Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Свежие комментарии

PostHeaderIcon Макс Хоук — Мама

Как то выложил эту историю. Я изменил её. В лучшую сторону. Оцените.

  - Мама. Хочу еще шоколада.
— Фрэнсис. Тебе нельзя так много сладкого. Зубки испортишь. — Настаивала на своём, мама.
— Но, мам!
— Всё! Иди в свою комнату. — Оборвала меня она.

Я быстро встал со стула и зашагал в свою комнату. Окружили меня со всех сторон рыбки и морские звездочки. Обои с морской темой. Они меня успокаивают. Милая и маленькая комнатка. Но сейчас я сержусь на маму. Не буду делать уроки и слушаться. Она меня не любить. Мне просто нужна шоколадка. Она не дает. Ненавижу её!

— Фрэнсис, я быстро сбегаю в магазин. Ты не бойся, хорошо? — услышал голос мамы с коридора.
— Ненавижу тебя! — В ответ закричал я.
— …

Тишина. Я услышал как открылась и закрылась дверь. В доме остался я один. Двухкомнатная квартира и один маленький ребенок. Что может случиться. Мама оставила меня одного и не дала шоколада. А что если воры ворвутся в наш дом и похитят меня? Она будет в шоке. Будет жалеть, что не дала шоколада.

22:00 на часах. Сейчас должен идти мой любимый мультфильм про морскую губку. Вскочил с кровати и побежал в сторону мамины спальни. Всё белое и ничего лишнего. Как она любит. Несколько наших фото в рамочках на тумбочке, кровать посередине и большой телевизор на стене. Окно выходит во двор. Так что она всегда сможет следить за мной. Будто я буду хулиганить.

Запрыгнув на кровать, стал искать удобное положение для просмотра. Включил телевизор и нашел необходимый канал. Мультсериал начался. Губка боб и его веселый компаньон по приключением, Патрик. Обожаю этих двух неразлучных друзей. Первый сюжет кончился, начался второй. И тут слышу звук сирены исходящий со стороны двора.

Приблизился и посмотрел в окно. Да, это сирена скорой помощи. Около машины много людей. Было темно, но в толпе можно узнать фигуры наших соседей. Интереса ради я решил тоже взглянуть, что привлекло их внимание. Соседи будут рядом, и ничего страшного мне не грозит.

Одевшись я вышел к толпе. Мистер Фримен, мисс Энджел и даже Барт, сосед с третьего этажа, присутствовали тут.

— Фрэнсис, я сожалею. — Печально произнес мистер Фримен и положил руку на мое плечо. Мисс Энджел пускала слезы и повторяла вслух:
— Она была так молода. Что будет с её сыночком.
С содроганием я догадывался, кто интересовал всех присутствующих. Но в глубине души была надежда, что я ошибаюсь. Больше всего на свете мечтал, что бы мои догадки были всего лишь заблуждением.

Кругом разбросаны конфеты и шоколадки. Сердце билось всё сильнее и сильнее. Каждая секунда длилась как вечность. Я стоял как вкопанный. Февральский ночной ветер ударил мне в лицо. Было холодно. Но сейчас, телом я ничего не чувствовал. Фельдшеры встали и я увидел её. Ком застрял в горле. Не мог сказать ни единого слова, будто разучился говорить. Будто земля ушла из под ног и я падаю в глубокую нору. Где нет выхода и света. Упав на колени взял её руку. Через слезы промолвил одно единственное слово:
— Мама.

20 лет спустя.

Он не догадывается кто спрятался в его шкафу. Тихо наблюдаю за этим паразитом. Джим Парсонс, собственной персоной. Пьет пиво и губит свою жизнь. Я бы мог отравит его. Но это слишком просто. Хочу что бы он мучился, как мучилась она.

«Правосудие карает всех кто нарушает закон. Никто не останется безнаказанным.» — Вот девиз судьей США. Но кто перед нами, спросите вы. Человек который превысил скорость и сбил невинную женщину, которая несла шоколад для сына. Для девятилетнего мальчика, который остался после инцидента сиротой. Джим остался безнаказанным. У него отобрали права на один год и вынудили заплатить десять тысяч долларов. Всего то. Это кара? Нет! Эти ублюдки присяжные, судья и все остальные. Что они сделали? Наказали убийцу? Нет! Даже в тюрьму не посадили. Ничего, я тут что бы совершить правосудие. Слышишь, Джим. Это звук котла. В аду тебя уже ждут. Сам дьявол сварит из тебя суп. А ты будешь смотреть и страдать. Кожа вылезет, появятся волдыри и куски мяса отсоединяться от твоих костей. Джим, по тебе плачет ад.

Как всегда, Джим проводил свой вечер в одиночку. Нету друзей у такого гнилого человека. Даже женщины шарахаются от тебя. Тебе уже 53 года. Где дети, жена или внучата? Их нет и не будут. Даже знакомые находят любой повод, дабы лишний раз не видеть твою морду. Джим, я следил за тобой последние пять лет. От дома до работы. Знаю все твои излюбленные места. Бар, бордель и наркопритон в районе Гетто. Допивай своё последнее пиво. В аду никто тебя не угостит ею.

Я вылез тихо из маленького шкафа и направился в сторону моей жертвы. Шаг за шагом, медленно но верно шел к своей цели. Маленькая и дешевая комната в районе трущоб. Даже этого места ты не достоин, старина. Тусклый свет освещал крохотную комнату. Обои изодраны. Вещи лежат где попало. Живет этот ублюдок в свинарнике. Даже не удостоился выбросить пиццу, что лежит у телевизора уже третий день.

Телевизор показывает какую-то комедийную телепередачу. Джим громко расхохотался. Нагнулся и кашлянул. В тот момент рука его задергалось и случайно пролил пиво на пол. Он этого заметил, но ничего не предпринял. Меня тошнит от этого свиньи.

Я уже стою позади кресла и вижу его седые волосы. В руке держу платок, пропитанный хлороформом. Резкое движение рук. Усыпляю этого ублюдка. Сопротивляется. Вырваться хочет. Его, когда-то сильные руки сейчас не те. Немощный старик, вот что осталось. Дергает ногами и не может вырваться из моей хватки. Несколько секунд и он отрубился. Последние признаки сопротивления исчезли. По телевизору всё еще шла комедийная передача. Банка пива лежала на полу. Но весь остаток пролился на старика во время схватки. Чудесно. Теперь он воняет вдвое отвратительнее.

Умывшись вышел из ванной. Джим лежал на том же месте. Собравшись с мыслями, я отряхнул весь грязь со своей формы фельдшера и поднял тело старика.

— Джим Парсонс. Неуловимый Джим или может безнаказанный. Как же тебя назвать? — Обращался я к своему пленнику.
— …
— Что? Я не расслышал. — Ответил ему, на его бормотание. Я специально замотал его рот изолентой. Мне не хочется слушать его мольбу о пощаде. Сами убивают и просят других о пощаде их жизни! Ну что за люди.

Лежащий старик не понимал что происходит. Он поднял голову и осмотрелся. Двигаться конечно не мог. Я привязал его.
— Мы в заброшенном заводе. Ты лежишь на станке где распиливали бревна. — Сказал я, угадываю его вопросы. Он начал дергаться и хотел что-то сказать.
— Не надо. Не хочу ничего слышать. Слушать будешь ты. Наверное вспомнить не можешь кто перед тобой. Я тогда был еще маленьким. А ты еще молодой, с горячим характером и азартными глазами. Смотрел на меня так жалобно, будто глядел на маленького, умирающего щенка. Похоже мы поменялись местами. Тогда я был маленьким и беззащитным ребенком. Но, как видишь повзрослел. А теперь я смотрю на тебя. Беззащитный, старый и вонючий старик. — Он уставился на меня. Не понимая о чем я толкую.
— Двадцать лет назад. Вспомни. Кого ты сбил? Одну молодую женщину с единственным ребенком, который остался сиротой. У меня тогда не было родственников. Мне было сложно, а тебе? Расскажи, как ты жил. Твоим местом обитания была тюрьма? В этом я сомневаюсь. Ты жил как все обычные люди. Убил человека и заплатил штраф. Ты смеялся надо мной выходя из зала суда. Я помню что ты мне тогда сказал. — Джим жалобно смотрел на меня. Слезы текли с его уставших от жизни глаз на покрытый морщинами лицо. Он что-то пытался сказать или кричать. У него это никогда получится.
— Это заброшенный завод на окраине города. Здесь десять лет никого не было. Поблизости нет жилых домов или любителей погулять. Все обходят стороной это место. Поэтому я привел тебя сюда. Дабы избежать любопытных глаз. Никто не услышит твой крик. — Я шел из стороны в сторону. Превращая его секунды в минуты. Что бы он мучился ожиданием.

Пыльное сооружение давно как заброшено. Но довольно хорошо держится. Здесь полным-полно работающих аппаратов. Я бы мог динамитом взорвать это здание к чертям и оставит старика под его обломками. Но распилит его куда лучше.

— Я помню, что ты тогда сказал. Огромный мужчина в клетчатой рубашке. Лицо грозное. Мне в то время ты казался опасным и большим. Подошел ко мне. А судебные маршалы смотрели и ничего не предприняли. Я боялся за свою жизнь. Вдруг ты возьмешь меня за горло и задушишь. Но ты наклонился ко мне и сказал: «жизнь продолжается. Я буду жить так, как ни в чём не бывало.» И ты вышел из зала суда. Не в наручниках. И даже не под присмотром охраны. Вышел вместе с остальными людьми. — Его глаза, они расширились. А сам он дрожит от страха. Я наклонился к нему.
— Джим, жизнь продолжается. Я буду жить так, как ни в чём не бывало. — Сказал и нажал рычаг станка. Старик пытался из о всех сил вырваться из лап смерти. Но его попытки тщетны. От справедливости не уйдешь. Если закон не в силах вершит правосудие, верши её сам. Вместе с доской, голова старика достигла пилы. Вжик. Кровь брызнула во все стороны. Несколько секунд и тело разделилось на двое. Внутренности разлетелись в разные стороны. Пила окрасилась в кровавый оттенок. На полу лежал вырвавшийся под давлением глаз. Оно глядел на меня.
— Ты всё видел? Надеюсь ты насладился этим зрелищем как я. — Усмехнулся я и направился в сторону выхода. Нужно будет постирать форму.

Завожу машину скорой помощи. Нужно вернуть её на работу. Солнце появилось за горизонтом. Рассвет. Начался новый день. Жизнь продолжается.


Похожие истории

Похожих историй пока нет...

Комментарии:

2 комментария на “Макс Хоук — Мама”

  • Валерий / Челябинск says:

    Мне в первом вариате больше понравилось. Здесь более кровожадно. В духе «Декстера» или «Законопослушный гражданин». Раньше было более психологично. Однако +

    • Макс Хоук says:

      Все ругали меня за кровожадный сценарий. По этому пришлось изменить концовку. Вот она:

      Опускаю стекло, что бы освежиться и закрываю глаза. Слышу звук включенного двигателя. Ветер дует в лицо.
        
        - Фрэнсис, милый. О чем ты задумался? — Слышу самый родной и теплый на свете голос.
        - Мама. Хочу еще шоколада.
        - Фрэнсис. Тебе нельзя так много сладкого. Зубки испортишь. — Настаивала на своём, мама.
        - Но в доме не осталось ничего сладкого. — Вдруг произнес я.
        - Как ты догадался, сынок? Ты шарил в шкафу?
        - Нет, просто догадался. Мама, я люблю тебя. — Поднялся со стула и обнял свою мать.
        - Я тоже тебя люблю, сынок. — Прижала меня к сердцу и поцеловала мою голову.
        
        Дежавю. Я не понимаю. Будто это было со мной раньше. Но исход другой. Не знаю как, но чувствую что будет дальше. Побежал в мамину комнату.
        
        Не понимаю почему. Подошел к окну и стал ждать. Мама подошла сзади и спросила:
        - Дорогой, что ты делаешь?
        - Мам, ты минут через десять или пятнадцать должен проехать на высокой скорости машина.
        - Но тут двор. Какой сумасшедший будет ехать в ночное время и с такой скоростью, в нашем спокойном районе.
        - Мам, поверь мне. Просто давай подождем, хорошо?
        - Ладно, дорогой. — Сказала она. Мы вместе стали ждать неведомую машину. Чутье подсказывало мне это.
        
        Минут через пятнадцать на большой скорости возле нашего подъезда проехала машина.
        - Какой сумасшедший. Тут же люди живут. А если бы он случайно сбил бы человека. Вот почему нужно осмотреться, когда переходишь дорогу. Не забывай. Хорошо, сынок?
        - Хорошо. — Я согласился и был поражен результатом своих инстинктов. Дежавю.
        - Милый, кажется по телевизору идет твой любимый мультфильм.
        - Губка Боб?
        - Да. Давай посмотрим. — Весело добавила моя любимая мама.
        - Ура. — Закричал я и запрыгнул на кровать.

Оставить комментарий