Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Свежие комментарии

PostHeaderIcon Плачь.

Зовут меня Григорий. Вы верите в русалок? Говорят, что русалка- утонувшая, или утопленная женщина. Еще с древних времен ходят разные легенды про русалок. А то что хочу рассказать вас — не легенда, а история, про которую рассказал мне мой дед когда-то давно, еще во времена моей молодости.
Было мне тогда лет так 17-20. Точно и не припомню, давно ведь было. Раньше я на лето приезжал в глухую деревеньку к своим любимым старикам, дед все время был при деле, был рыбаком заядлым он, охотился, увлекался резьбой по дереву ( мне перешло это же по наследству умение). Так вот, сидели мы с ним однажды поздним вечером в тайге, после охоты, настреляли уток на озере, костер разожгли, а тогда леса больше было, не так его воровали, и не жгли, да и нога человеческая не во все места ступала. Люди добрее были. Сидим и беседуем о ерунде всякой между собой, и тут услышали мы, как в стороне, где было расположено озере, не далеко от нас, кто-то плачет, да так жалобно, и постанывает.

— Дед, а что это?
— Тихо ты Гришка!
— А почему тихо? — шепотом спросил я.
— Потому что, будешь много знать, состаришься скоро.
Плачь не прекращался, а потом все разом затихло. Дед достал папиросу, и задымил.
— Ну а теперь то говорить можно?
— Можно Гришка.
— А что это было то?
— Молод еще, испугаешься, в тайге первый раз ночуешь, не буду рассказывать.
— Ну расскажи, интересно ведь, ну дед.
— Все Гришка, не вымогай.
— Ну пожалуйста, я не испугаюсь, правда.
— Ну ладно, докурю, и расскажу, сходи в туалет только. — рассмеялся дед.
А я сидел и ждал, когда же дед докурит, и расскажет. И вот наконец он докурил, и бросив окурок в костер начал рассказывать:
Случилось это давно, я сам еще даже женат на бабушке твоей не был, места эти ведь давно знаю, еще отец мой сюда водил меня. Так что заблудиться вероятности мало у меня. А в то лето погода была холодной, как раз после войны, год так 1946-48 где-то. Утки всегда водились здесь, и везло нам всегда с отцом моим, полный куль шишек приносили кедровых, ягод, грибов, где животинку пристрелим. Да мать моя радовалась всегда нашему приходу с гостинцами такими, пирогов пекла всегда нам. Ну не с того я начал Гришка. Отец приболел мой тогда, ранение ведь после войны было, нога ныла на погоду сильно, он мучелся, а запасы стали заканчиваться, вот отец меня и отправил с местными парнями в тайгу нашу-матушку. Как раз уже грибы пошли, ягоды, одним словом — урожай самый. Рано утром мы вышли с ребятами, собрали нас матери в дорогу, к вечеру добрались мы до тайги. Решили разместиться, да спать лечь, а на утро собирать ягоды, грибы. Как раз тут мы и были. Вон где тот кедр позади тебя. Я обернулся, позади меня действительно стоял старый, огромный кедр. Костер затушили, и легли, как вдруг в тишине раздался плачь, женский, жалостливый такой. Паренек один, по имени Степка, растолкал нас всех, а у нас сил нет, глаза слипаются. Кто-то из наших глаза открыл, и стал вроде бы на него ругаться:
— Чего ты шумишь, ложись и спи, рано вставать будем ведь.
— Да вы послушайте, девушка плачет здесь где-то.
— Откуда бы ей тут появиться то, глушь какая, ложись, спать хочешь, вот и кажется.
— Не кажется, ну слышал я правда.
И тут сквозь тишину, девушка будто решила напомнить о себе, и стала плакать, я уже и сам проснулся, а неприятно так. И жаль девушку стало, а вдруг зверь задрал, поранил, да все что угодно. Ребята спали дальше, а я подошел к Степке.
— Ну давай сходим посмотрим, только далеко не пойдем.
— Давай!
Я на всякий случай прихватил ружье отцовское, и пошли мы на плачь, а он будто рядом где-то, а не находим мы эту девушку, а еще темнота такая стояла. Жутко было. И тут Степка стал кликать эту девушку:
— Ау, девушка, отзовитесь, или выйдете к нам, мы плохого не сделаем вам не чего.
Но в ответ — тишина. И тогда я предложил Степе вернуться обратно, девушка не отзывалась.
— ну давай еще пройдем не много, слышишь, вода где-то плещется?
— Озеро это, с отцом ходили когда сюда, он говорил, что озеро в лесу есть.
— Дак оттуда и плачь разносится.
-Ну уговорил, пошли.
Мы шли не сворачивая, сквозь деревья пробивалась луна. И вот под ногами стало разноситься чавканье, и ногам стало мокро.
— Степа стой, озеро видимо разлилось, или болото, не пойдем дальше — опасно.
И тут Степа стал рукой показывать на поваленное дерево, которое было возле озера.
— Миша, смотри, вон девушка сидит.
И действительно, на поваленном дереве сидела девушка, не могу ответить прекрасной была девица, или наоборот, но волосы длинные были, при свете луны было невозможно понять какой цвет волос у нее. А девушка сидела спиной к нам, и болтала ногами в воде.
— Она что сумасшедшая?
— Откуда знать мне, какая она, ну явно девушка того, раз ночью одна в тайге находится.
— Что-то спать перехотелось мне даже.- заявил Степа полушепотом.
— Степка, пойдем спать, рано вставать, утром вернемся, и посмотрим. Девушка живая, и здоровая.
Мы вернулись обратно, правда все время казалось, что кто-то идет за нами. Мы дошли, и сразу повалились с ног, и уснули. Во сне мне снилось, что кто-то звал: Степа, Степа, Степочка.
Утром проснулись мы с ребятами рано, был туман, первым проснулся Петька, а потом остальных растолкал. Но среди ребят, не было Степы. Мы стали звать его. И тут я проболтался, что во сне видел, что кто-то Степку зовет. А ребята почти все то же самое сказали. Выходит — не снилось, а правда звал кто-то. Я позвал Петра, и пошли мы в сторону озера с ним. Шли долго, мне казалось, что ночью быстрее дошли. Озеро и правда разлилось, и тут в кустах мы увидели лежащего всего в тине Степу.
— Степа, живой? Очнись.- на перебой кричали мы. Но Степа не дышал, губы посинели, рука правая в кулак сжатая, в руке зажата тина, а на шее намотаны водоросли. Лицо застыло в испуганной мимике.
— Что же мы родителям скажем его, и в деревне люди будут говорить что попало.
Пришли мы до ребят, все рассказали им, дотащить до дома его было нереально, и мы его похоронили тут в тайге. В деревню вернулись мы пустые, головы опущенные у нас были, а люди смотрели на нас, и понимали, что случилось плохое что-то. И тут мать Степки стала кричать на нас словами нехорошими, не буду говорить их — неприятно. В смерти друга виноваты мы не были, виноваты лишь в одном, что слышали как его зовет кто-то, а не расчухали.
Отец мой стал чувствовать себя хорошо, я боялся рассказать про девицу ту, а он словно прочитал мысли мои.
— Рассказывай Мишка.
— А не чего.
— Есть чего, по глазам вижу твоим.
— А если расскажу, засмеешь?
— Нет, если на правду похоже будет. И я тогда отцу рассказал про эту девушку, про смерть Степы неизвестную, и про то что возвращались вместе мы обратно, а потом его звал кто-то. Отец молча выслушал меня.
— Так я и думал, что попадетесь в сети этой девушки.
— А что за девушка, живет там?
— Да нет, старая история, неясная.
— Расскажи.
— А еще прадед твой рассказывал, что вроде там возле озера давно-давно жила семья одна, староверы вроде, и вроде их поймали, издевались, убили потом, родителей застрелили, а дочь их, прыгнула в озеро, и выплыть не смогла- утонула, или они ее утопили. Не знаю, правда, или вымысел. Но то что там слышат чей-то плачь женский — правда, не от одного уже слышал я.
— Понятно. Жаль тех людей.
Вот Гришка, рассказал тебе, утром расцветет, покажу тебе могилу Степки нашего, покланяемся ему.
Утром мы с дедом проснулись когда уже светило ярко солнце, пели птицы. Мы позавтракали, и дед повел меня в сторону озера, в лесу стоял старый крест, и могила заросшая мхом. Мы постояли молча, а потом пошли с дедом дальше.
Деда уже давно нет, историю вспоминаю часто, думаю все что он рассказал -правда. А вы как думаете?
Григорий Михалев. Иркутская область.


Похожие истории

Похожих историй пока нет...

Комментарии:

2 комментария на “Плачь.”

  • Лидия says:

    Интересная история. Нечисть всегда рядом. Ничего не поделаешь, приходится считаться. И бояться.+10

  • Павел says:

    Вполне все это могло происходить- автору верю на 100%. «Зов» трудно преодалеть, идешь в полусне и только «на месте» сравнительно просыпаешься. Мне «повезло», когда оказался «на месте» — в далекой деревне петухи запели….

Оставить комментарий