Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
  • О блоге - 6 765 просмотров
  • Пиковая Дама - 754 524 просмотров
  • Реальный случай в метро - 136 935 просмотров
  • Кровавая Мэри - 128 917 просмотров
  • Ожившая невеста - 77 678 просмотров
  • Кукла с кладбища - 73 864 просмотров
  • Младенец в морге - 72 621 просмотров
  • Попутчики в электричке - 55 198 просмотров
  • Случайные связи - 52 987 просмотров
  • За дверью - 49 699 просмотров
  • Дом возле кладбища. - 48 472 просмотров
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Свежие комментарии

PostHeaderIcon Утроба-1часть.

Меня зовут… А, впрочем, это неважно, ведь речь пойдёт не столько обо мне. Достаточно просто упомянуть, что я студент почти третьего курса, один из многих, кто сейчас сдаёт последние экзамены и закрывает свои долги. Я не прилежный ученик, не гордость колледжа, но обычный парень, всё ещё живущий с матерью, любящий посидеть за компьютером, копаясь на Facebook’e или зависнув в какой-нибудь новой игрушке.

С недавнего времени я увлекся игрой Terraria и иной раз проводил целые вечера напролет за раскопками комплексов пещер и возводя на поверхности огромные и роскошные замки. У меня уже две недели как отключили интернет, а платить за него было нечем, поэтому я и воевал с одними только скелетами и прочей компьютерной нечистью, не имея возможности вырваться в желаемый мультиплеер и поучаствовать в каком-нибудь масштабном проекте. Признаться, это и не особо меня заботило, но всё равно было скучно, поэтому, когда мой друг, чьё имя тоже не играет особой роли в моём рассказе, позвонил мне и рассказал о выходе версии 1.0.5, возбужденно перечислив самые лакомые кусочки из списка изменений, я немедленно попросил его принести мне игру на флешке. Как впоследствии оказалось, я совершил огромную ошибку.

На следующий день, двадцать четвертого июня, я уже перекидывал новую взломанную версию игры на компьютер и краем уха выслушивал «ценные советы» друга, подсмотренные им в официальном превью. Дождавшись, пока он уйдёт и оставит меня наедине с желанной игрой, я запустил клиент, удовлетворенно скользнул взглядом по надписи «1.0.5» в левом нижнем углу окна и зашёл в одиночную игру. Все карты и персонажи с 1.0.4 уже были бережно упакованы мной в zip-архив и убраны из соответствующих папок, чтобы я мог с нуля начать новый мир. Кликнув на «create character» я по-быстрому создал вполне обычного персонажа – парень, шатен, в ярко-зеленой куртке, синих штанах и коричневых ботинках, со стандартным цветом кожи. Естественно, что первым же делом мне захотелось опробовать новый уровень сложности, поэтому я без малейших раздумий сменил его на хардкор.

Персонажа я назвал первым же пришедшим в голову именем, Мэтт, но палец предательски соскочил с клавиши и вместо M написал N. Я клацнул на продолжение раньше, чем успел заметить свою ошибку, поэтому персонаж был назван Natt. Снова создавать и раскрашивать персонажа мне не хотелось, поэтому я приступил к созданию мира, выбрав средний размер. Игра, странное дело, даже не спросила, как я хочу назвать создаваемый мир, но меня это и не капли не расстроило, я всё равно всегда оставлял название стандартным. Спустя минуту мир был создан и автоматически назван «!born». Удивлённый этим странным названием, больше похожим на сид генерации мира, я начал игру.

Первым же, что бросилось мне в глаза после загрузки мира, была абсолютно ужасная его генерация. Друг, конечно, предупреждал меня, что в 1.0.5 Blue что-то намудрил с генерацией миров, отчего те получались гораздо менее красивыми, чем раньше, но к такой разительной перемене я всё равно не был готов. Оценив новые возможности гида и вдоволь поспрашивав у него про назначение всякой ерунды, вроде желудей или деревянных перекладин, я перешёл к суматошному строительству хижины на первую ночь. В процессе рубки дерева обнаружилось, что на западе от спауна, всего в двух экранах от него, расположена зараженная зона, что на некоторое время закрыло мне путь на запад. Вскоре хижина была построена, впрочем, скорее для виду, так как Нэтт всю ночь протанцевал за её стенами, отбиваясь найденным копьём от настойчивых зомби и собирая с них желаемые пятьдесят серебряных. Следующий игровой день ушёл на строительство небольших домиков для гида и ожидаемых NPC, а затем началось привычное исследование мира, поиск вооружения, добыча руды и сражение с бесконечными монстрами.

За это время Нэтт несколько раз умер, и каждый раз после его смерти игра выкидывала меня в главное меню, откуда, повторно выбрав его из списка персонажей, можно было начать игру на спауне без всей своей экипировки. Тогда я был вполне уверен, что так и должно быть, а выходы в главное меню после смерти – просто часть хардкорного режима, запланированная разработчиками.
Спустя несколько игровых дней и внеигровых часов у меня в деревне уже появилась дриада, а Нэтт был одет в теневую броню, поэтому приоритетной целью я поставил нападение на Скелетрона и разорение подземелья, после которого с чистой душой можно было спускаться в Ад, строить себе ферму для алхимических нужд и просто получать удовольствие от внутриигрового всевластия. Так как на восток карта была уже изведана до самого океана, я отправился на запад, по пути опустошая зараженные зоны и убивая злившихся на разрушение теневых шаров червей. Спустя некоторое время подземелье было обнаружено, но…

Оно выглядело странно. Во-первых, отсутствовала пристройка-колоннада, в которой меня обычно встречал Скелетрон. Просто башня над входом в землю, внутри которой всё равно устало бродил проклятый старик, вместо своего обычного «Come back again at night if you wish to enter» говоря мне «Come back again at night if you wish to see my Master» . Я счел это намеком на то, что внутри подземелья меня ждёт новый босс, добавленный разработчиками в 1.0.5, и только удивился, что друг не упомянул мне о нём.

Во-вторых, что куда важнее, идя из глубины подземелья и пробиваясь через проломанную крышу башни, поднимался неизвестный мне стебель странного, телесного вида. Он был текстурой на заднем фоне, но крюк за него цеплялся, поэтому я, раздираемый любопытством, полез наверх, узнать, куда же ведет этот стебель. Блоков через триста, когда я уже почти уверился в том, что стебель исключительно декоративный и куда более интересные открытия ждут меня на дне подземелья, тема мира поменялась, задний фон стал немного темнее, а небо стало нехорошего красного цвета. По аналогии с «Кровавой Луной» мне сразу же пришло в голову «Кровавое Солнце», что довольно точно описывало внешний вид мира. В колонках зазвучал какой-то неразборчивый шум, похожий на чьё-то тихое бормотание, но и эту деталь я мысленно отнес к желанию разработчиков сделать пока неизвестную мне новую локацию как можно более атмосферной.
Спустя пару экранов подъёма вверх я вздрогнул, увидев, к чему прицепился крюк. Это был огромный, перекрученный и сгорбившийся эмбрион, размером с летающий остров, но состоящий не из отдельных блоков, а цельный, как цельны все монстры и боссы Террарии. Я на секунду замер, чувствуя учащенное биение собственного сердца и буквально уговаривая себя собраться с мыслями и подняться ещё выше, чтобы побывать на спине эмбриона. В конце концов, на Глаз Ктулху у меня в свое время была примерно такая же реакция, вот только он атаковал меня, а этот эмбрион… он… не делал ровным счетом ничего, только грудь мерно поднималась и опускалась при ритмичном, спокойном дыхании. Пересилив себя, я в несколько прыжков забрался на эмбриона и, походя по его спине и не найдя ровным счетом ничего интересного, на пробу ударил его киркой.

Раздался ужасный крик, чуть ли не самый громкий и пронзительный, который я когда-либо слышал, и Нэтта в буквальном смысле разорвало на кусочки без всякой видимой на то причины. Я испуганно отпрыгнул от монитора вместе со стулом, переводя дыхание. Разработчикам точно пора заканчивать с лавкрафтовскими ужасами, подумалось мне, тем более настолько внезапными. Игра снова вышла на главный экран, а я, потянувшись за мышкой, щелкнул на “одиночную игру» и, наведя мышку на Нэтта, в очередной раз остолбенел. Мурашки пробежали по моей спине, а на лбу выступили капли пота – Нэтт изменился. Он поседел, побледнел, его одежда выцвела, а глаза стали тусклее, как будто бы он многие годы не видел белого света, находясь в заточении где-то глубоко под землей. Еле заставив себя клацнуть сперва на его имя, а потом на название мира, я откинулся на спинку стула, мысленно уверяя себя, что разработчики просто переборщили с реалистичностью своего очередного монстра. Как только мир загрузился, я был удивлен ещё раз, хотя думал, что был готов к каким бы то ни было странностям.

Моя небольшая деревенька выглядела так, будто за эти две минуты моего отсутствия в мире прошло, как минимум, столетие. В стенах были бреши, местами висела паутина, почти все предметы обстановки, кроме сундуков, исчезли, а во всей деревне не было видно ни одного NPC. Впрочем, скоро я нашёл этому причину – немного восточнее деревни появилось небольшое кладбище с указанием имен всех моих торговцев, гида, дриады и медсестры, хотя, конечно же, раньше эти имена нигде не упоминались. Как ни странно, эта деталь меня успокоила – я поверил в то, что всё это просто хитрая и убедительная уловка разработчиков. А когда спустя пару минут ко мне в деревню снова пришли все NPC, каждый из которых ничем не отличался от предыдущих, я окончательно уверился в правоте своей теории.
Ещё два игровых дня у меня ушло на восстановление всего своего обмундирования, после чего было решено отправиться в повторный поход в подземелье. Дойдя до него, я сразу же, не давая себе времени на размышления, направился к старику. Несмотря на то, что была поздняя ночь, он всё равно твердил лишь «They call me Old Man» и, как оказалось, не мешал моему продвижению. Оставив явно глючащего NPC на поверхности и понимая, что увидеть торговца одеждой мне увидеть не суждено, я спустился в подземелье. По всей вертикальной шахте вилась та самая пуповина, навевая на меня плохие мысли о том, что ждёт меня на другом её конце. В трех боковых ответвлениях основного туннеля я не нашёл ровным счетом ничего интересного, и только уже внизу, где, уходя от пуповины, во все стороны расходились цепочки катакомб, мне начало везти с добычей. Отбиваясь от скелетов и летающих черепов, я привычно грабил сундуки, взвешивая в уме, что именно мне стоило бы взять с собой, а что оставить, и, незаметно для себя, продвигаясь всё дальше и дальше на запад.

В какой-то момент я понял, что обстановка целиком изменилась. Теперь это место хотелось назвать не подземельем, а дворцом. Пол и стены были выложены из никогда ранее не виданных мною двухцветных блоков, на стенах висели картины смутного содержания, на полу стояли диваны, длинные обеденные столы из резного черного дерева, вазы с цветами, под потолком висели огромные хрустальные люстры, и всё это было изображено вплоть до мельчайших деталей, которые только позволяет максимальное разрешение предметов. Вряд ли я совру, если скажу, что имел понятие, как крафтится хоть один из увиденных мною там предметов. Все мои попытки сломать молотом или взрывчаткой хоть что-нибудь гарантированно венчались провалом. Также изменились и враги – на смену скелетам пришли люди, будто бы случайно сгенерированные игроки с случайно выданным игровым оружием. Мечники, маги, лучники и подрывники – все они единой толпой атаковали меня, ведя себя гораздо умнее обычного ИИ, как будто… Как будто я действительно играл против живых людей.
Наконец, мой путь уперся в последнюю огромную комнату, похожую на тронный зал, на стенах которого в позолоченных рамах висели портреты неизвестных мне людей. В западном краю зала на золотом троне сидел некто, кого, если верить всплывающей надписи, звали Отец, The Father. В его присутствии все враги, атакующие меня, немедленно становились нейтральными и спешно покидали тронный зал, будто бы боясь своего, без всякого сомнения, повелителя. Отец встал с трона и, медленно спускаясь по ступеням, подошёл к Нэтту и начал разговор. От всех остальных существ Террарии его отличала невероятная детализация действий – он моргал, свободно жестикулировал при общении, реалистично переставлял ноги, даже иногда задумчиво чесал собственную бороду, и при этом не выглядел как заскриптованная сцена.

Когда он заговорил со мной, открылось широкое окошко диалога. Не тонкая полоса с заготовленным текстом наверху экрана, а широкий интерфейс, на котором слова проявлялись по одному, как будто Отец диктовал их невидимому рукописцу. Вместо кнопок продолжения или конца разговора было небольшое поле внизу, в которое можно было написать всё, что угодно и enter-ом ответить Отцу. В тот момент мне даже не пришло в голову попробовать написать что-то не имеющее смысла или на l33t-спике чтобы проверить, как на это среагирует мой «собеседник», я был слишком напуган и возбужден всем происходящим со мной.

Отец в туманных выражениях рассказал мне, что эмбрион над башней – дьявольское дитя, которое должно быть убито ради блага всего мира, и убить которое возможно, только если спуститься ещё ниже, в некую Утробу, чтобы найти там основание пуповины и перерезать его. Любые мои вопросы о его личности Отец игнорировал, но на один вопрос всё же ответил — «А что случится, если я не сделаю этого?». Отец повернулся лицом к экрану, смотря прямо на меня, и произнес «Ты умрешь». В этот момент мне показалось, что я даже слышу его голос, произносящий эти простые слова, которые, однако, напугали меня гораздо сильнее, чем даже страшная находка в небе. Они, и я теперь понимал это точно, пускай и отказывался поверить в это, были адресованы не моему персонажу, а именно мне, сидящему перед экраном и дрожащему от страха. И снова я с трудом успокоил себя мыслями о том, что всё это – часть красивых и очень убедительных нововведений, квест от NPC, хотя большое количество увиденных странностей не давало мне покоя.

Отец замолчал и больше не говорил ни слова, не отвечая и на многочисленные вопросы, которые я пытался ему задавать. Мне не оставалось больше ничего, как возвращаться через опустевшие коридоры дворца обратно в подземелье, терзаясь смутным и нехорошим предчувствием. Дойдя до пуповины, я почувствовал сильное, стихийное желание закрыть и удалить игру, раз и навсегда, чтобы больше никогда не заходить в неё и не рассказывать никому, что именно со мной сегодня произошло. К сожалению, тогда я смог пересилить это желание, в очередной раз убеждая себя, что пока не случилось ничего, что в теории не могло бы быть добавлено разработчиками в новую версию, и начал спускаться по пуповине.

Спустя некоторое время спуска начали происходить уже действительно странные вещи. Во-первых, мелодия подземелья постепенно стихла и сменилась на ту, которая звучала, когда я увидел того эмбриона. Во-вторых, исчезли привычные монстры, а в колонках стали постоянно звучать те шуршащие звуки, которые обычно проигрываются при появлении червей или костяных драконов, хотя при этом никто похожий так и не появился. Постепенно блоки, из которых состоял проход, уже казавшийся мне бесконечным, стали всё чаще и чаще заменяться на новые, неизвестные мне, больше похожие на полумертвую, реалистичную зеленоватую плоть, а со временем и задний фон сменился на постоянно пульсирующую бледную ткань с дрожащими зелеными венами. Мне даже казалось, что я могу почувствовать тошнотворный запах, исходящий из этого странного места, хотя теперь я почти уверен, что мне отнюдь не казалось.

Вне всякого сомнения, это и была Утроба, вот только пуповина всё никак не собиралась заканчиваться. Мне стало действительно страшно – я собирался сегодня поиграть в «песочницу», поубивать боссов, поэкспериментировать с нововведениями и фичами, словом, развлечься вдоволь, но уж никак не извергать из себя кирпичи пулеметной очередью. С другой стороны, до определенного момента это было действительно интересно, хотелось пройти этот нежданный квест и окончательно увериться в том, что никаких странностей в игре нет. Увы, так не случилось.

Со временем в Утробе, наконец, появились монстры. Они разительно отличались от всех остальных монстров игры – сплошные куски излишне реалистичного мяса, каждый раз разные, некоторые были во много раз больше персонажа и могли только ползать по туннелям, некоторые, наоборот, были размером в несколько пикселей и летали стаями. При наведении курсора на любого их них не указывалось ни имя, ни количество жизней, при ударах не всплывало количество понесенного урона (хотя убить монстров было возможно, пускай и весьма проблематично), а единственным лутом с этих тварей были оторванные части тела. Впоследствии я показывал их гайду, который, как только я пытался перенести конечности, головы или внутренние органы в его окошко помощи по крафтингу, немедленно и быстро уходил как можно дальше от персонажа, пока не застревал в ближайшей яме или не погибал каким бы то ни было образом.

По мере моего продвижения вниз, у Утробы обнаружилось ещё два странных качества. Когда я, наконец, заподозрил, что как для среднего по размеру мира, который я создавал, этот туннель уходит слишком глубоко, и пришёл в Утробу с экипированным измерителем глубины, тот упорно показывал “????? feet below”, разладившись впоследствии и на поверхности. Единожды одетый в Утробе глубиномер вместо всех цифр начинал показывать вопросительные знаки, определяя только количество чисел и уровень «выше-ниже». Впрочем, пятизначный показатель глубины уже действительно испугал меня. Даже большие карты заканчивались на глубине пяти тысяч блоков, а тут средняя идёт уже точно больше десяти тысяч…

Второй и самой пугающей из новообнаруженных странностей этого места было то, что чем ниже спускался Нэтт, тем меньше светили любые его источники света. Приблизительно на двадцати тысячах блоков, если я не ошибался в расчетах, уже ничто не могло разогнать темноту, окутавшую это место. Факела, светящиеся лампы, водные свечи, выброшенные упавшие звезды, каска шахтера, заклинания, зелья ночного зрения, метеоритная броня, выстрелы из космического пистолета – вообще ничто. Передвигаться приходилось в кромешной темноте, и только через каждые два-три экрана встречались синие блуждающие огоньки, неуловимо похожие на те, которыми глубоководные рыбы заманивают доверчивых рыбешек поменьше. Это было действительно страшно – перебираться под тихие стенания «музыки» этого места и шуршание невидимых червей в стенах, прыжками перебегать через темные пространства, в которых меня поджидали очередные неизвестные монстры, испуганно жаться к огонькам и переводить дыхание между этими рывками. Пуповина, иногда попадающая в зону освещения «светлячков», всё ещё указывала мне, что я двигаюсь по верному пути. Вскоре у одного из светлячков я нашёл золотой сундук, в котором лежало три меча Night’s Edge и один, названный Mystery Blade, похожий на окровавленную Мурамасу. Когда я попытался взять его, внизу экрана высветилась надпись «Not yet». Из сундука можно было достать только один Night’s Edge, впрочем, и его мне хватало с головой. Как оказалось, только взмах этого клинка мог немного рассеять темноту Утробы, и с этого момента «светлячки» переставали попадаться на моем пути вниз.

В этот момент я наконец-то смог оторваться от игры. За окном уже темнело, хотя играть я начал рано утром, и я вдруг понял, что не ел и не пил ровным счетом ничего весь день. Вернувшись к последнему «светлячку» и, на всякий случай, построив вокруг себя наспех сделанный деревянный купол, я свернул игру и встал. Губы пересохли, а сердце предательски громко билось, когда я, пугаясь каждого шороха, вышел на кухню чтобы сделать хотя бы глоток воды и перекусить наспех приготовленным сэндвичем. Мама ещё не вернулась с работы, поэтому пустая, темная квартира выглядела в свете последних событий выглядела пугающе. Не успел я и налить себе стакан воды, как из комнаты раздался жуткий крик, точь-в-точь такой же, какой я слышал тогда, на эмбрионе. Я буквально почувствовал, как мои волосы на голове встали дыбом и, выронив стакан, побежал обратно в комнату.

Игра была развернута на весь экран, а посередине монитора горела надпись «You were slain…». Купол, построенный мною, был изнутри забрызган кровью, которая выглядела как настоящая, стекая по деревянным стенкам и мерно капая с низкого потолка. Пол был усеян излишне детализированными конечностями и внутренностями, а на заднем фоне мелькнуло что-то неразборчивое, после чего игра сразу же вылетела в главное меню. Дрожащей рукой я нащупал мышку и, без всякого на то желания, механически кликнул на «single player». Нэтт исчез.

В этот момент я был близок к тому, чтобы закричать от ужаса. Как одна последняя соломинка может сломать спину верблюду, так и этой детали, казалось, могло хватить для того, чтобы я окончательно свихнулся. Я ударом по кнопке питания на системном блоке выключил компьютер, и, выпив двойную дозу успокоительного-снотворного, попытался лечь и заснуть, чтобы на утро понять, что всё это был сон или моё разыгравшееся воображение. Снились мне кошмары, как будто моя комната стала частью Утробы: стены пульсировали прожилками трупно-синих вен, в углу копошилось что-то отвратительное и пугающее, а из экрана монитора ко мне тянулась та самая пуповина… Дважды за ночь я просыпался в холодом поту, включал светильник и подолгу успокаивал себя.


Похожие истории

Похожих историй пока нет...

Комментарии:

2 комментария на “Утроба-1часть.”

Оставить комментарий