Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
  • О блоге - 11 385 просмотров
  • Пиковая Дама - 2 126 369 просмотров
  • Кровавая Мэри - 158 060 просмотров
  • Реальный случай в метро - 155 288 просмотров
  • Ожившая невеста - 92 268 просмотров
  • Младенец в морге - 88 399 просмотров
  • Кукла с кладбища - 84 265 просмотров
  • Попутчики в электричке - 75 334 просмотров
  • Случайные связи - 64 436 просмотров
  • Дом возле кладбища. - 64 139 просмотров
  • За дверью - 61 908 просмотров
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Свежие комментарии

PostHeaderIcon Болотные лорды

Автор:Haron
Контакт:arhipenkor@mail.ru
Болотные лорды.
Вас когда-нибудь настигали неодолимые приступы угрюмого, мрачного настроения, когда темные мысли буквально захватывают каждую грань вашего сознания? Наверняка да. Даже самых жизнерадостных и стойких людей иногда накрывает неотвратимая волна безжалостного одиночества и бессилия. Вот с таким тяготящим чувством, глядя на безжизненные, серые пейзажи поздней осени, пролетающие за окном стремительно летящей сельской электрички, я мчался в одну из безвестных деревень нашей необъятной родины. Унылые краски центральной части России в ноябре, сменялись лениво пролетающими столбами электропередач, из-за монотонного движения кажущиеся чуть искривленными. В кармане куртки, рука хрустнула бумажкой, направлением на работу сельским врачом. Да, кому-то может показаться не совсем перспективным ехать к черту на куличики на три года. Возможно даже настолько, что год в армии может показаться куда соблазнительнее, но спасибо, не мне. Так что предложение декана я принял с радостью, хоть для вида конечно и похмурил брови, вроде как задумавшись. Не то чтобы я был совсем недоволен положением. Конечно мятежный юношеский дух немного пострадал от перспективы прожить несколько лет на задворках цивилизации, но в данный момент, без видимых перспектив, все-таки во мне царило мрачное смирение.
Лениво откинувшись на деревянную спинку, я отвел взгляд от окна и стал посматривать на окружающих людей. Их было немного, три человека. В дальнем конце кутался в широкую фуфайку жилистый мужичок со всклоченной бородой, коренастая старушка с веселым огоньком в глазах посматривающая в окно, и усталого вида женщина, лет 50-ти, задумчиво перебирающая руками края потрепанной кожаной сумки. Освещение тускло мерцало, ехать надо было еще около двух часов. Неумолимо клонило в сон, но я боялся проспать нужную остановку, а просить своих соседей по вагону было как-то неуклюже с моей стороны. Да они могли и выйти раньше.
Время неумолимо приближалось к полночи. К этому времени все люди покинули вагон, и стало по-настоящему жутковато. Я уже был бы рад даже скрипучему, холодному голосу «Осторожно двери закрываются», однако в старой электричке явно что-то было с динамиками, и низкий затяжной тон, звучал жутко, с угрозой. Переведя взгляд на окно, я увидел, как влажные полосы стремительно пересекают его косыми линиями. Дождь. Ну только этого сейчас и нахватало. Почему-то из всех обязательных вещей, именно зонт я и не взял. Поскрипывание колес, электричка замедляла свой ход. Обычно тот самый жутковатый женский голос возвещал о остановке, но не в этот раз. Просмотр расписания в телефоне, однако, сомнений не оставил, это была моя остановка. Прихватив небольшой чемоданчик, я вышел на холодный перрон. Дождь шел небольшой, но морозными иголками неприятно покалывал лицо. Меня смутило, то что свет горел только в моем вагоне, разве это обычное дело? Появилось сильное желание добежать до машиниста, чтобы удостовериться что ты не один в этом чертовом месте. Тем временем электричка начала свое плавное движение, растворяясь в дождливой дали. Постояв какое-то время, я оглянулся по сторонам. Ни одного фонаря, ни света луны или звезд, только падающие капли, и темный лес, вокруг узкой полосы железнодорожного полотна. Достав телефон и убедившись в полном отсутствии связи, я с досадой осмотрелся внимательней. От перрона взгляд нащупал нечто отдаленно напоминающее примятые стебли травы, возможно это и была тропинка. Появилась мысль не идти сейчас в потемках, и подождать до утра, но сводящие от холода мышцы протестующе заскрипели при движении. Ну что ж, подумал я, выбор невелик, воспользуюсь этой тропкой. Если что, вернуться всегда смогу по этой же тропе, но стоять на одном месте и мерзнуть явно не лучшая идея.
Тропа извиваясь по небольшой опушке вела под кроны деревьев. Если до этого было темно, то сейчас стало просто как с закрытыми глазами. Дождь барабанил по редким листьям, вода тонкими ручейками стекала на мягкую от пожухлой листвы землю. Лес был лиственный, и очень дремучий. Включив на телефоне фонарик, я был неприятно удивлен низким зарядом батареи. Рассеянный луч фонаря вырывал из зловещего мрака небольшое пространство, на пару шагов. Я осторожно двинулся дальше. Ветер надсадно завывал подобно узнику в зловещем подземелье. Настолько ярко мне это представилось, что я чуть ли не буквально начал слышать лязганье цепей по пути к эшафоту. Тропку покрывали торчащие коряги и упавшие ветки. Так в пути прошло около получаса, но ни одного домика, или огонька мне в поле зрения не попалось. Нарастала паника, захотелось вернуться назад, подождать еще какую-нибудь электричку и послать все к чертям. Неожиданно под ногами захлюпала вода. Внимательно оглядевшись, я увидел, что тропинка уперлась в небольшую поляну, блестевшую от воды. Со следующим шагом, нога провалилась по щиколотку в мутную черную жижу. Ну да. Вот только болота мне тут еще не хватало. Как будто в подтверждение моей догадки в ноздри ударил резкий, затхлый запах водорослей и тухлых яиц. Растеряно оглядевшись по сторонам, я увидел, что тропка поворачивает направо. Подобрав лежащую палку, я проверяя почву, двинулся дальше. Вот полянка, которая оказалась болотом осталась в непроницаемой мгле. Осторожно крадясь по тропинке, я внимательно смотрел под ноги.
Вдруг монотонность моих действий, да и в целом уголок моей психической стабильности, прервало появление в свете фонаря пары сапог, прямо по тропке. От неожиданности я вскрикнул и, споткнувшись о корягу рядом с тропкой упал в поддернутую болотной ряской лужу. Руки и спина незамедлительно намокли в отвратительном хлюпанье, но это явно сейчас меня не беспокоило. В отблеске фонаря, отлетевшего в другую сторону телефона, передо мной возвышалась темная фигура. Высокая, укутанная в какое-то тряпье, с покрытой (каким-то мешком?) головой она невозмутимо стояла на месте. Ноги ее терялись в темноте. Ужас сковал все тело, давил подобно набрасываемым кольцам, не давал пошевелиться.
-Кто здесь? -прохрипел я. Совершено наивный, детский вопрос.
Фигура безмолвствовала. Ветер трепал драный мешок на ее голове, в прорехах которого поблескивало что-то белое. Пролежав какое-то время я дрожа поднялся на ноги. Подобрав телефон я с отвращением подошел к фигуре. В нос ударил резкий запах тухлого мяса. «Почему не убежать прям сейчас?», появилась вполне логическая мысль в голове. Но любопытство пересилило, и я, подойдя к фигуре откинул грязный мешок.
На меня скалясь выбитыми зубами уставился череп какого-то крупного животного. Похожий на коровий, он был на удивление деформирован, имел неправильные очертания, но при этом совершено цел, кроме отсутствовавших зубов. Глазницы находились не на одном уровне, правая была на целую ладонь ниже левой, челюсть была сильно вытянута вниз. Толи от моего движения, или по непостижимой зловещей прихоти, челюсть отпала, и из темного провала выпал длинный, кольчатый шланг, весь в отвратительной красно-зеленой слизи. В нос ударил такой смрад что я от неожиданности снова едва не упал, но удержался. Спустя мгновение до меня дошло что это какие-то внутренности, хотя я упорно и гнал эту догадку прочь. Спустя мгновение вся фигура резко осела вниз, оставив стоять только деревянный крест из кривых палок в обрывках кишок и каких-то внутренностей. Теперь все содержимое вперемешку с грязными тряпками и кусками разложившегося мяса теперь шевелилась у подножия креста. Именно шевелилась. Тысячи белесых червей взбугрились подобно пене эпилептика, красные волдыри в зловонных кусках вздувались, выпуская полчища мерзких падальщиков различных видов и размеров на волю. Тут мои нервы сдали окончательно, не в силах кричать, поскуливая от страха, я, схватив телефон ринулся прочь, назад, по той же тропке, по которой шел. В висках пульсировала кровь, в носу стоял все тот же отвратительный запах гниения дыхание сбивалось. Все мое сознание вопило, отказываясь верить в то что произошло, отказываясь искать логические плеяды, отказывалось выходить из паники. Вдруг, оглушительным для меня звоночком телефон сообщил о разряжении. Свет фонарика, это спасительный лучик, померк. Задыхаясь от ужаса, я упал на четвереньки. Тьма навалилась со всех сторон, только этот чертов ветер, голосом узника насмехался надо мной, а дождь так же колол своими иглами из непроглядной тьмы. Я пополз вперед, пытаясь на ощупь определить тропку, понимая, впрочем, что это глупо. Однако сама мысль остановиться на месте сковывала ужасом, заставляя непослушные, закоченевшие от холода конечности вяло перебирать по лежалой листве. И запах…Этот чертов запах никак не желал улетучиваться из моих ноздрей. Продвигаясь таким образом несколько минут, мои ладони внезапно потеряли твердую опору, и я по инерции влетел лицом в мерзкую, густую жижу болота, окунувшись с головой. Отчаянно барахтаясь, я с трудом выбрался, ужом извиваясь ногами. Болото огорченно всхлипнув тут же затянулось желтоватой ряской. Оттирая лицо, я в отчаянье привалился спиной на ближайшее дерево.
Внезапно туча, закрывавшая луну, отодвинулась, и луна своим мертвенным светом осветила тьму вокруг. Из туманной дымки выступила та самая болотная поляна, которую я заприметил ранее. Вдруг сердце сжалось от ужаса, разливая лед по всем жилам. Вокруг поляны стояли до смерти знакомые фигуры. Одна, две, три, четыре… Больше десятка фигур стояли как молчаливые стражи, негостеприимного леса. Все звуки, звуки ветра, дождя, потонули в моем вопле отчаянья. На том самом повороте тропы откуда я свернул, стояло отвратительное, чудовищное чучело, все с тем же грязным мешком на голове. У меня не оставалось выбора. Шатаясь, едва передвигая ноги я медленно побрел в сторону где я встретил первое чучело. Однако прямо-таки физически ощутимое движение сзади, заставило меня застыть и обернуться. Ближайшая ко мне фигура, как будто стала раскачиваться сильнее. Внезапно из широкого рукава ее тряпочного балахона выпало нечто до ужаса напоминающее серп. Лезвие недобро блеснуло в бледном свете, едва заметно поворачиваясь. Тут луну снова затянуло тучами. Лес пронзил такой силы леденящий вопль ярости, что сердце просто непросто отказалось работать на несколько секунд, из глаз хлынули слезы, тошнота подкатила к горлу. Уже не глядя ни на какие тропинки, я куда-то ринулся, по пути исторгая содержимое желудка. Ветки и коряги нещадно впивались в тело, но от ужаса я не чувствовал ни боли, не усталости, ни холода. Я несся так, как никогда не бегал, потаенный ресурс человека в экстренной ситуации бьющий ключом, переполнял меня. Не знаю сколько так я бежал, падал и полз, наверное, смог бы и дольше. Однако внезапная, острая боль пронзила глаз. Как бы старательно я не прикрывал глазницы, все же какая-то ветка нашла свою цель. От боли я упал, скорчившись на влажной земле. Руки стали ощупывать глаз, однако с омерзением и первобытным страхом я почувствовал только теплую слизь, сочащуюся из глазницы. Думаю, это конец. Я не самый лучший студент, но я понимаю, что такая рана в данных условиях смертельна. И без того кромешная тьма пошла полосами боли в уцелевшем глазу. Что может привести в чувство в таких условиях?
Только одно. Неторопливое шарканье нескольких десятков ног, молчаливое шествие загадочного нечто, в этом дремучем лесу среднерусской равнины. Я замер, моментально закрыв рот рукой, и впившись в нее зубами. Тьма вокруг задавила все, задавила боль, приглушила все чувства, кроме ужаса. Внезапно я ощутил резкую боль в плече. Затем боль полоснула по бедру и предплечью левой руки. Физически ощутив, как лезвие скользнуло по кости, я снова побежал. После пяти минут сумасшедшей погони, я почувствовал, что уже не приходится пробиваться через лесные заросли.
К этому времени дождь закончился. Луна снова осветила окрестности. Лес сменился небольшими холмами с кустарниками, а впереди была деревня. В окнах горел свет, над трубами вился дымок, деревенька выглядела чистой и уютной. Едва не всхлипывая от восторга, я побежал в сторону домов. Аккуратные домики были окруженные оградами, видно, что хозяева очень заботились о хозяйстве. Несколько десятков домиков ютились между двух холмов. Я уже подбежал к ближайшему дому, и заглянул в окно.
Небольшую кухню освещало множество свечей. За столом сидело три…человека. Я побледнел, насколько позволяло мое обескровленное тело, от ужаса глядя в их лица. Один глаз располагался на ладонь ниже другого, искривлённый нос диагональю шел между глаз по деформированному лицу. Практически полностью беззубые рты, не торопясь что-то пережевывали. На столе безошибочно угадывалась, без сомнения запеченное, тело человека. Ребра были раздвинуты, и мерзкие твари неспешно брали внутренности, с аппетитом смакуя мясо, слизывая жир с пальцев.
Рвотные позывы скрутили и без того опустевший желудок. Зажав в очередной раз рот рукой чтобы не закричать, я тихо стал отступать назад. Мысли лихорадочно метались, пытаясь найти лазейку в этой ситуации. Чертовски не хотелось возвращаться в лес, но соседство с уродливыми каннибалами явно было не лучшей идеей. Осторожно крадясь к лесу, я попутно оглядывался на отдаляющиеся дома. Внезапно абсолютную ночь прорезали желтые огни в лесу. По всему периметру вдоль деревни, на лесной просеке заколыхались огромные костры. Вокруг них, едва различимыми силуэтами передвигались темные фигуры. Сердце сжалось, рефлекторно заставляя пригнуться. Я упал в невысокую, пожухлую траву. Оглянувшись назад, я увидел, как твари что сидели в домах покидают их, и стоя рядом с дверьми, замерев смотрят на пляшущие огни. Затем плохо стало окончательно-фигуры рядом с кострами плотным кольцом стали обступать деревню, надвигаясь неспешным маршем. Заскулив от ужаса, я пополз к деревне. Боль тупыми толчками стучала в глазнице и на порезанном теле, ныла буквально каждая клеточка. Лишь лихорадочный ужас, заставлял меня передвигать конечностями вперед. Чуть вдали от деревни я увидел дом, в котором не горел свет. Я поспешно заработал руками и ногами в его направлении. Вы когда-нибудь задумывались насколько мало обзора с одним зрячим глазом? Попробуйте посидеть с закрытым глазом минуту, поймете, о чем я. Сдерживаясь чтобы не стонать от боли и страха я добрался до дома. Он выглядел старым и обветшалым, что меня несказанно обрадовало, наблюдать в нем радушных гостей желания не было. Перевалившись через порог, я привстал на корточки. Внутри был старинный засов на брусе. Закрыв дверь, я огляделся. Пустые комнаты, обветшалые, с покосившимися косяками. Окна были целые, затянутые паутиной и пылью. Единственное исключение представлял собой старинный шкаф в самой большой комнате, со старомодным зеркалом на двери. Подойдя к зеркалу, я просто не узнал себя. Грязное лицо с потеками крови и слизи, заплывший глаз с сочащейся сукровицей, царапины, избродившие лицо. Нужно было срочно найти чем обработать раны.
Я подергал дверцы шкафа, но тщетно, они были закрыты. Обойдя все комнаты я так и нашел ничего подходящего. Ища глазами что-нибудь мой взгляд упал на зеркало. Кроме своего испуганного отражения я увидел окно за своей спиной. А в окне ухмылялось беззубой улыбкой отвратительное существо, с разно посаженными глазами. Я резко обернулся. Нет оно не исчезло. Оно, так же улыбаясь, заострённым серпом заскрипело по стеклу. В такт ударам моего сердца раздался оглушающий хохот со всех сторон. В дверь начали неистово долбить. Я сел на пол в отчаянье закрыв голову руками. Пошарил по карманам в поисках какого ни будь орудия. Рука нащупала ключ, который дал мне декан от дома, в котором я должен был остановиться. Старинный, потрёпанный ключ.
Как в бреду я, покачиваясь, под оглушительный, мерзкий хохот подошел к шкафу. Ключ совершенно легко провернулся в скважине. Сзади дверь наконец поддалась и с хрустом ударилась по стене. В шкафу заботливо протертый лежал мой портфель, который я потерял в лесу. Глупая, полная безумия улыбка никак не хотела сходить с моего обезображенного лица.
Чья-то рука осторожно легла на мое плечо. Образы безмятежного теплого разложения коснулись моего сознания. Боги, которые проиграли, но не погибли, потому что напитаны девственной силой земли. Заблудший сын да приди за искуплением, безумие ничто перед искуплением.
Я дома.

Похожие истории

Похожих историй пока нет...

Комментарии:

Оставить комментарий