Поиск по сайту
Реклама
Топ историй за месяц
Топ 10 историй
Самые читаемые истории
  • О блоге - 6 974 просмотров
  • Пиковая Дама - 802 214 просмотров
  • Реальный случай в метро - 137 997 просмотров
  • Кровавая Мэри - 130 149 просмотров
  • Ожившая невеста - 78 479 просмотров
  • Кукла с кладбища - 74 413 просмотров
  • Младенец в морге - 73 604 просмотров
  • Попутчики в электричке - 56 091 просмотров
  • Случайные связи - 53 632 просмотров
  • За дверью - 50 171 просмотров
  • Дом возле кладбища. - 49 472 просмотров
Рекламный блок
Голосовалка

Нужен чат?

Результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Свежие комментарии

PostHeaderIcon Дневник зараженного. (Апокалипсис) Часть 2

1 день

Автобус прыгает по колдобинам сельской дороги. Я, уткнувшись носом в пыльное окно, пытаюсь разглядеть странные пейзажи, мелькающие в сумраке. Лерка сидит рядом со мной и дрыгает ногами в такт музыки, доносящийся из наушников. Перед моими глазами проносятся прошлые воспоминания.

Тренировочный полигон. Светлана, женщина, которая нас спасла, стоит за бронированным окном, вместе с другими военными. Лерка машет мне рукой и просит кого то, чтоб ее взяли на руки, а то ей плохо видно. Я оборачиваюсь и вижу зараженного, парня моих лет. Он бросается на меня. Я уворачиваюсь и бью ему кулаком в лицо.Костяшки пальцев разбиваются в кровь о его зубы.Зараженный рычит от ярости, на его губах появляется пена. Он прыгает вперед и сбивает меня с ног. Его руки тянуться к моей шее.Чувствую смрадное дыхание его рта.Закрываю глаза, мне хана.Слышу издалека глухой выстрел и женский крик. Зараженный обмякает и валится на меня.Чьи то руки пытаются стащить его с меня. Появляется Леркино лицо.Она плачет и трясет меня. Потом прижимается к груди и горячие слезы прожигают мне щеку. Да, боец из меня никакой.

Леркин экзамен. Я стою за прозрачным стеклом и вижу, как Лерка склонилась над тетрадкой и морщит лоб, пытаясь решить какую то задачу. Потом беспомощно оглядывается вокруг в поисках подсказки. Я беру военный бинокль,читаю задачу в ее тетрадке и шлю смс с готовым ответом. Лерка смотрит на телефон, читает ответ и улыбается. Вскакивает из за парты и бежит к Светлане, размахивая выполненным заданием. Света грозит мне кулаком, а военные, позади меня, весело хохочут.

На очередной выбоине, автобус подбрасывает вверх, я ударяюсь лбом об окно и возвращаюсь в реальность. Нас, все таки взяли в экспедицию. Автобус является разведывательным. Светлана сидит в конце, где находится закуток радиста.На крыше автобуса стоит пеленгатор, который медленно крутится по часовой стрелке. Серега, контрактник и похоже, что Светлана неровно к нему дышит. — Тили тили тесто, жених и невеста,- шепчет мне в ухо Лерка. Я ее одергиваю. Как бы нас не вернули обратно.

Воспоминания снова меня уносят назад. Последний брифинг перед отправлением. Светлана, в военной экипировке, стоит перед доской, где наклеена фотография города, вид сверху. Лазерной указкой,она показывает место, откуда был зафиксирован последний сигнал живого человека. Было странное послание, в котором, искаженный от помех, голос, говорил что то, об источнике заражения. Решено было отправить туда разведку с военной поддержкой. Задача разведки, запеленговать место источника сигнала и по возможности выяснить обстановку в городе. Военные будут стоять на черте города и по тревоге, сразу двинуться вперед.

Меня одергивает крик Светланы. Смотри, говорит она и показывает в окно. Мимо нас проплывает разрушенная бензоколонка. Пожар, охвативший ее, сжег там все дотла. Стоят обгоревшие кузова машин и в одном из них виднеется скелет человека. Я толкаю Лерку и с ее лица сползает улыбка. Прошло чуть больше года, как она потеряла родителей из за зараженных.

Бородатый водитель, в камуфляже, показывает рукой вперед. Приближается город. Светлана пересаживается поближе к нам. Говорит, чтоб мы были внимательными и смотрели в оба. — А то мы не знаем, блин. Мне уж 16 лет и я уже большой, чтоб со мной разговаривали как с ребенком. Конечно, это я сказал про себя, чтоб не получит затрещину. Рука у Светы тяжелая, несмотря на то, что она худенькая.

Город встречает нас тишиной. Кажется мы неправильно решили, въехать в город ночью. Надо вернуться и дождаться утра.Только открываю рот, чтоб сказать это, как сзади падает фонарный столб, перекрывая дорогу назад. Бородач рвет коробку передач и бросает автобус вперед. Он сворачивает с главной улицы и начинает петлять, уходя от засады. Вслед несутся выстрелы. Странно, зараженные не могли стрелять раньше.

Сергей, в рацию, передает координаты, где была засада. Потом поворачивает изумленное лицо к нам. В городе мощная глушилка. Меня никто не слышит. Надо убираться из города. Лерка прижимается ко мне.Я обнимаю ее и смотрю на Светлану. Ей принимать решение. Она хмурит брови. Мы не далеко от места последнего сигнала. Если уедем, то другого шанс может и не быть. — Дура,- оборачивается к ней бородач,- какой шанс? Нас тут перещелкают как котят. Надо сваливать из города, а потом зачистим напалмом и все дела. — А если тут живые люди? — Света приняла решение.- Я иду пешком, к источнику сигнала, а ты вывози автобус и возвращайся с подмогой.

Я смотрю, как Светлана исчезает в ночи.- Дура,- еще раз произносит водила и захлопывает дверь автобуса. Мы медленно крадемся переулками, пытаясь в темноте найти выход из города. Внезапно, кто то сверху, прыгает на крышу автобуса. Раздается вой и в ответ раздается такой же вой в темноте улицы. Кажется нас окружают.Тот, кто была на крыше, ногами выбивает боковое стекло и ныряет в автобус. Изможденного вида, худой мужчина с безумными глазами, бросается на меня. Лерка кричит и лезет под сидение.Я судорожно пытаюсь вытащить пистолет, который мне дала Света, но не успеваю.Раздается выстрел и мозги зараженного окрашивают кожаные сидения. Сергей невозмутимо убирает пистолет в кобуру, поднимает тело и выбрасывает в разбитое окно. Бородач поднимает большой палец вверх. Серега подмигивает мне и возвращается в свой закуток, где снова пытается передать сообщение военным.

— Тупик, — кричит водила через 5 минут. — Надо разворачиваться и искать другой путь.Он медленно пятится задом, чтоб найти свободное место и развернуть автобус. В него начинают лететь камни, сыпется разбитое стекло. Грязные руки с кровавыми ногтями тянуться из ночи в свет. Бородач увеличивает скорость. Под колесами раздается хруст и дикие вопли. Неожиданно машина глохнет. Водила вытаскивает пистолет и начинает стрелять в темноту улицы. Сергей бросает рацию и начинает стрелять в заднее стекло автобуса. Я вытаскиваю Лерку из под сидения и выглядываю в боковое окно.С правой стороны, автобус стоит близко к стенке дома и на уровне асфальта виднеется окно в подвал.- Прячьтесь,- машет нам рукой Бородач, — мы с радистом прикроем вас. Серега согласно кивает головой и перезаряжает обойму. Я приподнимаю Лерку и помогаю спуститься на землю. Перед тем как вылезти, я бросаю взгляд на водилу. Он открывает аптечку и всаживает себе в ногу двойную дозу антибиотика.Увидев, что я смотрю на него, подмигивает.
-Если увидим меня живым, я точно кусаться не буду.

Я разбиваю окно подвала и мы с Леркой протискиваемся в узкую щель окна. Колесо автобуса загораживает обзор, но я вижу много грязных босых ног, которые крутятся вокруг машины. Стоит жуткой вой и рычание, которое перемеживается жалобным стоном, когда кто то из них, падает на землю, с простреленной головой. Со стороны выхода из тупика раздается топот ног, обутых в ботинки.
-Вот они, — раздается крик. Зараженные отступают от автобуса и бросаются на новеньких. Автоматные очереди косят тела надвое. Через минуту все было кончено. 5 человек в гражданской одежде переступают, еще дрыгающие в конвульсиях, тела зараженных и подходят к автобусу. — Я живой,- кричит Сергей из разбитого заднего окна и поднимает руки вверх. Раздается пистолетный выстрел. Сергей исчезает внутри автобуса. Лерка всхлипывает и я зажимаю ей рот рукой.
— А теперь мертвый, — один из новеньких кивает головой второму.-Сходи проверь, есть ли кто там еще. Это военные. Они не должны узнать, что это мы сделали. Полноватый мужичок трусцой бежит к автобусу.Через минуту он выглядывает из заднего окна.- Все чисто. Никого больше нет.
Раздается выстрел и толстяк исчезает в проеме окна. Я успеваю заметить тень водилы, который бежит в сторону переулка. Автоматные очереди рассекают автобус пополам.Гильзы со звоном бьются об асфальт и некоторые отскакивают к нам.
— Хватит. Стойте. — Кричит главный. — Осматривает осторожно автобус, выносим все ценное и уходим. Военные все спишут на зараженных.

Чертовы мародеры. Я сижу на грязном диване, который оказался в этом подвале. Рядом сидит, прижавшись ко мне, Лерка. Она уже уснула, но и во сне продолжает всхлипывает. Чертовы мародеры убили Серегу. Я сжимаю кулаки. За что? Как много несправедливости в этом мире. Надо утром пойти искать Светлану.С этим мыслями, я проваливаюсь в беспокойный сон

2 день

Утром, я просыпаюсь от толчка Лерки. — Я есть хочу и в туалет хочу.
Выглядываю в окно. Уже светлеет, хотя достаточно темно. Вылазию из подвала и протягиваю руку Лерке.Приказываю стоять на месте, а сам заглядываю в автобус.Сереги нету. Вероятно, его унесли с собой мародеры, так как выстрел в голову, не спишешь военным на зараженных.Иду по битому стеклу к своему месту и нахожу между сидениями свой и Леркин рюкзак. Коробки с вакциной пропали как и оружие с боеприпасами. Рация разбита автоматной очередью. Выхожу из автобуса и показываю дальний переулок, куда исчез водила.
— Пойдем туда, может Бородача найдем. Лерка молча кивает,так как рот уже занят шоколадкой.

В переулке никого нет. Витрины магазинов на первых этажах, зияют разбитыми проемами.Стоит мертвая предрассветная тишина.Слышен каждый шорох, каждый скрип открытой двери в домах.Мы осторожно крадемся вдоль стены дома, стараясь не попадать на освещенные участки улицы. Из разбитой витрины продуктового магазина появляется собака.Увидев нас, она начинает рычать.Я вскидываю руку с пистолетом. На рычание собаки отзываются другие. Стая. Я отодвигаю Лерку за свою спину и начинаю потихонечку отходить назад. Свора бездомных собак, рыча, так же медленно направляются в нашу сторону. Безумные глаза, пена капает с оскаленных клыков. Глаза налитые кровью. Зараженные собаки. Как это случилось, нет времени думать. Лерка дергает меня за руках.- Смотри. Сбоку зияет проем открытой двери. -Беги,- кричу я и стреляю в ближнюю собаку.Она визжит и кубарем катится на проезжую часть.Остальные собаки бросаются на меня. Лерка исчезает в темном проеме подъезда, я бегу следом и захлопываю дверь.По другую сторону раздается рычание, лай и скулеж. Дверь вздрагивает от ударов, но я держу крепко. Лерка стоит на лестничном пролете и со страхом смотри на меня.
— Поднимайся наверх и ищи открытые квартиры.Она кивает головой и бежит на второй этаж.

На улице притихло.Я смотрю в щель двери и вижу как собаки полукругом расположились напротив нашей двери.- Мда, отсюда нам не выбраться. Лерка кричит сверху, что нашла свободную квартиру.Я тихо отступаю по лестнице и взлетаю на третий этаж. Лерка машет мне мне рукой, я вбегаю в квартиру,щелкаю замком и выдыхаю.- На какое то время, мы спасены.

Проверяем квартиру и обнаруживаем сюрприз. На кровати, в темной зашторенной комнате, спят два человека. Осторожно приблизившись, я вижу, что это зараженные. Грязные худые тела, едва прикрыты остатками оборванной одежды. Дыхание частое и громкое. Лерка громко екает, но зараженные не просыпаются. Мы осторожно выходим из комнаты, закрываем дверь и придвигаем тяжелый шкаф. Идем на кухню. В холодильнике шаром прокати, но в чайнике осталась вода. Жадно пьем по очереди,а потом выглядываем в окно. Собаки лежа и сидя, караулят нашу дверь.
— Надо искать другой выход.

Пока отдыхали на кухне, в переулке появилась легковая машина. При виде нее, собаки вскочили и бросились бежать. Раздались выстрелы. Две собаки заскулили и стали вертеться юлой, пытаясь достать место, куда укусила пуля. Следующие выстрелы успокоили их навсегда. Из машины, с хохотом, выбрались двое. В одном, я узнал главного из мародером. Показав рукой на подъезд, он крикнул другим: — Проверьте, что собаки там искали. Из машины неуклюже выбрали еще двое, обвешанные оружием, как елка гирляндами и направились в нашу сторону.
— Бежим наверх, — я потянул Лерку в коридор. Внизу хлопает дверь. Пока Лерка прыгает по ступенькам вверх, я отодвигаю шкаф в комнату с зараженными и стреляю в одного из них. Второй открывает глаза и видя меня, протягивает руки.Я бросаюсь на лестницу и бегу вслед Лерки. Внизу хлопает дверь и слышится топот бегущих ног. Из квартиры появляется зараженный, который бежит вниз и натыкается на вооруженных людей. Раздаются крики, выстрелы, но нам уже все равно. Мы стоим у запертого чердака, который ведет на крышу. На двери замок. Я прячу Лерку за спину, отодвигаюсь как можно дальше и стреляю в него. Дужка замка отлетает и дверь распахивается. Мы выбегаем на крышу дома и бежим к соседнему подъезду. Вслед за нами появляется один из мародеров. Одной рукой он держит автомат, второй рукой прикрывает шею, из под которой течет кровь.-Стоять,- орет он и пускает над нами очередь. Мы замираем. Мародер подходит к нам. — Вы кто такие, — он поводит дулом автомата с Лерки на меня и обратно.- Вы с ними,- он кивает в сторону густого дыма, который стал подниматься со стороны въезда в город. — Наши, — важно кивает Лерка, — они вас найдут и отомстят за Сережу.- Помолчи, — я дергаю Лерку за руку. — Ляпаешь, что попало.
У мародера на губах появляется пена.- Я стану как они, — он кивает куда то сторону. — Да, если ты не сделал себе заранее вакцину.- У нас ее отбирают и куда то увозят в ту сторону, — мародер грустно ухмыльнулся. -Суки, кто то, за наш счет, выживает. Он подходит к краю крыши. — Не хочу быть как они, но и вы сдохните. В его глазах появляется безумный блеск.
— Падай, — кричу я Лерке. Она мешкается и мародер посылает очередь в ее сторону. Я подбиваю ее колени и очередь проходит над ее головой. — Мамочки, — всхлипывает Лерка, больно ударившись головой. Я вытаскиваю пистолет, но не решаюсь выстрелить. В живого человека, я еще не стрелял. Мародер отбрасывает автомат в сторону и начинает рычать.- Ну, а теперь можно. Я стреляю ему у живот и мародер согнувшись, теряя равновесие, летит с крыши дома. Вой обрывается с глухим шлепком об асфальт. Я подхожу к краю и смотрю вниз. Рядом с упавшим телом, стоят два мародера и смотрят на меня. Один дает очередь вверх и я отшатываюсь.

Бежим к другой стороне дома. Перед нами ржавая аварийная лестница,которая обрывается, метрах в 2х от земли.Я первым начинаю спускаться, Лерка следом за мной. Спрыгиваю на землю и ловлю Лерку. Хватаю за руку и тащу подальше от этого дома.Я запомнил место, куда показывал мародер. Местом, куда отвозили наши вакцину, была остроконечная церковь. Кстати, недалеко от нее и Светлана уловила сигнал. Будем пробираться туда.

Стало окончательно светло. Время близится к полудню, но в городе по прежнему пусто. Вдалеке слышится канонада. Военные зачищают город. Как бы нам не попасть под горячую руку. Выходим на большую площадь с памятником Ленина. Он протягивает руку вперед, по иронии судьбы, в сторону церкви. Мелкими перебежками пересекаем прощадь, прячась за остовами брошенных машин и разбитых палаток. В конце прямой улицы, вдалеке, виднеется церковь. Рядом стоит брошенная машина с открытой дверью.Я заглядываю внутрь. Ключ в замке зажигания. Спасибо Свете, научила водить машину. Поворачиваю ключ зажигания и машина начинает мелко вибрировать.
— Садись, — я открываю соседнюю дверь. Лерка запрыгивает в машину и сразу лезет в бордачок. Я осторожно выжимаю сцепление и медленно трогаюсь с места. Если ничего не случится, через пару минут будем у церкви.

Накаркал. Как только тронулся с места, на площади появилась легковушка мародеров. Раздались выстрелы в воздух и улюкание.Я прибавил газу, машина чихнула и дернулась. Я глянул на приборную доску. Вот почему машина брошена. Бензина почти нет.Медленно катимся по улице. Церковь приближается, но очень медленно. Преследователи почти рядом. В зеркало заднего вида, я вижу водителя. Тот самый, кто застрелил Сергея.Он размахивает пистолетом и кричит,чтоб мы остановились. Единственное, что я могу сделать, это не пропускать его вперед.Улочка узкая, загромождена брошенными машинами и мародеры не могут нас обогнать.Я чувствую удар в багажник, еще один. Скоро моя машина заглохнет. Сквозь шум и рев моторов, я не слышал выстрел, но машина мародеров неожиданно вильнула в сторону и врезалась в другую машину. Мы медленно стали удаляться от них. Из машины выскочил пассажир и стал угрожать кулаком и сыпать проклятиями. Раздался еще выстрел и мародер медленно сполз на землю, держась за живот. Главарь выпрыгнул из машины и бросился в арку дома. Навстречу нам, поднимая руку вверх, вышел мужчина в военной форме. Бородач.

Водила ночь провел в брошенной квартире, недалеко от церкви. Нам туда нельзя. Он видел, как машина мародеров, заезжала на ее территорию и коробки с вакциной исчезли в дверях церкви. Что странно! Мародеры не заходили в церковь.Они оставили коробки на улице и поспешно уехали. А вакцину в церковь заносили люди, по виду похожие на зараженных. Надо дождаться ночи и пробраться внутрь, чтоб понять,что там происходит. И успеть до завтра, так как военные доберутся до церкви к следующему утру. Водила показывает нам квартиру, где ночевал. Лерка заваливает на диван, укутывается в одеяло и сразу засыпает. Мы же с водилой, идем на кухню, откуда открывается хороший вид на церковь.- Смотри, — Бородач тыкает пальцем вверх. С крыши нашего дома тянутся провода в чердачный проем церкви. — Меня провод не выдержит, но если ты с веревкой спустишься, то я смогу следом попасть на чердак.- А Лерка? — Лерку запрем в комнате.

Когда стемнело, мы разбудили Лерку. Девочка умная, поняла все со второго слова, потому что с первого не поняла и захотела с нами. Попыталась поплакать, взять нас на жалость, но все таки дошло, что будет нам обузой. Получив ценные указания, не высовываться в окно и никому не открывать, мы вышли в коридор и поднялись на крышу дома. Провод был обесточен и я в кожаных перчатках и обмотанный бухтой веревки, стал спускаться по проводу. Водила, шепотом говорил мне, не смотреть вниз и что я молодец. — Ага, — сказал я и посмотрел вниз. Руки задрожали и я замер посередине пути. Страх парализовал меня до костей. Оказывается, я боюсь высоты. Слышу шепот Водилы, чтоб я продолжал двигаться, иначе руки устанут и я упаду. — Утешатель, блин. Собираюсь с силами и закрыв глаза начинаю перебирать руками и ногами, пока не утыкаюсь в балкон чердака. Падаю мешком на пол и пытаюсь отдышаться. Холодный пот струйками бежит по позвоночнику. Кое как встаю и привязываю канатную веревку к бетонному поручню балкона. Смотрю как Бородач, словно обезьяна, быстро спускается на балкон. Спрыгивает и хлопает меня по спине.- Молодец.Справился.
— Да, я справился. А теперь я хочу в туалет,- мысленно говорю я.

Проникаем на чердак. Под ногами шуршит солома. Пахнет плесенью и кошачьим дерьмом. Еще нам не хватает зараженных кошек для полного счастья. Водила крадется к выходу и медленно открывает дверь. Машет мне рукой.
— Давай. Мы выходим на пролет третьего этажа и начинаем спускаться вниз. На втором этаже, открываем дверь и вступаем темный коридор, по обе стороны которого идут двери. Водила осторожно открывает первую левую дверь.Келья. Мужчина в белом балахоне стоит на коленях и молится на крест. Услышав шорох, он оборачивается. Зараженный. Как такое может быть. Монах вскакивает и с рычанием бросается на нас. Легким движением руки, Бородач ломаем ему шейные позвонки и тихо укладывает мертвое тело на пол. Хлопает рукой по телу: — Полежи, отдохни. На том свете скажешь спасибо. — Юморист, блин. Интересно, где он служил.

Прошли весь второй этаж. Водила убил еще 2х зараженных монахов. Как такое может быть. Кто их этому научил. Пока без ответов.Спускаемся на первый этаж. Перед нами холл, от которого разные стороны уходят коридоры. В одном из них слышится органная музыка. Неожиданно открывается дверь, громкость музыки увеличивается и в холл выходит зараженный монах. Увидев нас,он замирает. Водила бросается к нему, но тот неожиданно поднимает руку. -Стой! — медленно рычит он, — у меня ваша женщина.

Бородач замирает. Пытаемся разглядеть лицо под капюшоном. Все признаки заражения, но при этом он разумен.
— Как у тебя это получается?,- водила осторожно приближается к монаху. — Вера, — голос с рычанием срывается с губ монаха. -Только вера, может помочь обрести спокойствие. Но я устал сдерживаться, мне тяжело, я хочу вылечиться. Рычание снова прорывается из горла. Блеск безумия сверкает в глазах монаха.
— Господь послал нам испытание и мы должны с честью вынести его. Но я устал, мои силы на исходе. Вы должны нам помочь.
С разных сторон на нас бросаются зараженные. Они рычат, но не кусают, держат крепко, словно в смирительной рубашке.
— Я специально вызвал помощь от вас, нам нужна была вакцина. Но она не действует. — Вакцина не действует. Смотрите. Он втыкает в ногу один шприц, второй, третий.- Не работает. Лишь ослабляет действие заражения и если не колоть, то мы скоро превратимся в животных. Поэтому мне нужна ваша кровь. Зараженные расступаются и я вижу, как двое монахов ведут Леру за руки. Увидев нас, она дергается.
-Я не открывала, они сами открыли дверь.

Нас ведут в подвальное помещение. В комнате, полно медицинских приборов и операционный стол. Монах подходит к столу и почти нормальным голосом говорит: Я хочу сделать полное переливание крови. Действие вакцины слишком мало. Нужно лечить весь организм. Мы пропустим кровь этой девочки через тело зараженного. Это должно помочь. И первым испытуемым будет ваша женщина. В глубине комнаты, я замечаю дверь, которая открывается и двое зараженных вводят в кандалах, третьего зараженного. Светлана!! Безумный блеск глаз, пена у рта. Руки, разодранные в кровь. Никого не замечая, она рычит и пытается вырваться.
— Я ее заразил, — монах смиренно кладет руки себе на грудь.- Такова воля господа нашего.
— Дура,-сплевывает на пол водила. — Поперлась в ночь одна, вот и получила. Господь тут не причем.

Лерка лежит на операционном столе. Монах дает ей наркоз и она перестает вырываться. — Прости сестренка, ничем не могу помочь, — я оглядываю помещение в поисках спасения. Два монаха крепко держат меня за руки. Светлану привязывают к столу рядом с Лерой. Подключают систему жизнеобеспечения. По прозрачным проводам начинает циркулировать Леркина кровь и поступать в организм Светланы. Все затаили дыхание. Монах начинает порыкивать и кивком головы просит принести всем по одной вакцине. Я остаюсь с одним зараженным. Пистолет упирается мне в бедро. Почему то зараженные забывают об оружие, когда на них накатывает животный инстинкт.Я осторожно кладу руку на рукоять пистолета и жму на курок. От грохота в замкнутом пространстве закладывает уши.
Зараженный отскакивает от меня, но потом с рычанием бросается снова. Я успеваю вытащить пистолет и стреляю монаху в живот. С воем, тот падает на пол. Краем глаза, вижу суматоху, в другом конце комнаты. Водила вырывается из рук монахов и начинает метелить их, одного за другим. Одному сворачивает шею, второму, который протягивает к нему руки, ломает их. Вытаскивает свой пистолет и делает контрольный выстрел. Мы оборачиваемся к операционному столу. Монах исчезает в потайной двери. Водила бросается к столу и выключает аппарат откачки крови.

Лерка начинает приходить в себя. Слабым голосом она завет меня. Увидев, тянет ко мне руки и просит забрать ее из этого ужасного места. Водила суетится вокруг Светланы. Она моргает глазами, но молчит.- Нет времени больше ждать.Он берет ее на руки и выходит из комнаты. Я следом, с Леркой на руках. Поднимаемся из подвала на первый этаж. Зараженных монахов нет. Мы выходим на улицу и идем к брошенной машине. Водила мягко укладывает Светлану на заднее сидение, молча смотрит в ее лицо.- Ну, дура. Хлопает дверью и садится за руль. Я с Леркой на руках, сажусь рядом.
— Взять их, -слышится крик монаха и со всех сторон на нас бросаются зараженные. Водила рвет коробку передач и мы начинаем давить монахов, которые бросаются под колеса.
— Не выпускать их,- орет монах и первым лезет в гущу зараженных. — Отдай девочку. Она нам послана богом.
Он бросается на капот и перед нами появляется искаженное лицо зараженного. Потеряв последние остатки человеческого разума, на нас глядело само зло. Вращая налитыми кровью глазами, монах пытался разбить лобовое стекло. Водила дал назад и зараженный слетел с капота машины. Переключив на первую скорость, бородач медленно переехал зараженного монаха. Машина подскочила как на ухабах. Бородач закусил губу и снова дал полный назад, переехав монаха снова. Лишившись предводителя, зараженные стали разбегаться. Спереди образовался свободный проход и водила выехал из ворот церкви. Сзади послышался разочарованный вой зараженных, самые настойчивые пытались бежать следом. Водила увеличил скорость и мы на одном дыханием проскочили площадь с Лениным и повернули в сторону дыма, который поднимался высоко в воздух.
— Я не дура, — послышался с заднего сидения слабый голос.- А где Сергей?

Водила молчит, из прокушенной губы течет кровь. Я делаю вид, что занимаюсь Леркой. Светлана приподнимается с заднего сидения и осматривается по сторонам.- Где я? Что со мной было? Голос у Светы крепнет и в нем проявляются какие то странные рыкающие нотки. Мы с водилой обмениваемся взглядом. — Скоро будем на месте, там все узнаешь. Водила говорит успокаивающем голосом и при этом взглядом показывает мне:- следи за ней. Я киваю и смотрю в зеркало над лобовым стеклом, в котором отражается Светлана.Она растерянна и постоянно поправляет прическу. Впереди появляются противотанковые ежи и кпп. Солдаты в военной форме, поднимают правые руки вверх, с просьбой остановится. Узнав Светлану и нас, один солдат отодвигает ограждение и мы проезжаем в узкий проход. Второй солдат показывает нам направление и извиняющим тоном говорит. — вам туда. Сначала надо пройти карантин.

В карантине народу немного. Это спортивный зал одной из школ. Люди сидят на трибунах или бесцельно бродят по площадке. Периодически, кого то выводят и никогда не возвращают. Внезапно, я вижу мародера. Забыв, что рядом Светлана, я толкаю водилу.
— Это он, убил Сергея. И только потом вижу лицо Светы. Оно бледнеет. Она смотрит на мародера и тот замечая ее взгляд, замирает на месте. Рыкающим голосом она переспрашивает: — Он? Точно?
Я киваю и отодвигаюсь от нее. С диким ревом, Светлана прыгает с трибуны на площадку и бросается на мародера. -Стой, дура!! — орет водила. Светлана ничего не слышит. Она валит мужика на землю и впивается зубами ему в горло. Потом руками начинает раздирать ему кожу на лице, груди. Наносит удары кулаками в грудь, ломает грудную клетку. Слышится хруст ребер. Светлана вырывает сердце из груди мародера и впивается в него зубами. Люди в панике разбегаются. Появляется военные с оружием и окружают Светлану. Она не обращает ни на кого внимает и с жадностью ест сердце.
— Нет, — кричит водила и бросается сквозь строй солдат к Светлане.- Ну дура, ну какая же ты дура.
Он вырывает сердце из ее рук и отбрасывает в сторону.- Все в порядке. Все в порядке. Она не зараженная. Девочка просто психанула.

3 день
Я лежу в палате. Хорошо,что без капельницы. Светло, чисто, уютно. В голове пустота. Напротив, на стене, работает телевизор, без звука. На экране диктор шевелит губами и что то рассказывает. Потом появляется картинка. Город, в котором мы были. Военные с огнеметами ходят по улице и выжигают все живое. Повезло нам, успели выбраться. Поворачиваю голову. Через прозрачное стекло вижу кровать с Леркой. Она машет мне рукой и показывает, что то в руке. Поднимаюсь и подхожу к стеклу. В руке у нее какая то карта.
— Я нашла ее в бардачке.Тут еще что то написано. Она прислоняет карту к стеклу. — Всем, кто это читает. Я заболел, но не хочу умирать. Люди говорят, что на севере есть город, в котором изобрели лекарство от этого вируса. Всем, кто хочет вылечится, быстрее идите в этот город. Я указал стрелками направление.
у меня выступает испарина на лбу. — Боже, вирус распространяется дальше. Мы не смогли его остановить в этом городе.

Слышу шум в коридоре. Перебранка.- Молчи, дура. Не смей мне перечить. В ответ раздается рыкание. Дверь в палату открывается и входит водила со Светланой. Я прижимаюсь к стене.- Спокойно, — руками останавливает меня Бородач. Со Светой все в порядке. Леркина кровь помогла ей. Заражения нет, хотя остался один побочный эффект. Ей нельзя волноваться. Если уровень адреналина превышает допустимые нормы, у нее срывает башню и она перестает какое то время контролировать себя. В общем, штучка еще та. Я упросил руководство взять контроль над ней и следить,что ее никто не волновал. Я с сомнением смотрю на него.- Не сомневайся, — водила усмехается,- и не таких укрощали.

Я рассказываю про карту и письмо. Водила мрачнеет.- Надо сказать руководству. Срочно направлять в тот город новый отряд. — Сейчас вернусь. — К-к-контроль, — голос замирает у меня в горле. Оставшись одна, Светлана подходит ко мне. -Слабак. С зараженным не смог справится. Завтра отправлю в тренировочный лагерь. Будешь жить в спартанских условиях и никаких поблажек. Будешь сачковать, — Света приближает ко мне свое лицо, — знаешь что будет? — Ее губы приближаются мне, обнажая острые клыки. Она нюхает меня, как животное. — Пахнешь страхом, это хорошо. Значит хорошо будешь заниматься.
— А вот и я,- водила влетает в палату и Светлана резко от меня отшатывается. — У вас все в порядке. Чего ты такой бледный
-С ним все хорошо, — Света мило улыбнулась. — Он просто изъявил желание отправится в тренировочный лагерь, чтоб накачать мыщцы и перестать быть слабаком.
— Серьезно, — Бородач хлопает меня по плечу, — молоток пацан, я не думал, что ты сам предложил.
Я сглатываю комок в горле. — Конечно сам. Не она же заставила.
Водила весело смеется этой шутке. — Был у начальства. Они дают два месяца на подготовку к операции. Я назначен ответственным за нее. Света, мой зам. Так что, еще увидимся.
Они выходят из палаты и я вижу, как Света обернувшись смотрит на меня. Ее губа приподнимается и вижу как она рычит на меня сквозь стекло. — Боже, помоги мне выжить в тренировочном лагере.

(с) Хихикающий доктор


Похожие истории

Похожих историй пока нет...

Комментарии:

9 комментариев на “Дневник зараженного. (Апокалипсис) Часть 2”

Оставить комментарий