростанцию рядом с морем, монстр расправил крылья и полетел за мной! Ближе к электростанции я начал делать зигзаги, он гнался за мной, и тут я резко остановился. Ктулху оступился, и его сердце протаранил столб с проводами! Со столбом в сердце он упал с обрыва в воду! Искрящимися и дымящимися щупальцами, умирающий демон, стал затягивать на дно моря город Р’льех! Раздался взрыв, как будто лопнул гигантский пузырь. За ним – отвратительный звук разрезаемой титанической медузы, сопровождаемый зловонием тысяч разверстых могил. Поднялись мощные волны, и закипела соленая вода.
Прошли годы…
20 лет спустя, когда город стал жить нормально, а данные о пробуждении Ктулху были навсегда утеряны в городских архивах, я понял, что слишком много знаю. А ведь культ все еще жив, его служители на земле все еще вопят, танцуют и приносят жертвы.
Ктулху тоже еще жив, и, как я предполагаю, снова обитает в каменной бездне, хранящей его с тех времен, как появилось наше Солнце. Его проклятый город вновь ушел под воду. Кто знает исход? Восставший может уйти в бездну, а опустившийся в бездну может вновь восстать. Воплощение вселенской мерзости спит в глубине, ожидая своего часа, а смрад гниения расползается над гибнущими городами людей. Настанет время. Но я не должен и не могу думать об этом!


Похожие истории

Похожих историй пока нет...

Комментарии:

Оставить комментарий